Browse By

Новые песни

Европейские элиты, похоже, не только осознали и озвучили крах мультикультурализма, но и начали активный поиск альтернатив. Одной из таковых должен, по идее, стать «немецкий ислам» — эта тема активно муссировалась в прессе в конце прошлого года. Феерически глупая идея — Россия уже наступила на эти грабли с казённым православием, и попытка наступить на них ещё раз, теперь с исламом (немецким, французским, русским, китайским — нужное подчеркнуть) похожим образом и завершится. Единственная, на мой взгляд, позитивная альтернатива религиозному мракобесию — дальнейшая секуляризация и распространение научного подхода к пониманию окружающего мира, но, несмотря на её очевидность, мало кто на надлежащих уровнях обдумывает её, и нет серьёзных оснований надеяться на широкое и повсеместное внедрение. Причины такого положения тоже более или менее ясны, и говорить об этом в рамках дневниковой записи невместно.

Однако, делать-то что-то надо, поэтому поиски идут. И вот — очередная находка: турецкие алавиты. В русской Википедии есть об алавитах небольшая статья, но основное внимание в ней уделено алавитам Леванта, а о турецких сказано лишь вскользь — «турецкие алавиты, составляющие, по сведениям некоторых благожелательно настроенных журналистов, до трети населения Турции, видимо, представляют собой самостоятельный феномен, сильно отличающийся от левантийского». И вот, «Die Welt», судя по всему, не без удовольствия, представляет нам живущих в Германии турецких алавитов — в том числе и как альтернативу исламу.

Бывшая церковь в Берлинском районе Кройцберг теперь называется «Чем-Хаус» — молитвенный дом религиозной общины алавитов. Много молодёжи — в том числе щебечущих девушек с блестящими заколками в причёсках. Не нужно быть экспертом по исламу, чтобы понять: это не мечеть. Председатель культурного общества анатолийских алавитов произносит несколько приветственных фраз, посвящая их своей новой родине: он благодарит Германию. Прежде всего за то, что здесь алавиты впервые смогли самоорганизоваться без опасения подвергнуться репрессиям — как это случилось бы на родине их отцов, в Турции.

Мусульмане считают алавитов «неверными» и «безбожниками». При этом от четверти до трети (!) из 3 млн. живущих в Германии выходцев из Турции — алавиты. Более точных данных нет. Статистика говорит о 4,2 млн. мусульман в ФРГ. Алавиты входят в это число, хотя вопрос о том, являются алавиты мусульманами или нет, не прояснён до сих пор. «Ортодоксальные» мусульмане обвиняют алавитов в «безбожии». Турция не признаёт алавитов как религиозное сообщество — там их принудительно записывают мусульманами. Однако большинство алавитов дистанцируются от ислама.

Али Эртан Топрак, вице-президент Алавитской общины ФРГ запивает водой «карривурст» (сосиска в остром соусе-карри) — он в командировке в Берлине, приехал сюда из Кёльна. Алавиты не придерживаются халяльных предписаний — им не запрещено есть свинину, да и от алкоголя они отказываться не обязаны. В столице Топрак намеревается добиваться разрешения, чтобы уроки религии в школе могли вестись и алавитами для алавитов. В семи федеральных землях это уже происходит. Топрак только что встречался с генеральным секретарём ХДС Германом Грёэ.


Алавиты — единственная религиозная группа из «исламского культурного круга», признаваемая в Германии религиозной общиной (не входящей в исламскую). В настоящее время только в земле Северный Рейн — Вестфалия исламские уроки религии проводятся с официального одобрения. Топрак, однако, хотел бы видеть в немецких университетах кафедры алавитской теологии, как и отдельные уроки религии для детей алавитов. «Мы не хотим, чтобы нас ещё и в Германии насильно исламизировали», — говорит он.

Топрак — «немецкий образец» алавита. «Для многих мы — последняя надежда на то, что ислам может быть демократическим в западном понимании», — считает он. «Но у нас совершенно иная, самостоятельная религия. Мы, конечно, чтим Коран, но наравне с Библией, и не выводим оттуда никаких обязательных к исполнению указаний. Мы отвергаем шариат. Алавитки не носят ни паранджу, ни головных платков. Я ощущаю себя алавитом в гораздо большей степени, нежели мусульманином. Если сравнивать алавитскую религию с исламом, обнаружится очень мало общего». Особенно негодует Топрак по поводу исламской нетерпимости.

Но и в Германии дети алевитов подвергаются травле. 17-летняя Черен, сегодня — гимназистка 11-го класса, во время посещения начальной школы нередко вынуждена была тайком съедать свой завтрак в период поста рамадан. «Мусульманские дети обзывали меня «неверной» за то, что я не постилась», — рассказывает она. Вообще для алавитов рамадан — тяжелейший период года. Обеспокоенные матери со всей Германии звонят руководству алавитской общины, жалуясь на то, что их дочь обозвали «блядью» из-за отсутствия платка на голове или за ношение мини-юбки.

Долгое время алавиты скрывали свою принадлежность. «Не лезть в глаза» — вот что было их девизом. В некоторых семьях дети вообще ничего не знали о том, что они — алавиты. Их дискриминация достигла высшей точки 2 июля 1993-го, когда разъярённая толпа подожгла в гостиницу в г. Сивас (б. Себастия, Каппадокия), где находились несколько видных алавитских интеллектуалов. В огне погибло 37 человек. Турецкое правительство характеризовало это преступление как «печальный инцидент».

Это нападение стало поворотным пунктом, говорит Топрак. С этого момента алавиты обратились к сопротивлению. В Германии они впервые получили признание как религиозная общность. Алавитская община входит в Исламскую конференцию ФРГ и в рамках этой организации последовательно борется с консервативными исламскими объединениями. На одной из встреч в конце прошлого года ответственный за диалог от Турецко-исламского союза Дитиб Бегихр Альбога заявил о растущей в Европе исламофобии, сравнив положение мусульман с гонениями на евреев. Топрак возмутился и назвал подобные аналогии недопустимыми. «В Германии ничуть не больше расизма, чем в других европейских странах. Ни одной из правых популистских партий не удалось здесь укрепиться. Это говорит о прочности гражданского общества».

По мнению сотрудников МВД, алавиты — единственные, с кем налажено беспроблемное взаимодействие. «Будьте так добры, оставайтесь сами и приведите нам ещё ваших людей», — пошутил глава СДПГ Зигмар Габриэль на новогоднем празднике алавитов. — «У вас дела с интеграцией даже лучше, чем у католиков!» Ему аплодировала Клаудиа Рот («Зеленые»), а председатель Бундестага Норберт Ламмерт (ХДС) понимающе ухмыльнулся. Что касается критики консервативного ислама, между христианскими партиями и алавитской общиной царит полное взаимопонимание.

Под эгидой союза образовалось нечто вроде «круглого стола» алавитско-христианского сотрудничества. В нём сложился консенсус по вопросу принятия Турции в ЕС. «Вроде бы, по словам Эрдогана, Турция приближается к нормам ЕС, но насамом деле турецкое общество стало религиознее и консервативнее. Мы опасаемся реисламизации Турции. Эта страна называет себя секулярной, но содержит 100 тысяч сотрудников Министерства религии. Никто не против Турции в ЕС — однако не в её нынешнем состоянии, а как современную, секулярную страну. Но Турция развивается в направлении ползучей исламизации», — сетует Топрак. На родине алавитов дискриминируют по-прежнему.

 «Выступление Эрдогана в Дюссельдорфе — откровенный цинизм», — негодует Топрак. — «В Турции алавитов насильно ассимилируют. Турция — твердолобо националистическая держава, которая абсолютно некритично оценивает своё прошлое». Правительство отклонило просьбу о создании музея в память о жертвах поджога в Сивасе. Недавно уполномоченный по правам человека в ЕС Томас Хаммаберг письменно предупредил Турцию о необходимости признания равноправия других религий и, в частности, общины алавитов.

В Германии алавиты — неважно, считаются они таковыми или нет — давно неотделимы от общества. «Подозрительно» большое число политиков и интеллектуалов турецкого происхождения — не мусульмане, а алавиты. Ёчкан Мутлу, уполномоченный по вопросам образования в партии «Зелёных». Мемет Килич, председатель федерального Консультативного совета по иммиграции. Экин Делигёз, заместитель председателя фракции «Зелёных» в Бундестаге, пять лет назад открыто призвавший мусульманок в Германии отказаться от ношения головного платка. Сейран Атеш, писательница, адвокат, борец за права женщин.

Среди них — и писательница Гюнер Бальчи. Основываясь на своём опыте социального работника в берлинском Нойкёльне, она утверждает: значительное число хорошо интегрированных турок — алавиты. Молодые люди, воспитанные как алавиты, гораздо проще расстаются с архаичными ролевыми образцами, нежели их сверстники-мусульмане.

P. S. Да здравствуют алавиты?

%d такие блоггеры, как: