Browse By

С недружественным визитом

В Германию прибыл турецкий премьер Эрдоган. В Дюссельдорфе его экстатически приветствовали около 10 тыс. турок. Эрдоган поделился с «соотечественниками» своим беспокойством по поводу растущих в Европе «исламофобии» и «расизму» и в очередной раз предостерёг турок от ассимиляции: вместо этого они должны «прилагать усилия к тому, чтобы их лучше понимали» окружающие их европейцы. Кто именно должен прилагать эти усилия — турки или же европейцы — Эрдоган не уточнил.

Попутно турецкий премьер облаял канцлерину Меркель за то, что она всё ещё не так активно, как хочется Эрдогану, пропихивает идею вступления Турции в ЕС. Неизвестно, как относятся к этой идее сами, турки — зато известно, как относятся к ней европейцы: только 7% считают, что Турция должна стать членом ЕС, ещё 7% поддерживают идею особых отношений между Европой и Турцией, а 86% уверены, что Турции в ЕС вовсе нечего делать.


При этом социалисты, вроде бывшего канцлера Шрёдера и лево-зелёной мадам Рот, вовсю давят на правительство, заставляя его принять протурецкую позицию на переговорах по вступлению этой страны в Евросоюз. Каким образом это должно сочетаться с ультимативным требованием Эрдогана открывать в Германии школы для турок с обучением на турецком языке — видимо, должно остаться вопросом личной шизофрении Шрёдера и Рот. Мало того: Эрдоган требует, чтобы вопросы интеграции турок в Германии решались германскими ведомствами не в одиночку, а на основе широких консультаций с уполномоченными правительственными инстанциями Турции. К сожалению, из самого текста интервью совершенно невозможно понять, что это за такие «ведомства» и какие именно «рекомендации» они способны исторгнуть.

Другими словами, если речь идёт о гражданах или жителях турецкого происхождения, Германия не должна, по мнению Эрдогана, вести себя как суверенное государство, — это было бы «односторонне». Турция должна участвовать в процессе — в интересах этих самых граждан или жителей. «Эти слова будут, без всякого сомнения, встречены в Германии точно с таким же негодованием, с каким Эрдоган в своё время характеризовал ассимиляцию — как преступление», — пишут обалдевшие от эрдоганской наглости журналисты.

В день прибытия Эрдогана наконец-то склеил ласты его вдохновитель и учитель — Эрбакан. Неджеметтин Эрбакан заложил основы современного исламистского движения в Турции в 70-х годах ХХ века, создав «Партию Благоденствия», быстро ставшую популярной среди консервативно настроенного сельского населения и городской бедноты. Партия Эрбакана победила на выборах в 1995 году, и в 1996 году он возглавил коалиционное правительство. В качестве премьер-министра Неджеметтин Эрбакан активно добивался альянса с исламскими государствами и ставил под угрозу светскую конституцию. В 1998 году Верховный суд Турции запретил «Партию Благоденствия» за нарушение конституции, активы партии были конфискованы в пользу государства, но около 3,5 миллионов долларов бесследно исчезли со счетов . Эрбакан мечтал поставить Запад на колени, уничтожить Израиль, объединить под турецким водительством исламские страны и диктовать свою волю Европе, но, как говорится, «ниасилил». Все эти мотивы явственно, хотя и несколько менее громко, звучат в речах и, главное, действиях «наследничка» — Эрдогана. Эрдоган и Гюль видят Турцию в качестве «модели» исламской модернизации: «экономический успех, демократия, открытость и при этом религиозность». Приветствуя перевороты в Туниче и Египте, Эрдоган называет сирийского диктатора Асада «братом», а Гюль требует «не мешать» иранским басиджам расправляться с активистами «Зелёного движения», протестующими против фальсификаций и подтасовок на выборах 2009 г. Эрдоган и Гюль также приветствуют «демократичный и легитимный» ХАМАС и планируют новую флотилию «миротворцев» в Газу.

Вопреки ожиданиям, дюссельдорфский концерт Эрдогана вызвал отчётливую негативную реакцию немецкого политического класса. Наиболее резкая критика раздаётся из консервативного лагеря. «Это неслыханно — руководитель иностранной державы подстрекает живущих среди нас выходцев из его страны к отказу от интеграции в общество!» — негодует генеральный секретарь ХСС Александер Добриндт. — «Заявление г-на Эрдогана о том, что Турция — защитник турок и в Германии, и в Ливии, неприемлемо и переходит всякие границы. Мы не позволим равнять Германию с Ливией!» ХСС потребовало отозвать немецкого посла из Анкары.

Эрдогану плевать на то, чувствуют ли живущие в Германии турки какую-то связь с родиной или нет. Он хочет использовать их как инструмент для продвижения турецких интересов, не более того. Он хочет превратить турок в Германии в национальное меньшинство, сделать их существование постоянным поводом для вмешательства во внутригерманские и, шире, во внутриевропейские дела.


По материалам немецкой прессы

%d такие блоггеры, как: