Browse By

Сталин, Прогресс и Царская Кровь

Плохих рецензий не бывает. К переизданию серии «Наследники по прямой»

Лондон — славный городок,
В нём туман и холодок.
Профьюмо, министр военный,
Слабым был на передок.

Юз Алешковский

Как-то так сложилось в последнее время, что товарищ Сталин стал одним из наиболее распространённых и излюбленных персонажей в российской фантастике. Разумеется, это относится в первую очередь к альтернативно-исторической и «попаданческой» фантастике. Это явление получило настолько большое распространение, что, видимо, скоро будут предлагать школьникам тему для сочинений «Образ И. В. Сталина в отечественной фантастике». Роль Сталина в литературе подобного рода, однако, довольно однообразна: можно сказать, что он используется героями фантастических книг в качестве инструмента для построения лучшего будущего и исправления ошибок истории, примерно так же как в других поджанрах фантастики для этих целей используются бластеры и научные достижения (или мечи и колдовство).

Однако трилогия Вадима Давыдова «Наследники по прямой» («Киммерийская крепость» (2007), «Предначертание» (2008) и «Всем смертям назло» (2008) всё же стоит несколько особняком среди литературы подобного рода. Хотя и здесь Сталин тоже используется в качестве основного инструмента для переделки отечественной истории, тем не менее, присутствуют и приёмы и инструменты, типичные для фэнтэзи и других поджанров фантастики. Вместе с тем, главному герою трилогии ничто человеческое не чуждо и эпиграф из Ю. Алешковского как нельзя лучше характеризует отличие главного героя трилогии от главных героев других произведений такого рода. Но обо всём по порядку.

Яков Гурьев — сын еврейки и русского морского офицера, погибшего в первой мировой войне. Он учится боевым искусствам у японца — слуги деда, и с помощью раввинов изучает талмуд. Образовав себя таким образом, он становится профессиональным игроком в бильярд. Это позволяет ему, с одной стороны, заработать стартовый капитал, а с другой — обзавестись различными связями в нэповской Москве, в том числе и в НКВД.

После этого у Якова Гурьева начинается эпоха странствий. Он учится кузнечному искусству у маньчжурских казаков и у японских самураев (тем самым его образ приобретает черты мифологического Демиурга — Вулкана, Гефеста, Кузьмадемьяна etc.). Впрочем, японцы его начинают отождествлять с синтоистским богом Хатиманом, покровителем войны и кузнечного дела. Наконец, он на какое-то время останавливается в Англии, где его замысел переустройства России, наконец, получает окончательное оформление. Фактически он становится лидером группы заговорщиков, в состав которой входят русские белоэмигранты, английские аристократы, японские самураи-синтоисты и палестинские евреи-сионисты. Таким образом, можно сказать, что трилогия посвящена Жыдо-Масонскому Заговору, но этот заговор имеет целью не уничтожение России, а напротив — её возрождение. И, как нетрудно догадаться, товарищ Сталин становится главным инструментом этого заговора. Другие инструменты, о которых я упоминал выше, так же используются, впрочем, довольно умеренно. Бластеры не используются совсем. Из тех научно-технических достижений, которые используются, можно отметить мобильную связь и построенный в США линкор-авианосец «Андрей Первозванный» на Чёрном море (по характеристикам — что-то вроде японского «Синано», который закладывался как 3-й линкор типа «Ямато», а достраивался как авианосец). Ну и, конечно, освобождение Королева и Глушко в 1939 году с условием организовать пилотируемую экспедицию на Луну к 1959 году.

Мечи и колдовство используется несколько шире — главным образом для того, чтобы оттенить положительные качества главного героя. Он виртуозно владеет мечами, и не менее виртуозно владеет даром убеждения. Я уже не говорю об умении покорять женские сердца (см. эпиграф). Благодаря этим достоинствам он создаёт упомянутую выше группу заговорщиков, а затем пробирается на дачу к товарищу Сталину. Положив всю охрану, Яков Гурьев попадает к Самому, и ему удаётся «уболтать» товарища Сталина и сделать его своим сторонником. Зачем это нужно главному герою? Разумеется, для того, чтобы спасти Сифилизацию от Варварства в лице Германии. И Россия во главе с товарищем Сталиным должна по замыслу Гурьева сыграть в этом решающую роль. Но и не только. Оказывается, Россия — важный фактор сохранения некоего Мирового Равновесия, но в существующем виде неспособна выполнить эту миссию. Поэтому и необходимы реформы, задуманные Гурьевым. Суть их состоит в обеспечении преемственности власти в России. На этом пункте стоит остановиться несколько подробнее, хотя бы потому, что он свидетельствует о внимании аффтара к Серьезным Вопросам.

Оригинальность аффтарского подхода к этой теме заключается в том, что он считает монархию подходящим институтом для обеспечения подобной преемственности. К тому же аффтар приводит по крайней мере один аргумент в защиту своей точки зрения, что, конечно, является большим преимуществом по сравнению с другими поклонниками монархии в среде фантастов, например, Романом Злотниковым, который вообще не приводит ни одного аргумента. Этот аргумент (назовём его «аргументом Царской Крови») состоит в том, что некоторые люди могут лучше других управлять людьми, в частности, судить людей, и эта способность передаётся по наследству. Поэтому люди с Царской Кровью образуют династии прирождённых властителей. Главный герой трилогии находит в Англии такого прирождённого властителя, наследника Рюрика по прямой мужской линии, а также наследника византийской династии Порфирогенетов (Багрянородных) по женской линии. Цель заговорщиков состоит в том, что убедить товарища Сталина передать после смерти власть этому наследнику. (Ну примерно так же, как Франко передал власть Хуану Карлосу Бурбону).

В итоге всё получается замечательно: Сталин провозглашает капитана британских королевских ВВС своим преемником и умирает в 1946 году (само собой, победив в войне; победе способствуют атомные бомбардировки Германии Россией, а также союз с другими хорошими людьми типа британского короля Эдуарда VIII, японского императора Хирохито etc). Россия становится монархией и процветает, в том смысле, что Прогресс идет значительно быстрее, чем в известной нам Реальности, а главное — что Россия занимает достойное место в кругу Сифилизованных Стран™.

Аффтар, однако, упускает из виду одно обстоятельство. Дело в том, что передача наследственной информации является стохастическим процессом: гены родителей тасуются случайным образом, и столь же случайным образом передаются детям, признаки расщепляются в соответствии с законами Менделя и т. д. История большинства династий — это, как правило, история деградации, в некоторых случаях прерываемая краткими периодами подъёма. Например, потомки того же Константина VII Багрянородного были очень разными. С одной стороны, совершенно никчёмный Константин VIII, а с другой стороны, талантливый и энергичный Василий II Болгаробойца (кстати, один из наиболее уважаемых мной монархов). Он прославился, в частности, своим гуманизмом: так, захватив в плен 15 тысяч болгар, он приказал их ослепить, дать на каждую сотню по одному одноглазому поводырю и отправить их восвояси.

Кроме того, по наследству передаются не только, так сказать, положительные признаки, но и различные болезни, чему способствует тот факт, что популяция монархов весьма невелика и фактически междинастические браки являются близкородственными. Поэтому, например, в популяции европейских монархов достаточно долгое время накапливались различные сублетальные рецессивные гены, что привело к большой отягощённости этой популяции различными генетическими болезнями. Почему историки редко обращают внимание на этот факт, а ведь генетические болезни, видимо, можно считать причиной очень важных событий. Скажем, у британского короля Георга III отмечались приступы порфирии, наследственной болезни, связанной с нарушением обмена производными гемоглобина. Эта болезнь связана с тяжелыми расстройствами обмена веществ и нервно-психическими нарушениями. Репрессии Георга против американских колоний, которые привели к войне за независимость и возникновению США, связаны с тем, что королю ударила моча в голову в почти буквальном смысле этого слова. Другой известный факт — это гомозиготность британской королевы Виктории по гену гемофилии. От неё ген гемофилии перешёл к её внучке Алисе Гессен-Дармштадтской, в результате чего тяжёлую наследственную болезнь (по-видимому, исключающую возможность полноценно управлять государством) получил наследник российского престола Алексей Николаевич. Вот уж воистину, «англичанка гадит».

Таким образом, Царская Кровь не только не решает проблем преемственности власти, но и создаёт серьёзные проблемы. Куда более удачно была решена проблема преемственности власти при «династии» Антонинов в Древнем Риме во 2-м веке н.э. Каждый император выбирал себе преемника из числа военачальников или администраторов и усыновлял его, зачастую назначая его соправителем. В итоге Рим получил почти 100-летний период процветания («серебряный век Антонинов») — с 96 по 180 год н.э. Лишь последний Антонин — Коммод стал императором по наследству от отца — Марка Аврелия. Его правление было ужасным во всех смыслах этого слова, и в конечном счёте привело его к гибели от рук заговорщиков и гражданской войне 193-197 гг. Однако это не означает, что «метод Антонинов» решает проблему преемственности. По большому счёту эта проблема не имеет решения, хотя бы потому, что предшественник никак не может повлиять на выбор преемником своего преемника. По существу, это независимые события.

Эти соображения, кстати, иллюстрируют абсурдность применения понятия «проект» к социально-исторической реальности: ведь «исполнители» подобного «проекта» не могут иметь какие-либо обязательства перед «проектировщиками», поскольку последние уже сошли с исторической сцены, и исполнители вольны сделать любой выбор. Поэтому социально-историческая реальность по существу хаотична, что очень не нравится сторонникам «научно-материалистического мировоззрения», к коим принадлежит и аффтар обсуждаемой трилогии. Все их попытки раз и навсегда преодолеть этот хаос сильно напоминают «Проект директивы о привнесении порядка» из известного произведения бр. Стругацких, в которой отмечается «вредоносное влияние закона больших чисел и второго начала термодинамики». Но для сторонников «научно-материалистического мировоззрения» случайность — лишь непознанная форма закономерности. Эта точка зрения, доминировавшая в 19 в., безнадёжно устарела уже в середине XX в. Тот факт, что она пользуется популярностью до сих пор, в том числе и в среде аффтаров (научно)-фантастических произведений удивляет меня. Полагаю, что эта точка зрения проистекает из надежд на то, что будущее развитие науки опровергнет современные концепции случайности, и всё вернётся к уютным представлениям XIX в. Хотя нельзя исключить, что многие аффтары просто не знакомы с современными концепциями. Впрочем, и те, и другие являются наследниками по прямой деятелей XIX в., которые верили в то, что обществом можно управлять, руководствуясь «научно-материалистическим мировоззрением». Вся отечественная альтернативно-историческая и «попаданческая» фантастика основана на такой вере. И хотя используемый в обсуждаемой трилогии антураж, персонажи и социально-политические предпочтения аффтара заметно выделяют её на общем фоне, она также основана на этой вере, и поэтому все же попадает в общую струю.

Оригинал рецензии

%d такие блоггеры, как: