Browse By

Битва у Брокен Хилл

Первый в истории Австралии исламский теракт произошёл 97 лет назад


1 января 1915 года двое жителей городка Брокен Хилл, оба — бывшие верблюдоводители, вооружившись винтовками, самодельным флагом со звездой и полумесяцем и запасшись огромным количеством патронов, внезапно атаковали поезд, на котором 1200 мужчин, женщин и детей направлялись на традиционный пикник. Настоящее сражение развернулось в трёх километрах от городской черты. Бадья Магомет Гюль, пуштун из Афганистана, мороженщик, и Абдулла Хамид, местный «имам» и по совместительству специалист по халяльному забою скота, убили четверых и ранили семерых австралийцев.


Заголовки эпохи: «Ужасное событие в Брокен Хилл / Двое чужеземцев обезумели / Стрельба из винтовок по поезду / Четверо убито и семеро ранено»

Мусульмане Гюль и Хамид решили начать джихад против «неверных» жителей Пятого континента после того, как Австралия официально объявила войну Оттоманской империи.

Современные комментаторы из левого «прогрессивного» лагеря пытаются истолковать события тех дней как «ложно понятый мусульманский патриотизм» и «полный отчаяния ответ на расовую дискриминацию». Между тем сами джихадёры провозгласили свои цели ясно и недвусмысленно: «Мы собираемся умереть, как мученики, защищая нашу веру. Да здравствует смерть во славу Халифата!» — написано в предсмертном послании Гюля и Абдуллы. Убийцы позаботились о том, чтобы их послание дошло по адресу.


Предсмертная записка Абдуллы позднее была переведена на английский. В ней нудно перечисляются притеснения со стороны санитарной инспекции — как мы уже знаем, Абдулла был мясником. Заканчивается записка провозглашением готовности умереть за ислам


Один из «прогрессистов», старый коммуняка-придурок Джордж Негус (на снимке выше) заявляет: «Совершенно ясно, что оба мусульманина не собирались убивать мирных граждан, поскольку это запрещено исламским законом. Не спрашивайте меня, откуда я это знаю! Я просто знаю, и всё!»

Дальнейшее расследование показало, что атака не была спонтанной, а заранее и тщательно планировалась. Гюль и Абдулла собирались причинить максимальный ущерб и убить как можно больше «неверных»: учитывая, что едва ли не всё население Брокен Хилл находилось в злосчастном поезде, сидя на узких скамейках плечом к плечу, для этого открывались широчайшие возможности.

Гюль и Абдулла были прекрасно осведомлены о том, что каждое 1 января местное общество отправляется на традиционный пикник. Всё остальное время вагончики использовались для перевозки скота в Порт Пири, но раз в году их мыли самым основательным образом, устанавливали скамейки, и поезд превращался в пассажирский «Broken Hill Picnic Train». На пустынной равнине медленно идущий поезд представлял собой идеальную мишень, а сидящие в нём неподвижно люди не могли никуда спрятаться.

Мусульмане использовали тележку мороженщика для перевозки амуниции и боеприпасов к месту будущей атаки, что помогло им избежать каких-либо подозрений.


Тележка мороженщика Гюля, столь хорошо знакомая ребятишкам из Брокен Хилл

Поезд отправился из Брокен Хилл ровно в десять утра. Выглядело это примерно вот так:


Примерно в двух милях от города пассажиры увидели тележку Гюля с реющим над ней османским флагом. На северной стороне железнодорожной насыпи, совсем рядом с полотном, нападающие приготовили неглубокий окопчик, из которого и был открыт огонь, когда до приближающегося поезда оставалось меньше 30 метров. Всего по вагонам с людьми было сделано от 20 до 30 выстрелов.

В результате атаки было убито четверо и ранено шестеро жителей Брокен Хилл. Седьмым стал полицейский, получивший ранение в результате последовавшей вскоре перестрелки между джихадёрами и поднятыми по тревоге силами правопорядка.


Фрагмент экспозиции местного мемориала жертвам джихада

17-летняя Альма Коуи и Уильям Джон Шоу погибли на месте. Мэри Кавана, Томас Кэмпбелл, Люси Шоц (дочь Ульяма Шоу), Альма Крокер и Роуз Крабб получили ранения разной степени тяжести.

Отстрелявшись, Гюль и Абдулла переместились западнее. По дороге они убили Альфреда Милларда, пытавшегося спрятаться в своей хижине.


Вагончик поезда, в котором жители Брокен Хилл отправились на злосчастный пикник

В это время полиция уже развернула преследование. Увидев бегущих убийц, полицейские сначала стреляли поверх голов, надеясь заставить их сдаться, но Гюль и Абдулла открыли ответный огонь, серьёзно ранив констебля Роберта Миллза.


Лейтенант Ричард «Флетчер» Реш, командовавший полицией и военными

Джихадёры добрались до близлежащей возвышенности, где залегли за камнями и снова открыли огонь по своим преследователям. В ходе завязавшейся полуторачасовой перестрелки Гюль и Хамид были убиты.


Оружие и амуниция террористов


Здесь произошла финальная схватка


17-летняя Альма Коуи, убитая джихадёрами

На следующий день администрация шахт, расположенных в Брокен Хилл, уволила нескольких «нежелательных иностранцев» — турка, немцев и австрийцев. Они были интернированы и освобождены только после окончания Великой войны.

В 1981 году в Австралии был снят художественно-документальный фильм «Битва у Брокен Хилл», в котором джихадёры удостоены «сочувствия и понимания» со стороны создателей.

 

* * *

Что интересно, природа случившегося до сих пор неправильно понимается и ложно толкуется многими австралийскими исследователями.

В первую очередь, людям крайне трудно осознать, что Гюль и Хамид действовали, как религиозные фанатики, и что их атака носит не патриотический, а религиозный характер. Австралийцам, вероятно, очень сложно было вообразить, как религиозное чувство может привести кого-то к мысли устроить массовую резню. Именно поэтому религиозный мотив до последнего времени практически не всплывал в исследованиях, как не заслуживающий внимания. Вместо этого на первое место ставились патриотические мотивы или мотив «мести».

Во-вторых, людям трудно поверить, что Гюль и Хамид действовали без всякой связи или приказа со стороны вышестоящей тайной организации. Никому из нас не приходит в голову, что приказ убивать нас исходит не из вражеского Генерального штаба, а вычитан в тексте корана, в самом сердце ислама, и отдан не людьми, а «аллахом», которого мусульмане слушаются беспрекословно.

Поэтому власти, расследовавшие инцидент, подозревали, что Гюль и Хамид получили инструкции от местных немецких или турецких предпринимателей, а то, что оба джихадёра вообще никак не были связаны с Турцией, и то, что они оставили записки, где провозглашали себя «мучениками ислама», действующими «во имя аллаха» вообще не принималось в расчёт, просто не укладываясь в голове у следователей.

Исламские «сантименты» невозможно преодолеть, поскольку преданность исламу глубоко укоренена в их религиозную доктрину. Существует масса примеров из прошлого, подобных описанной выше трагедии, и потому мы, естественно, ожидаем от наших руководителей и «властителей дум», что элементарная логика приведёт их к единственно возможному выводу: форсирование исламской иммиграции — настоящая бомба, закладываемая в самый фундамент нашего государственного и общественного устройства.

Но, возможно, мы напрасно ожидаем от них этого, поскольку они добиваются целей, совершенно противоположных нашим?

%d такие блоггеры, как: