Browse By

Релятивизм — умственное расстройство демократии


В моей автобиографической книге «Американский политолог в Израиле» (Lexington Books, 2010) я анализирую работы ряда клинических психологов и психиатров и показываю, что моральный релятивизм, процветающий в демократических странах, приводит к психическому расстройству, которое я назвал изобретенным для этого явления термином — «демофрения». (Этот термин был придуман автором еще в 1994г., и им была озаглавлена его опубликованная в том же году книга. — прим. перев.) Демофрения демонстрирует некоторые симптомы шизофрении, которые я не буду здесь обсуждать. Вместо этого я рассмотрю лишь связанные со здравым смыслом последствия морального релятивизма — доктрины, отрицающей объективные нормы человеческого поведения и ведущей, как следствие, к странному поведению, которое мы наблюдаем во всём демократическом мире.

Релятивизм — это доктрина, культивируемая в университетах. Она заражает мышление бесчисленных студентов, некоторые из которых становятся впоследствии политиками и судьями.

В тот период, когда арабские террористы-самоубийцы превращали евреев в ошметки человеческого мяса, премьер-министр Израиля Ариэль Шарон заявил в интервью газете «Гаарец» в апреле 2001г., что его сын Омри научил его «не мыслить в черно-белых категориях». Омри и его отец были заражены моральным релятивизмом. Я настаиваю, что именно эта доктрина не позволила Шарону публично объявить ООП-овско-палестинское руководство «злом». Сравните это с Рональдом Рейганом, который говорил о Советском Союзе как об «империи зла» и был психологически и морально предан идее свержения этой тирании. Этого никак нельзя сказать об отношении Шарона к ООП.

Если бы Шарон и его предшественники назвали ООП «злом», вряд ли они могли бы продолжать смертоносный «процесс Осло», в капкане которого Биньямин Нетаниягу пребывает по сей день. Вряд ли они проводили бы политику самоограничения по отношению к арабским убийцам евреев. Вряд ли они могли бы освобождать сотни этих убийц рамках «жестов по созданию доверия». Релятивизм высушивает мозги и сжимает грудную клетку, иначе говоря, превращает человека в глупца и труса, лишает его способности к моральному возмущению и обессиливает.

Релятивизм поразил и Верховный суд Израиля, особенно его бывшего президента, судью Аарона Барака. Этот иссушающий разум релятивизм побудил Барака отклонить обвинительные заключения против арабских депутатов Кнессета, подстрекавших арабов к убийству евреев. То же самое интеллектуальное бессилие лежит в основе его постановления, узаконившего гомосексуализм и однополые браки. В другом случае его умственное расстройство проявилось, когда он отменил закон, позволявший Совету по кино-цензуре запрещать демонстрацию порнографических фильмов: Барак постановил, что фактически ничто не может быть определено как порнография ибо «то, что для одного человека порнография, для другого — искусство». Можно себе представить, как процветали бы многие музеи изобразительных искусств, если бы их владельцами были единомышленники судьи Барака.

Едва замеченным остается тот факт, что релятивизм — это отрицание этического монотеизма и должен, таким образом, рассматриваться как молчаливая форма ненависти к евреям! Именно поэтому поношение Израиля столь распространено в академическом мире, в котором царит релятивизм. Именно поэтому левые в демократическом мире вступили в нечестивый союз с исламом, которому присуща ненависть к евреям. Если Бог евреев представляет свободу и разум, то исламское божество представляет абсолютную волю и власть, а, следовательно, и абсолютную предопределенность. Следует помнить, что в исламе концепция сотворения человека по образу божьему считается кощунством.

Здесь мы рассматриваем две взаимоисключающие доктрины — релятивизм и абсолютизм, и обе находятся в состоянии войны с иудаизмом. Если мусульманские абсолютисты бесстыдно радуются взрывам террористов-самоубийц, то релятивисты культивируют бесстыдство, отвергая объективные критерии порядочности.

В обоих случаях очевидна ненависть к евреям, потому что иудаизм отвергает как релятивизм, так и абсолютизм. Обе эти доктрины — творение человеческое, и как таковые являются разновидностями идолопоклонства. Ислам — это просто политическая доктрина, выступающая под прикрытием ложной идеологии. Демократии, погрязшие в моральном релятивизме, лишены концепций и твердости для противостояния исламу. С предписаниями типа «не противься злу», «подставь вторую щеку» и «люби своего врага», христианство выглядит как аполитичная вера, не способная справиться с исламом.

В отличие от этого, иудаизм способен преодолеть как ислам, так и демократический релятивизм. Таков один из выводов моей последней книги, которая озаглавлена «Неизвестная гебраическая республика Америки: цель для почти избранного народа».

Здесь я хочу предложить предварительный подход к преодолению морального релятивизма. Есть два способа видеть: один — глазами, второй — разумом. Возьмите, например, врача и неспециалиста, которые смотрят на лицо одного и того же человека. Неспециалист не видит в лице ничего особенного, в то время как врач видит начало серьезного заболевания. В отличие от неспециалиста, врач видит разумом, а не только глазами. Аналогичная ситуация имеет место, когда ученый и просто человек смотрят в микроскоп или в телескоп. Но чтобы разум мог распознавать ранние симптомы болезни, структуру клетки или порядок в галактике, он должен быть этому обучен. Точно так же разум должен быть на ранней стадии жизни приучен отличать добро от зла, красоту от уродства.

Человек, выросший в борделе, едва ли станет превозносить невинность и скромность. Не ожидайте культурной речи или благовоспитанного поведения от молодежи, которая смотрит порнографические фильмы. Исследования показывают, то такая молодежь более склонна использовать непристойности в своей речи. Эти молодые люди приучены видеть, как исключительно человеческое сводится на животный уровень, как любовь сводится к сексу. Люди получившие такое воспитание, едва ли будут ценить утонченность и благородство. Их уважение к святости человеческой жизни постепенно выветрится. Следующим этапом становится язычество.

Евреи славятся своей добротой, скромностью и милосердием. Отметьте, в этом контексте, как правила ведения войны в Армии Обороны Израиля продуманы с целью свести к минимуму жертвы среди арабов, даже если для этого приходится рисковать жизнями еврейских солдат. Хотя я считаю такую политику аморальной и глупой, сравните это с поведением приверженцев Корана. Отметьте их жестокость, причем не только к евреям, но и к своим собственным детям. В Иране порядка 10000 детей были посланы на смерть на минных полях, чтобы очистить их для иранской армии в ходе ирано-иракской войны в 1980-х.

Как уже было сказано, релятивизм процветает в демократических странах. Там принцип равенства распространяется и на разум, таким образом, все мнения относительно того, как должен жить человек, считаются равными. А если так, то для чего молодым американцам рисковать жизнью ради распространения демократии на арабском Ближнем Востоке? Не более ли разумно стремиться к «миру»? Так бы оно и было, если бы только арабо-исламская культура отвергла джихад, история которого насчитывает уже 1400 лет. На этой кровавой истории мусульманские дети воспитываются с раннего детства.

Видя мир в этом свете, студент, зараженный релятивизмом, может заподозрить, что он принял эту доктрину не в результате своего собственного независимого философского поиска. Он может увидеть, что релятивистский поход был привит ему в процессе осмоса, начавшегося классной комнате. Ведь молодежи промывают мозги в процессе обучения, особенно на факультетах гуманитарных и социальных наук, где правит релятивизм. Представьте себе родителей, которым приходится воспитывать таких Омри, находящихся под влиянием этой безумной доктрины.

Называть добро злом, а зло добром — следствие релятивизма — это умственное расстройство. И это не исключительно демократическое расстройство, ибо оно может быть обнаружено и в исламе. Исключая свободу и разум из сферы божественного, исламское божество выводится за пределы добра и зла.

Чтобы излечить студента от релятивизма, его следует ознакомить с Авраамом, первым евреем. Авраам отверг политеизм, который является теологическим релятивизмом: все боги равны. В Мидрашах рассказывается о том, как Авраам сокрушил фальшивых идолов своего времени. Он открыл единого Бога, Бога Израиля, и то, что мы теперь называем этическим монотеизмом.

Авраам действительно был первым евреем. Еврей — это та всемирно-историческая личность, которая стоит отдельно; которая сохраняет свою интеллектуальную и моральную целостность; которая не коррумпируется стремлением к власти над людьми, создающими фальшивых богов, даже если некоторые из них выглядят весьма полезными. Именно это так раздражает тиранов и ненавистников евреев. Еврей может стоять отдельно, потому что он обладает Книгой Правды, критерием, по которому можно оценивать идеи и действия других людей.

Моя книга «Иерусалим против Афин» (1983г.) отвергает нивелирующую, или демократическую доктрину субъективного релятивизма, уравнивающую все стили жизни, и предлагает взамен то, что я называю объективным, или иерархическим релятивизмом, который оценивает различные идеи и ценности людей и стран с абсолютной и единой точки зрения Предвечного, как она кристаллизована в Торе. Это даст нам возможность установить относительную ценность доктрины или стиля жизни, определив степень их соответствия Торе.

Автору этих строк очевидно, что документы создания Америки — Декларация независимости и Американская конституция, о которых я написал четыре книги, в очень большой степени базируются на еврейских идеях. Я вынужден с сожалением добавить, что основополагающие американские документы в значительно большей степени соответствуют Торе, чем Декларация независимости Израиля и израильская система правления.

Поэтому, хотя моральный релятивизм принизывает университетское обучение в обеих странах, он представляет гораздо большую угрозу дл Израиля, ибо такая маленькая страна, как Израиль, находится в более опасном положении, чем Америка. Выживание Израиля зависит не только от военного оружия, но и от уверенности его граждан в справедливости его дела — и именно эту уверенность моральный релятивизм подрывает.

© Проф. Пол Эйдельберг
© Пер. Э. Шифрин

Пол Эйдельберг — израильский ученый, политолог, философ, профессор, президент израильского Фонда за конституционную демократию, основатель и президент Института Возрождения Америки и Израиля.

Пол Эйдельберг получил докторскую степень в университете Чикаго и преподавал в ряде американских университетов, а затем в университете Бар-Илан в Израиле. Он признанный в мире политолог, писатель и лектор. Автор 14 книг по американской политической философии, арабо-израильскому конфликту и еврейской философии. Им опубликовано свыше 1000 статей в широкой и научной прессе Израиля и США. Член редколлегии ведущего израильского политического журнала «Натив» и член консультативного совета Ариэльского центра политических исследований — «интеллектуального центра» национального еврейского движения.

%d такие блоггеры, как: