Browse By

Не ведитесь на клевету!

Шокирующие медиа-репортажи, освещающие трагедии, подобные норвежской, всегда сменяются требованиями к правым «взять на себя моральную ответственность» за действия преступника. В конце концов, правые начинают оправдываться в духе самоцензуры и лепетать: «Такого больше никогда не случится».

Случится. И думать иначе — большая ошибка. Но речь сейчас должна идти о другом.

Исламские террористы, читая коран, находят там чёткие инструкции, как вести войну с «неверными». Эти инструкции давно и прочно входят в повседневную практику мусульман, за ними — тысячелетие истории и глобальное распространение. Примеры, подобные исламскому, можно по пальцам пересчитать. И это именно то, что делает исламский терроризм таким особенным. Если бы не тысячи терактов с миллионом жертв, невозможно было бы говорить о стереотипе поведения — только жаловаться на омерзительные пассажи в тексте.

Критерий истинности теории — практика. Левые могут сколько угодно фантазировать, увязывая Тимоти МакВея, Игаля Амира и Андерса Брейвика в один веник, — их теоретизированиям не хватает эмпирических доказательств. Это с исламским терроризмом дело обстоит так, что очередного доказательства в виде взрыва или убийства не надо ждать по десять лет.

В «Первом мире» нет единой силы, рекрутирующей озабоченных молодых людей и превращающей их в живые бомбы. А вот исламский мир такой силой располагает, и это — идеология джихада. На Западе брейвики — просто мутанты, но вот в исламе они выполняют «священный долг». Исламская теология организует и направляет беспорядочное насилие, приемлемое и поощряемое культурными паттернами. Никто на Западе не пользуется священными книгами, чтобы учить молодых людей, кого и как убивать.

В исламском мире терроризм представляет собой органичную экосистему, в то время как на Западе он — нежелательная и случайная мутация.

Левые обычно неохотно признают, что правые «не нажимают на курок». Но при этом они с удовольствием занимаются спекуляциями, произвольно конструируя несуществующие зависимости, и вопят о «моральной ответственности правых». Но беда не только и не столько в этом, а в том, что среди правых находятся-таки идиоты — или провокаторы, эту «моральную ответственность» на себя принимающие!

Вот и сейчас в адрес критиков ислама несутся требования «осознать моральную ответственность» за чудовищную выходку Брейвика. Допустим, это не предполагает приговора «10 лет без права переписки», но вонь от этой пропаганды точь-в-точь такая же.

Нет на свете идеологии, имеющей меньше оснований призывать других к «моральной ответственности», чем левая, сама ответственная за миллионные гекатомбы. И сегодня молодёжь носит на груди портреты убийцы, превратившегося в икону стиля.

Левацкая апология терроризма настолько широко известна, что нет нужды её комментировать, и поэтому призывы со стороны левых к «моральной ответственности» смехотворны. Они, конечно, контролируют медиа-ресурсы, но не контролируют совесть народа, — они всего лишь бессовестные узурпаторы его совести.

Эти призывы — ни что иное, как попытки устроить театральное судилище, и должны именно так и рассматриваться, — как заслуживающие абсолютного презрения и насмешек. Посылайте к чёрту циничных эксплуататоров идеологии, породившей больше убийц, чем преступный мир.

Леваки продолжают бесноваться из-за Брейвика, но люди гораздо серьёзнее озабочены исламским террором. В памяти Брейвик останется ещё одним МакВеем, примечанием к поверхностным и слабым аргументам, постоянно вытаскиваемым наружу, мало кому интересным за пределами Норвегии. Трагический, ужасающий, но курьёз. Человек укусил собаку. Ну, и как долго можно концентрироваться на истории человека, покусавшего собаку, когда улицы полны голодных бешеных псов?

© Дэниел Гринфилд

© Вадим Давыдов, пер. с англ., сокр.

%d такие блоггеры, как: