Browse By

немного про любовь

Оригинал взят у в немного про любовь
Они учились в параллельных классах все 10 лет, здоровенная Нелька и мелкий нахальный Васёк, встречались обычно на олимпиадах и других мероприятиях, куда направляли отличников.

Васина мама Вера Васильевна, поняв к 40-ка годам, что с её внешностью в её возрасте шансов выйти замуж уже нет, решила забеременеть от кого получится. Последние 6 лет она раз-два в месяц встречалась с женатым заместителем директора какого то местного заводишки, но забеременеть от него не получалось. Только в 46, несмотря на истерики участкового гинеколога, она родила Васька, никому, кроме неё самой, неведомо от кого. Из роддома её забирала младшая сестра со смущённым мужем и двумя взрослыми дочерьми. Назвали Васька в честь отца Веры, погибшего в 44-м под польским городом Минском Мазовецким, об этом дочерей перед смертью попросила Верина мама, будет сын — обязательно Василий…

Папа Нельки был проректором в университете, мамка – замдекана на каком то престижном факультете этого же университета и ежегодно назначалась председателем приёмной комиссии, по местным меркам семейка очень зажиточная, несмотря на то, что замдекана успела родить четырёх девчонок. Нелька, старшая в семье, росла девицей крупной, скорее мощной, хотя и миловидной, и в десятом классе с удовольствием демонстрировала всем желающим значок и удостоверение с золотистой надписью «Мастер спорта СССР», и все подружки не понимали, что общего между огромной Нелькой, её многокилограммовым молотом для метания и лёгкой атлетикой.

Несмотря на то, что Нелька была выше Васька на голову, а к 10-му классу на все полторы, Васёк единственный в школе из мальчишек рисковал треснуть Нельку портфелем по макушке, или дёрнуть за волосы, или ущипнуть. Правда, после этого Васёк полторы недели ходил с фингалами, а взлохмаченая Вера Васильевна прибегала к Нелькиной маме поскандалить, в меру её, рафинированной питерской интеллигентки, умения скандалить. Нельку шлепали по заднице на глазах у Веры Васильевны, после чего последняя начинала вещать, что бить ребенка не метод, и на этом, обычно, экзекуция заканчивалась. Вера убегала квохтать над несчастным Васьком, а Нельку на неделю лишали сладкого.

Школьные годы пролетели, и только на выпускном, проболтав, сидя на лавочке, весь вечер, Васёк и Нелька с удивлением обнаружили, что им жаль расставаться навсегда, что больше никто не треснет её по макушке специально перед этим опустошенным портфелем, и никто не заедет ему по спине железным кулаком… В армию она его пришла проводить в областной военкомат со всеми сестрёнками, все четверо были на голову выше крохотной Веры Васильевны и Васька, и вся ошалевшая команда, во главе с молодым усатым майором, круглыми глазами наблюдали Васька в объятиях четырёх роскошных девиц и крохотной бабульки…
С Васькиным ростом служить можно было попасть только в танкисты, и на третьей неделе службы в учебном танковом подразделении в белорусском городе Печи его отпустили домой на похороны матери. А через полгода Васёк написал заявление о поступлении в военное танковое училище, которое и закончил с отличием, и, после небольшой переподготовки в белорусской же  Марьиной Горке, старшим лейтенантом был направлен в Афган в Герат. За это время Нелька успела взять серебро на чемпионате СССР, третье место на чемпионате Европы, пятое на чемпионате мира и много разных прочих кубков и наград.

А 26 декабря 1988 года танк капитана Золотарёва Василия Михайловича, возглавлявший колонну техники, движущуюся в сторону СССР в связи с выводом ограниченного контингента из Афганистана, в 12 км от границы был подбит ПТУРСом. Через три месяца, когда Васька перевезли в госпиталь в Фергане, Нелька, после трёхмесячного тревожного молчания, наконец-то получила письмо, написанное совершенно незнакомым почерком, но таким знакомым стилем, в котором сообщалось, что капитан Золотарёв жив и уже относительно здоров. В Фергану её провожали заплаканная мать, три заплаканных сестрёнки и заплаканная гостренер Жанна Степановна, понимавшая, что уже никакого чемпионата мира через три недели не будет, и вообще скорее всего никаких чемпионатов для Нельки больше никогда не будет,  что её лучшая и самая перспективная ученица ставит крест на своей спортивной карьере, что система не простит срыва тренировочного процесса перед самым чемпионатом…

И вот уже 20 лет заслуженный мастер спорта СССР возит в инвалидном кресле и носит на руках оставшегося без правой ноги, без трёх пальце правой руки и правого глаза кавалера ордена Красной Звезды и медали "За Боевые Заслуги" капитана в отставке Золотарёва В.М.   А он… Он плачет, глядя на нее, поседевшую, располневшую, и до сих пор безумно в него влюбленную… И они счастливы, уже 20 лет… Дай всем нам, Боже, такую любовь, и верность, и силу… Аминь!

буду благодарен за перепосты

%d такие блоггеры, как: