Browse By

Петух гадёнышам не товарищ, или Борис Ефимович, ты не прав!

Оригинал взят у в Петух гадёнышам не товарищ, или Борис Ефимович, ты не прав!

Возмущённый Борис Немцов пишет:

"Сегодня путинские петушки (кто-то из так называемых молодежных движений, типа, "Наши", "Молодая гвардия", "Сталь" и прочая шваль) развешивали по всей Москве плакаты о том, что я якобы подвергся сексуальному насилию, и они готовы оказать мне содействие. Как обычно, петушки выдают желаемое ими за действительное"

На что Фриц Морген парирует, мол, ай-яй-яй, нехорошо вам, батенька, в 21 веке на гомосексуалиста обижаться.

Я же хотел бы остановиться на теме, к которой уже обращался (и у себя в ЖЖ, и в иной прессе). Доколе, спрашиваю, культурные вроде бы люди будут идти на поводу у гопоты и пользоваться выдуманным НКВДистами лагерным новоязом, в котором красивой и гордой птице петуху отвели роль забитого пассивного педераста? Какого, спрашивается, хрена мы должны обзывать эту птицу и упоминать её имя в этом гнусном контексте?

Процитирую самого себя пятилетней давности, с небольшими дополнениями (впервые эссей писался  к Году Петуха):

"… у нашего Петуха давно и почти бесповоротно украли само его имя и наложили на него табу. Кто украл? Ну, понятно кто.  Кому не понятно, сейчас поймет. Вот спросите себя, не вызывает ли слово петух у вас абсолютно однозначные ассоциации? Не красивой яркой птицы, которая гордо шагает по двору или с
высокой изгороди вещает о приходе Солнца, а забитого "педика", что прижался в уголке лагерного барака? И если вызывает, то с каких пор?

Думаю, с момента прихода в наш общий дом Большой Криминальной Революции, принесшей в единое постсоветское пространство язык блатняка, нашествие бритых упырей и вал мерзостных песен, чему-то прозванных красивым французским словом "шансон" (хотя эти песни должны именоваться не иначе, как "гопса", гопниковская попса то есть). С того времени (летописцы новейшей истории, наверное, могут назвать точную дату, я же ориентируюсь на самое начало 90-х) имя хоть и домашней, но воинственной птицы, получило обидное значение, и можно предположить, что современный городской пацан лет так тринадцати и не знает, что петух — это тот, кто покрывает курочек-несушек, а отнюдь не человек, которого через свои уродские прихоти покрывают в местах, не столь отдаленных…

В 2005-м, Году Петуха по всем восточным правилам, мы были окрылены победой над системой, которая едва не усадила в главное кресло страны человека, о петухах думающем не в пасторально-аграрном, а исключительно в барачном контексте. Которому не то, что петухи, но даже неосмотрительно подаренные
белые лилии "западлом" кажутся, и он лупцует такими букетами бесталанных дарителей по мордасам. Но недолгой была радость — вскоре "яйцом ударенный" таки занял пусть не первое, но и не второе кресло Украины. (Сегодня, спустя пять лет, он таки стал первым лицом государства). Посему особенно важно, не взирая на исход политических игрищ, в конце концов раз и навсегда реабилитировать Петуха в
общественном сознании.  По ходу этой реабилитации каждый украинский подросток пубертатного века
должен твёрдо усвоить, что Петух — это вовсе не "голубой" заключённый (кстати — а в чем голубой цвет, как никак, цвет нашего флага, провинился? — даёшь и ему полную реабилитацию!), а настоящий мачо, собственник гарема, боевая птица, настолько самодостотачный, что ему даже на Солнце начхать
("Мне — прокукарекать, а там хотя Солнце не вставай"). Самым маленьким надо рассказать, что петух — самый удалой зверь в лесу, своей саблей изгоняющий оккупанта — и дерзкую козу-дерезу, и хитрую лисицу из лубяной избушки. Всем мечтателям о евроинтеграции напомнить, что символ Франции — напыщенный галльский петух (да и президент у них — любвеобильный чувак с птичьим профилем). А главное, не забывать, что в народном эпосе крик петуха разгоняет всю ночную потустороннюю нечисть — не оттого ли эта нечисть так его невлюбила и старается "опустить"? 

46.10 КБ 

А как вам идея вынести петуха на государственный герб, в качестве щитодержателей? Не напрасно ведь на одной из первых украинских почтовых марок (печатаных в Канаде) красуются красно-чёрные петушки — их продвинутые дизайнеры сразу ощутили всю символичность, и не побоюсь патетики, соборности этих птиц, провозглашающих новый день на дворах от волынских хуторов до донбасских барачных посёлков.

Кстати, о дизайнерах. Пока что хваленые всякими "таблоидами" наши кравчихи ничего путного мировой моды не сказали — лишь копируют "луивиттоны" да впаривают их ошалевшими от дармовых денег тёткам как ексклюзив за нереальные суммы. Дарю идею — пускай бы состряпали новый национальный головной убор, который бы стал альтернативой вездесущему бандитскому кепарю. Что-нибудь такое яркое-красное, с острым козырьком на манер клюва, а "уши" чтобы напоминали петушиный подбородок (он как-то ведь называется, но откуда мне, урбанизированному, знать?). Напялить такой убор на первых порах будет в известных нам регионах настоящим подвигом, типа померанчевого шарфика в Донецке осенью-2004. Так будет закаляться новая, пост-гопниковская генерация.

И если через некоторое время упомянутый выше гипотетический городской пацан перестанет похабно улыбаться при слове "петух", значит — процесс выдавливания урки из коллективного сознания успешно пошел…"

Так что, Борис (Ефимович), ты не прав. Не хрен называть всякую сволочь "петушками" — не заслуживают.
Всем интеллигентным людям нужно забыть  о зэковском дискурсе и научиться уважать Петуха, даже таща его с базара в бульон.

NB.  И, конечно  же, не стесняться предлагать гостю сесть, без всяких оговорок типа "присаживайтесь". И прочая, и прочая…

%d такие блоггеры, как: