Browse By

Встречи с Каддафи

Оригинал взят у в Встречи с Каддафи

В 1980-е годы советские специалисты построили в Ливии крупнейшие в регионе военные заводы: оружейный в Бен-Валиде и патронный в Вади-Каам. Первый предназначался для выпуска автоматов и пулеметов Калашникова, а также пистолетов Макарова и был сдан в эксплуатацию в 1987 году. Второй завод предназначался для апризводства патронов к этому оружию и был построен на год позже.

В 1984 году всю арабскую группу выпускного курса Университета Дружбы народов вместе с арабистами из Бакинского университета отправили работать переводчиками на строительство завода в Бен-Валиде.

Отрывки из рассказов о тех событиях переводчика Владимира Панина.
***
Прилетели в Триполи. Надо анкеты заполнять. Нас предупредили: в графе “вероисповедание” писать “христианин”, иначе не впустят. Для них “атеист” — это самое страшное ругательство. Все равно что у нас в графе “профессия” написать “грабитель и убийца”. Они атеистов вообще за людей не считают. Так и говорят: “Американцы — империалисты, наши враги, но зато в Бога верят. А вы — против американцев, наши друзья, но зато — в Бога не верите. Так что мы даже не знаем, кто хуже”. Поэтому наши там все пишут: “христиане”. Азербайджанцы тоже написали: “христианин”. Если написать, что мусульманин — надо будет на их богослужения ходить, иначе могут недоразумения и неприятности возникнуть, а написал “христианин” — и делай что хочешь, никто проверять не станет.
***
Я, когда ехал, думал: вот, иностранцем там буду, приятно, наверное, иностранцем себя чувствовать. А у них там иностранцы — на самых тяжелых работах. На которые никто из ливийцев не соглашается. И это — финны, шведы, англичане. Разговаривают два араба между собой: «А, там финны работают» — таким тоном, как в Америке — о неграх. Люди третьего сорта, словом. Мне плохо стало: как же к нам-то относиться будут? Но нет, ничего, нормально относились. Хотя — кто знает, что они о нас за глаза говорили.
(Примечание. С согласия Политбюро ЦК КПСС с целью сокращения сроков создания объектов,
на чем настаивала ливийская сторона, к проектно-изыскательским и строительным работам по заводам была привлечена на условиях субподряда финская фирма «Перусюхтюмя» и ее дочерняя фирма «Макротало».)
***
Сообщили, что на завод приезжает Муаммар Каддафи. Наши собрались: «Кто будет переводить товарищу Каддафи? Что, неужели никто не хочет переводить товарищу Каддафи?» «Мне еще только этого не хватало», — думаю, и, наверное, каждый так же про себя думает. Не дай бог ошибиться раз или замяться — потом всю жизнь вспоминать станут. Делать нечего, назначили директивно: Сашу Коренькова и меня. Остальные переводчики нас поздравляют — по всему видно, искренне, с облегчением.
Приехал Каддафи — целый кортеж. Впереди и сзади — машины с солдатами (советники или политические деятели — тоже в форме, так что не отличишь). В середине — три машины: сам Каддафи и кубинские автоматчицы: его личная охрана и гарем одновременно. Причем «гарем» — это не на уровне слухов, а совершенно официально. У нас, например: «супруга Генерального секретаря ЦК КПСС товарища Леонида Ильича Брежнева». У них: «гарем Лидера ливийской революции товарища Муаммара Каддафи». Мчали на полной скорости. Мимо нас проезжали — ду-дух! — одна кубинка из машины вылетела. Кортеж остановился, она встала, отряхнулась, в «джип» залезла — вж-жжж! — дальше поехали. У нас не останавливались, проехали куда-то дальше, в другие цеха — мы с Кореньковым вздохнули с облегчением.

В 1987 году Каддафи приехал на открытие завода. Из рассказа руководителя группы советских специалистов на заводе А.Г. Лихачева: "Когда М. Каддафи зашел в стрелковый тир в сопровождении охраны (а это были в основном женщины) и решил самолично пострелять из автомата Калашникова, то его личная охрана мгновенно каждому из нас, кто находился в тире, направила в живот автомат со взведенным затвором. Давать в такой ситуации необходимые пояснения было непросто".

В 1988 году сдавали патронный завод. Из рассказа советского специалиста Г.Хохлачева:

Каддафи приезжал по случаю пуска в эксплуатацию патронного завода в 1988 году. Визит выглядел так. Неожиданно из знойного марева пустыни Сахары вынырнула целая кавалькада скоростных иномарок. Первыми из них высыпали, держа на изготовку автоматы Калашникова, телохранители. Их было человек тридцать, а может, и больше. И все — симпатичные юные негритянки и мулатки. Они мгновенно оцепили заводскую площадь, на которой уже были построены ливийские рабочие-солдаты и отдельно советские специалисты.

Вождь вышел из шикарной машины, не спеша пошел к импровизированной трибуне. Среднего роста, смугл лицом, с впалыми щеками. Одет был в белый китель и белые брюки. На голове фирменная фуражка с кокардой. А на глазах большие темные очки, которые Каддафи на людях никогда не снимал.

Поднявшись на трибуну, ливийский вождь поднял руку и поприветствовал всех. Вместе с ним проворно очутились на трибуне около десяти телохранителей-амазонок, наставивших на нас стволы автоматов. Наших спецов строго предупредили, чтобы мы не делали резких телодвижений и не вздумали аплодировать, как это было принято при встрече с партийным вождем в нашем родном Отечестве. Смуглые девицы, выписанные, как говорили, из далекой Кубы, которые цепко держали свои пальчики на спусковых крючках автоматов, могли не понять истинных намерений советских спецов и мгновенно открыть стрельбу на поражение.

Каддафи говорил минут десять. Горячо поблагодарил советских людей за то, что они построили для его страны военный завод и помогают в организации его нормальной работы. Сказал, что этот патронный завод поможет победить врагов ливийского народа. Потом не спеша спустился с трибуны, пошел к своему автомобилю, и вскоре кавалькада машин растаяла в знойном мареве Сахары. Оставшаяся же на площади часть телохранителей-амазонок еще несколько минут продержала нас в неприятном напряжении под прицелом автоматов. Затем красавицы стремительно вскочили в поджидавшие их автомобили и умчались.

Говорили, что на патронном заводе побывал вовсе не Муамар Каддафи, а его двойник. Мы даже запросили компетентные источники в советском посольстве: мол, разъясните же, кто все-таки приезжал в Вади-Каам на митинг по случаю пуска завода. Нам ответили, что по Ливии постоянно разъезжают четыре или пять "Каддафи". И мало кому известно, кто из них настоящий, а кто — двойник. Примерно так же высказался капитан Салем, возглавлявший службу безопасности предприятия, и мой дублер по работе на патронном старший лейтенант Мустафа.

Так что, вполне возможно, настоящего Муамара Каддафи мы так и не видели.

Посещение строящегося завода по производству стрелкового оружия в Бен Валиде начальником Главного управления оборонной промышленности Ливии полковником Дахилем (во втором ряду в центре). В первом ряду в центре — начальник завода лейтенант Мустафа. Во втором ряду второй слева — руководитель группы советских специалистов на заводе А.Г.Лихачев, третий — уполномоченный ГТУ в Ливии А.П. Лазарев, восьмой — главный инженер проекта В.П. Блинов. В третьем ряду первый слева — ответственный по заводу, сотрудник аппарата ГТУ в Ливии О.Н. Шестопалов. Ливия, 29 марта 1984 г.
ГТУ — Главное техническое управление Госкомитета по экономическим связям с зарубежными странами при Совете Министров СССР (так именовалась советская вывеска по торговле оружием).

%d такие блоггеры, как: