Browse By

Всё не так плохо. Всё гораздо хуже


Originally posted by
[info]bohemicus at Всё не так плохо. Всё гораздо хуже.


Сами по себе нью-йoркские приключения Доминика Стросс-Кана меня совершенно не заинтересовали. Происшествие представляется мне настолько банальным, что, вероятно, я бы забыл о нём на следующий же день. Но нескончаемое обсуждение этого дела в ЖЖ  побудило меня высказаться.


Думаю, читать этот пост есть смысл далеко не всем. Если Вы полагаете, что изумительно быстрые действия полиции Нью-Йoрка были мотивированы исключительно стремлением защитить честь африканской горничной, то позвольте выразить Вам своё восхищение: Вы сохранили чистоту мировосприятия, свойственную четырнадцатилетним юношам и девушкам. Мне бы не хотелось смущать Вашу невинную душу, поэтому не читайте дальше.

Если же Вы человек взрослый, то и в этом случае я считаю своим долгом предупредить, что текст под катом может задеть Ваши национальные или религиозные чувства, вступить в вопиющее противоречие с Вашими представлениями о справедливости или иным образом нарушить Ваш покой. 
 

  Вы никогда не задумывались, почему международные банкиры не обладают иммунитетом? Обычным дипломатическим иммунитетом, который есть у распоследнего атташе из самой опереточной и пародийной страны Третьего мира? Ведь в ситуации Стросс-Кана может оказаться любое лицо, занимающее сопоставимое с ним положение — глава МВФ, глава Всемирного банка, глава Европейского банка реконструкции и развития etc.  И даже назначение вместо бедолаги Стросс-Кана дамы не является гарантией против подобных неприятностей. Скажет бой-лифтёр, что дама растлила его прямо в лифте — и на руках дамы защёлкнутся наручники.

  С международными банкирами то и дело происходят странные вещи. Помнится, года четыре назад Пола Вулфовица сняли с поста директорa Всемирного банка по совсем уж смехотворному поводу — "покровительствовал своей любовнице". А ведь человек старался соблюсти все мыслимые нормы, предписываемые в начале XXI века — любовница его была мусульманкой, феминисткой и гражданкой Великобритании одновременно. Это помогло ему не больше, чем демонстрация личного аскетизма путём выставления напоказ дырявых носков при посещении мечети. Захотели снять — сняли. За что — понятия не имею.

 Точно также я не имею представления, почему на этот раз дурно обошлись со Стросс-Каном. Тут может быть сколько угодно версий, касающихся как его банковской деятельности, так и внутриполитической ситуации во Франции. Но почему так можно поступить с любым международным банкиром, вполне понятно.

  Если уж говорить без обиняков, то международными банкирами сегодня называют тех, кого прежде по-немецки именовали Hofjude или Hoffaktor, а по-английски — Court Jew. Обычно эти понятия связывают исключительно с эпохой абсолютизма, а авторы, пользующиеся термином "хоф-юден" применительно к нашему времени, воспринимаются как анахронисты, радикалы и чуть ли не антисемиты. Это наведение тени на плетень. Тeрмины терминами, а суть профессии осталась прежней. Меняется только антураж эпохи, а суть явления не слишком изменилась со времён, описанных в романе Фейхтвангера "Еврей Зюсс".

  Во избежание уведения разговора не в ту степь я предпочту пользоваться выражением "гоф-фактор", как наиболее нейтральным для русского уха. Дело ведь не в том, что гоф-факторы — это чаще всего евреи, а в том, что это банкиры, т.е. люди, через чьи руки проходят чужие деньги. В том числе деньги князей, правящих этим миром. Разумеется, система выстроена таким образом, чтобы гоф-факторы всегда оставались в зависимости от князей, нуждались в их покровительстве и в случае необходимости могли быть подвергнуты наказанию или принесены в жертву.

  Гоф-факторы никуда не делись. Hикуда не делись и князья. Ни в Европе, где у многих из них традиционно есть пышные титулы, ни в Америке, где они изначально решили обходиться без чинов. Скажем, Виндзоры — всем князьям князья. При этом нужно учитывать, что королевская семья — это "первые среди равных" в числe двухсот или трёхсот семейств, представляющих вершину социальной пирамиды британского общества. В Америке же королей нет, но если повнимательнее присмотреться к американским социальным верхам, то окажется, что и там внутри "трёхсот семей" некоторые занимают позиции первых среди равных. Например, в конце XIX века у любого действительно значимого американского проекта бенефициариeм номер один неизменно оказывались предствители одной из трёх семей. Рокфеллеры, Морганы, Дюпоны. Дюпоны, Морганы, Рокфеллеры. Морганы, Рокфеллеры, Дюпоны.

  А кто в США выступает в роли Трёх Толстяков сегодня, я не знаю. Не то, что бы это было совсем уж невозможно узнать, просто на поверхности данная информация не лежит, а специально я вопросом не интeресовался. Кажется, по меньшей мере Рокфеллеры сохранили своё эксклюзивное положение (тут мне вспоминается фраза одного публициста, не то чешского, не то словацкого: "Разница между Киссинджером и Бжезинским сводится к тому, что один из них — любимец Нельсона Рокфеллера, а другой — Дэвида Рокфеллера"). Да вроде бы и Морганы никуда не делись. Да и Дюпоны…

 Если в нашу эпоху существование князей не бросается в глаза, то этому есть причина. Социальная структура общества, традиционно описываемая как пирамида, принципиально не изменилась. Однако к ХХ веку пирамида настолько вытянулась вверх, что приняла форму остроконечной стеллы, верхушка которой не видна за облаками (к тому времени британская королева воцарилась на четверти земного шара, а Джон Дэвисон Рокфеллер стал первым в истории человечества долларовым миллиардером). О том, чтобы облака были погуще, князья позаботились. Разного рода хоф-факторы — это только одна из тучек, вьющихся над головой у обычных смертных и заслоняющих собой вершину стеллы. Другим облаком стали звёзды шоу-бизнеса. Внимание мировых СМИ сфокусировалось на людях, занимающихся профессиями, прeдставителей которых в иные эпохи хоронили за оградой кладбища. А князья вдруг стали им неинтересны. В одной лишь Германии  одних только королевских семей сохранилось, если не ошибаюсь, пять. Но каждый может сам сравнить, как часто он слышит о Мэтте Деймоне или Бреде Питте с одной стороны и, например, о семействе Виттельсбахов — с другой.

  В 1918 году, покидая саксонский трон, Фридрих Август III из династии Веттинов сказал: "Теперь убирайте это свинство сами". Как известно, свинствa произошло  столько, что немцы убирают его до сих пор. Столицу Веттинов Дрезден они закончили восстанавливать после бомбардировок только недавно.

  В ХХ веке приключилось то, что Ортега-и-Гассет назвал "восстанием масс". Под этим названием подразумевается много и хорошего и плохого. Самое лучшее из случившегося — это создание в некоторых странах достойных условий жизни для большинства членов общества. Самое худшее, в долгосрочной перспективе, — упадок искусств (в краткосрочной перспективе массовое общество принимало чудовищные формы коммунизма и нацизма).

  Но всё это происходило в нашем, подоблачном мире.

  А заоблачные высоты живут по своим законам. В ЖЖ есть один юноша-республиканец, считающий мощным аргументом против монархии вопрос: "А почему в монархиях народ не избирает высшую власть?" Поскольку с формальной точки зрения у королевы Великобритании и президента США одинаковый статус, некоторым кажется, что у американского народа больше демократических прав и свобод, чем у британского. Ведь американцы избирают главу своего государства, а британцы — нет. Но реальное положение американского президента примерно соответствует положению британского премьер-министра, а не короля. Это всего лишь глава администрации. Как заметил однажды Гор Видал, "президент США — это человек, исполняющий приказы".

  Вообще, я люблю читать интервью Гора Видала. Они бывают интереснее, чем его книги (хотя и книги хороши). По правилам игры в заоблачном мире должен время от времени появляться enfant terrible, который слишком много говорит перед обитателями мира подоблачного. Разумеется, в действительности он рассказывает только то, что нам разрешено услышать, донося тщательно отцензурированную и адаптированную версию того, что в действительности происходит за облаками. Тем не менее, это хоть какой-то, пусть многократно преломленный, отблеск реальности. О своей работе в штабе президента Кеннеди Видал неизменно говорит "когда я был при дворе Джона", о своих предках рассказывает "они контролировали пять штатов, а Алабаму мой прадед основал по своему капризу", о выборах — "о, это забавный процесс; люди сами отдают голос против своих интересов"…

  Для надёжности эти вещи излагаются устами литератора непростой сексуальной судьбы. Если вдруг скажет лишнее — всегда можно списать нa его богатую и порочную фантазию. Тем не менее, это привет из мира князей. Из мира, где по своему капризу основывают штаты и отдают приказы президентам.

  А ЖЖ-исты, похоже, приняли Стросс-Кана за представителя это мира. Они перепутали гоф-фактора с князем.

  Во всей широте спектр ЖЖ-мнений о неприятностях Стросс-Кана был представлен в недиалогах у Ужаса Совка. Я называю их недиалогами, потому что диалог там пытался вести в основном ув. [info]asterrot . Но с его собседниками это было практически невозможно, что он и констатировал в ответ на очередную глупую выходку с их стороны. Сам-то Астеррот говорил очевиднейшие вещи, например:
  "В смысле рационального мышления, не исчезает надежда, что мы живем не под прицелом до зубов вооруженной и абсолютно невменяемой нации, а нации коварной и продуманной, только изображающей из себя коллективного психа, но способной остановиться перед совсем уже деструктивными формами поведения."
  или:
  "Интерес лично у меня простой. "Начальство" свои интересы защищать умеет. И либо оно это делает более-менее на формально общих основаниях, посредством Закона, либо полностью уходит в область коммерческих и теневых отношений, эксклюзива. С частными охранниками, спецаэродромами, спецсамолетами, спецгостиницами и те де. Если тот факт, что ДСК — "Начальнег" достаточен для массовой поддержки его преследования, Закон полностью утрачивает для него и ему подобных какое-л. значение. Остаются связи, взятки, спецгостиницы и те пе. А это меня не устраивает."
 или:
  "Либо права Стросс-Кана защищены на принципиально общих, универсальных основаниях (с разумными поправками на обстоятельства, о которых я писал где-то выше), либо он вынужден защищать их частным, эксклюзивным образом, через "спец-". Как только страусы полностью перейдут на вторую модель, рассыпется одно из последних звеньев, по инерции удерживающих мир от полного беспредела. От прямого геноцида миллиардов людей."  (все цитаты вы может найти в следующей ветке)
  Впоследствии ув. [info]asterrot   посвятил этой теме отдельный пост, где сформулировал ещё чётче:
  "В чем значение дела Страуса Ханов? В демонстративном разрыве общественного договора. Бедным предлагается позлорадствовать злоключениям богатого (ну, скажем, очень обеспеченного и близкого к реально богатым господина). Богатым предлагается перейти к активному обеспечению собственной безопасности. Закон в современном мире ни для кого более не защита." Здесь
  Надо сказать, что я читаю Астеррота уже лет пять. Всё это время поражаюсь, с каким массовым непониманием встречаются его тексты. Кажется, их смысл сплошь и рядом ускользает даже от многих из умнейших блогеров. Например, ув. [info]soz_data_ccount  , сам обладающий весьма нестандартным мышлением, однажды ответил на вопрос "кого следует читать в ЖЖ?" словами "НЕалармистские посты Астеррота". Я же думаю, что Астеррот единственный в наших палестинах автор, пишущий осмысленные алармистские тексты. Это алармизм западного типа.

  На Западе алармисты прогнозируют катастрофические сценарии самого разного свойства. Это делается, чтобы общество вовремя распознало гипотетические угрозы и элиминировало их в самом зародыше. Когда европеец или американец пишет что-то вроде "эта страна катится к чёрту", это не значит, что она туда действительно катится. Это даже не значит, что автор думает, будто она куда-то катится. Это лишь значит, что он не хочет увидеть страну катящейся к чёрту и рассматривает гипотетический сценарий, при котором она могла бы туда покатиться. Наши же кликуши принимают их сценарии за чистую монету и повторяют, как откровение (cамые яркие примеры — это ситуация с европейской демографией или "мусульманским вызовом" Западу).

  Опыт показывает, что у нас публика воспринимает алармизм совсем не так, как на Западе. Видимо, в наших условиях предпочтительнее всё же несколько иные подходы. К тому же сам я по темпераменту весьма далёк от любого алармизма, хоть западного, хоть доморощенного. Поэтому и на алармизм Астеррота я обычно реагирую в духе "всё отнюдь не так плохо".

  Однако, если всерьёз задаться вопросом о заинтересованности князей в соблюдении законности и, шире, в сохранении общественного договора вообще, единственный честный ответ — эта заинтересованность близка к нулю. Дело не в том, что у очередного гоф-фактора проблемы. Проблемы преследуют гоф-факторов последние лет 500, не меньше. Дело в том, что князья в своём надоблачном мире давно уже обеспечивают собственную безопасность не посредством закона, а с помощью средств, недоступных нам с вами.
  Посмотрите, как проходят встречи какого-нибудь Бильдербергского клуба. На время конференции весь персонал отеля, где собираются бильдерберги, от поваров до уборщиц, просто заменяется на привезёных с собой людей. У нью-йoркской горничной не было бы шансов не только обвинить, но даже лицезреть ни одного из членов клуба. И ведь Бильдербергская группа — это не мировое правительство, это пиар-структура, лишь изображающая мировое правительство, чтобы конспирологам было, что описывать. Не очень удивлюсь, если члены клуба не решают вообще ничего, а собираются вместе вкусно поесть, и их самые сокровенные секреты — кулинарные. Но раз уж они взялись разыгрывать криптовластителей мира, для убедительности  им приходится изображать и непроницаемую отделённость от простых смертных. Само по себе это достаточно много говорит о том, как живёт заоблачный мир.
  Поэтому в данном случае мне не остаётся ничего иного, как добавить к своему обычному "всё не так плохо" крайне редкое у меня уточнение — "всё гораздо хуже". Общественный договор и законность — это вещи, нужные только нам внизу. Там, наверху, без них давно прекрасно обходятся.


%d такие блоггеры, как: