Browse By

Большой Ливийский Дайджест

«Европейским политикам и «вашингтонскому обкому» нужен психиатр»

Был нанесен ряд ударов, причем при объявленном последовательном ударе из трех эшелонов удары наносились из всех трех сразу, что говорит о весьма слабой координации тех, кто их наносил, и об отсутствии какой-то внятной стратегии, не говоря уже о тактике. Все это рассчитано на то, что войска Каддафи испугаются и разбегутся, чего мы не наблюдаем. А с учетом того, что о сухопутной операции речь не идет, как они собираются свергать Каддафи – непонятно.

Запад не был заинтересован в свержении Мубарака, как и в свержении Бен Али, но западные политики люди циничные и прагматичные, а потому сдают своих партнеров не глядя, надеясь, что последующие правители будут для них партнерами не худшими. Что тоже глупость. В свое время Джимми Картер говорил, что «с Хомейни мы договорились», когда в Иране свергали шаха. Ну и известно, как договорились и чем это кончилось. Примерно то же сейчас происходит на Ближнем Востоке и в Африке.

Если под демократией понимать власть толпы, возглавляемой несколькими немытыми фанатиками, или, наоборот, чисто вымытых политических спекулянтов, желающих уничтожить все политические, религиозные (не говоря уже о сексуальных) меньшинства, то такая демократия на Востоке, конечно, возможна. Но демократия западного типа является продуктом общественных отношений на протяжении длительного периода времени. Маленькое Сан-Марино существует в большой Италии как реликт демократии еще римских времен.

Вы, конечно, можете назвать демократией свару в парламенте, даже можете сформировать сейчас огромную оппозиционную фракцию, как в Афганистане, но только не надо параллельно школы для девочек поджигать и обливать учителей кислотой. Потому что это не демократия, а Средневековье, обернутое в красивую бумажку, чтобы было легче привлекать и разворовывать деньги. То, что происходит на территории Магриба и Египта, – это внутриклановые разборки: в Тунисе – вокруг жены Бен Али, большой приятельницы дочки Каддафи, в Египте – вокруг сына Мубарака, пытавшегося вопреки египетским традициям унаследовать власть, в обход мнения генералитета. Эти разборки все к демократии отношения никакого не имеют.

Как Каддафи стал кумиром России

Ну какой же Каддафи антизападный? Последний годы его борьба с западным неоколониализмом сводилась к тому, чтобы потрясти кулаками перед камерами, поорать с трибуны ООН и сказать очередную левую чушь в интервью международным телеканалам. Все это, конечно, не очень приятно, но можно и потерпеть, потому что никаких других проблем с Ливией у Запада не было.

После окончательной отмены всех санкций в начале 2000-х гг. западные компании получили свободный доступ в энергетический сектор Ливии. Если взять шесть крупнейших рынков сбыта ливийских углеводородов в 2009 г. (почти 80% экспорта), то все это будут страны Западной Европы и США. Такой односторонней ориентации на западные рынки не позволяют себе даже сверхлояльные Вашингтону королевства Персидского залива. У них экспорт обязательно диверсифицирован в Китай, Индию, Японию. Ливийское руководство о диверсификации рынков сбыта не задумывалось.

Ливийский нефтегазовый сектор организован по схеме, типичной для всех слаборазвитых сырьевых экономик. Формально всем ведает госмонополия «Национальная нефтяная корпорация». Но у нее нет ни специалистов, ни технологий, чтобы заниматься нефтедобычей самостоятельно. Поэтому функции этой конторы сводятся к тому, чтобы заключать с западными компаниями соглашения о разделе продукции. То есть разведкой и разработкой ливийских месторождений занимаются иностранцы, отстегивая за это какую-то долю правительству Ливии. Учитывая уровень квалификации и коррупции в ливийском руководстве, можно себе представить, на каких условиях заключались, а главное, как выполнялись эти соглашения.

Остается только удивляться, что Доку Умарову до сих пор не пришло в голову объявить, что конечная цель его деятельности – борьба с мировой гегемонией США. Это бы многократно увеличило ряды его сторонников в России. А некоторые российские эксперты по геополитике, я думаю, не отказались бы даже взорваться где-нибудь в метро или аэропорту, если бы знали, что взрывают их не просто так, а назло проклятому Вашингтону.

Маленькая трагедия посла Чамова

Чтобы в стране своей родной не казаться девочкой чужой, тем более, чужим мальчиком, из документов посла должно быть видно, что интересы своей родины, ее ценности, ее политический курс ему важнее даже дружбы с гостеприимными туземцами, и хороший посол про это не забывает. Вот посол Байерли после призыва не продавать оружие Грузии продолжает: «Конечно, это вызовет недовольство президента Саакашвили, но мы не видим другого пути нейтрализации преимущества России в территориальном, географическом и прочих отношениях». То есть не для России старается, а для нейтрализации – высоко сидит, далеко глядит – даже до самой вершины национальных интересов.

Люди из Управления по внешней политике и вообще администрации президента снисходительно смотрят на мидовцев, почтальонов и корреспондентов. Ведь они – при августейшей персоне: знают прогноз погоды, куда подует ветер, куда направит стопы монарх, и мнят себя центром реальных внешнеполитических решений. Мидовцы, если им что-то не по душе, считают сотрудников Управления выскочками и снобами, а также людьми поверхностными, которым не достает полевой практики, и поэтому их решения поверхностны, взбалмошны, недальновидны.

Отсюда и диссонанс, а, может быть, полифония в игре нашего дипломатического рояля: в правой руке – партия судьбы, в левой – жалоб на судьбу. «В Москве с сожалением восприняли эту вооруженную акцию, предпринимаемую со ссылкой на поспешно принятую резолюцию 1973 СБ ООН», – жалуется левая рука в лице представителя МИД Александра Лукашевича. А правая рука в лице президента Медведева отвечает граду (Путину) и МИДу: «Если сегодня пытаться бить себя крыльями по корпусу и говорить, что мы не понимали, что делали, это было бы неправильно, мы сознательно на это шли. Все, что происходит в Ливии, связано с безобразным поведением, которое осуществлялось руководством Ливии». То есть левая рука не ведает, что делает правая, зато правая точно знает, что она делает.

«Думать, что сейчас закончится война и начнется демократическая Ливия, – большая ошибка»

Ливийская революция охватила Джамахирию и разделила племена варфалла, зауийа, магархи и каддафа, арабов, берберов и туарегов на два лагеря: за и против Муаммара Каддафи. Известно, что ВВС Ливии состоят преимущественно из представителей племени каддафа, которые слепо подчиняются «брату-лидеру». А вот могущественное племя варфалла переметнулось на сторону повстанцев в самом начале ливийских событий, а затем вновь заявило о своей преданности Муаммару Каддафи.

Каддафи заключил устные договоренности с двумя сильнейшими племенами: варфалла и магарха. В обмен на лояльность они получали немалые финансовые и военные привилегии от режима Каддафи. Представители этих двух племен стали костяком ливийской армии вплоть до командирского состава.

Проблемы начались в конце 70-х гг., когда Ливия влезла в войны в Чаде и Уганде. Эти  дорогостоящие войны, которые унесли жизни многих ливийских солдат, не имели никакого отношения к безопасности самой Ливии, и были, скорее, личным капризом самого Каддафи. Тогда пошли первые трещины в отношениях Каддафи и двух могущественных племен.

В 80-х гг. восстания против Каддафи в рядах армии происходили одно за другим. В конце концов, даже Абд ас-Салам Джаллуд, правая рука брата-лидера, ушел со своего поста. Джаллуд принадлежал к племени магарха, и этот случай стал очередным доказательством того, как испортились отношения между главами этих племен и Муаммаром Каддафи. В 2000 г. серьезные беспорядки начались на территории племени зауийя.

– Зауийя – это тот самый город, где на протяжении последних недель шли самые ожесточенные бои между лоялистами Каддафи и оппозицией. Почему все началось именно там?

– Этот город годами страдал от волн незаконной африканской иммиграции, власти не вмешивались, и местное население решило положить этому конец. Жертвами того восстания оказались африканские иммигранты, но это был бунт против Каддафи.

Мы говорим о мощных и влиятельных племенах, но неправильно бы было приписывать им все те перемены, которые происходят в этой стране. Я убеждена, что нынешнее восстание против Каддафи – это народное восстание. В Ливии довольно высокий уровень образования, и за последние четыре десятилетия население начало селиться в городах, начался процесс урбанизации. Появились системы, которые объединяют людей из различных племен, появились оппозиционные движения, правда о них очень мало информации. Ливия меняется, но, по-прежнему, остается загадкой. Тот, кто думает, что сейчас закончится война и начнется другая, демократическая и свободная Ливия, совершает большую ошибку.

Почему Каддафи проиграл

Будь Каддафи немного порасторопнее, легко мог бы проскочить. Желание Запада защищать идеалы демократии и права человека последнее время весьма ограниченно. Когда на руках Афганистан и Ирак, им совершенно не до Ливии. А тут еще Китай и Россия со своими всегдашними «озабоченностями». Пускай кровавое, но, главное, быстрое подавление восстания полковнику бы запросто простили.

И все бы потекло по-старому. Вон, CEO итальянской Eni прямо накануне новой резолюции ООН успел призвать Евросоюз снять с Ливии санкции и возобновить энергетическое сотрудничество с Каддафи. В конце концов, Европа простила полковнику теракт над Локерби, когда погибло 270 человек, причем своих, белых. А тут речь всего лишь о неустановленном количестве арабов, которых европейцам и так девать некуда.

Но за долгие годы правления полковник стал старым и нерасторопным. Он не успел подавить восстание в разумные сроки. После месяца боев правительственным войскам так и не удалось захватить крупный город Мисурата на лояльном Западе Ливии. Всю последнюю неделю солдаты Каддафи бьются за небольшой городок Аждабию, которым, вроде бы, так до сих пор и не овладели. Все это на фоне ежедневных сообщений о десятках погибших. А ведь впереди еще столица мятежников, второй город Ливии Бенгази. Там бы могла начаться такая резня, что никакое японское землетрясение не спасло бы западных лидеров от жесткой критики за бездействие.

Для мирового сообщества в Ливии вырисовывалась безрадостная картина. Каддафи, скорее всего, победил бы мятежников, но так медленно и кроваво, что стал бы совершенно нерукопожатным даже для не очень разборчивых лидеров. А это значит, что все многолетние усилия по открытию Ливии пошли бы насмарку. Ливийская нефть лежала бы нетронутой под санкциями, а мир опять получил бы злобного и неадекватного изгоя, который организует теракты и втихаря собирает атомную бомбу. Такого, конечно, никому не надо, даже Китаю, поэтому мировое сообщество согласилось чуть-чуть помочь повстанцам избавиться от Каддафи.

%d такие блоггеры, как: