Browse By

*8*

© Сиван Котовский

© Сергей Копысский (иллюстрации)

Очень часто в последнее время в связи с массовым протестом упоминается Купала и его «Людзмі звацца». Что является вполне очевидной ассоциацией на окружающую действительность. Внезапно проснувшийся в народе запрос на ощущение себя людьми, а не частной собственностью всё дальше удаляющегося от реальности в эмпиреи сознания собственного величия, прямо скажем, довольно мерзкого старикашки хорошо рифмуется с событиями стопятнадцатилетней давности, когда центробежные процессы дряхлеющей империи пробудили волну национального самосознания. Однако, для тех, кто на уроках литературы чуть меньше был озабочен пубертатными заботами, более очевидна параллель с другим классическим произведением – «Сонетом» М. Богдановича. Тем самым, где символом роста национального сознания изображено засохшее зерно, много лет пролежавшее в горшке, но, тем не менее, давшее всходы.


И правда — ещё весной казалось, что десятилетия целенаправленной борьбы с национальным движением, в котором была задействована вся мощь государства от пропаганды до оперативной работы и политического сыска, уже давно маргинализировали саму идею борьбы за национальное возрождение. Все партии, отстаивающие национальную повестку, были превращены в небольшие собрания фриков, ругающихся между собой из-за мелочных вопросов, никого, по сути, не представляющих, но, тем не менее, профилактически прессуемых в случае возможных обострений внутриполитической ситуации. А всё национальное строительство и дальше будет происходить в пределах обозначенных правящей администрацией границ, и будет не более, чем одним из инструментов сохранения личной власти одичавшей Мадуры — уже в торгах независимостью с московскими спонсорами этой политической прошмандовки.

Тем более удивительным оказался массовый запрос именно на национальное возрождение и национальную символику, которая, как феникс из пепла, вдруг взлетела и захватила широкие массы. При том, что сейчас общественная поддержка национальной идеи более осознанна, чем была в начале 90-х, когда общество в основной массе было дезориентировано и в общем не понимало толком ни ценности, ни необходимости строительства национального государства с опорой на традицию. Независимость и национальные символы достались без усилий, а что не имеет цены не имеет и ценности. Нынешнее общество, похоже, хорошо усвоило этот урок. Цена – четверть века деградации государственных институтов, экономики, отсутствие ясных перспектив и всё больше ощущаемое национальное унижение.

Понятно, что общество менялось постепенно, но внешние проявления этих изменений до поры оставались незаметными, будучи придавленными плитой государственной политики. Параллельно происходили изменения и внутри самого госаппарата, эту политику осуществлявшего. Абсолютная власть развращает абсолютно, и сейчас в выступлениях и интервью раздаваемых разного калибра начальниками отчётливо видна степень морального разложения и личностной деградации. Всё их представление об общественном устройстве вполне укладывается в представления жителей планеты Плюк: «Они будут перед нами ползать, а мы на них плевать». И за своё право бить граждан по ночам и закатывать их в эцих с гвоздями эцилопы из МВД угрожают самыми свирепыми карами и самой паучьей лексикой.

Может ли у них получится? Теоретически да. 90 лет назад национальное возрождение было задавлено волной бездушных и свирепых репрессий и политикой, искалечившей социальную структуру общества. Ущерб был настолько огромен, что после войны национальная интеллигенция рекрутировалась чуть ли не с нуля. Для понимания: на истфаке БГУ в 90-е висел стенд с фотографиями историков первой половины ХХ века, — из всех, кто там изображён, 1940-й год пережил, кажется, один или двое. Понятно, что новая интеллигенция формировалась под сильным влиянием компартии и имела прививку страха, она отчётливо понимала, где черта, которую лучше не переходить. В сочетании с демографическими потерями от коллективизации и войны всё это сильно снизило актуальность идей национального возрождения.

Могут ли они повторить? Вряд ли. На прежнем витке террор осуществлялся мощной машиной и имел в экономической основе ресурсы разоряемой деревни, которые в тот период вполне ещё можно было продать на внешний рынок. И сами деятели террора были настоящими людоедами, а не обгадившимися со страху мелкими функционерами, осознающими масштаб своих преступлений, совершенных от отчаяния и теперь за показной быковатостью скрывающих запах форменных брюк.

Тут все собравшиеся не с Луны приехали и понимают, что построенная местной Мугабой экономика не имеет достаточного запаса прочности, и чем дальше, тем больше такие абстрактные потребности как «Людзмі звацца» будут подтверждаться уже вполне конкретными экономическими претензиями. А потому любые возможные успехи в области махания дубиналом могут быть исключительно тактическими и временными. Обратный отсчёт идёт, и времена, когда вместе с маской захочется сорвать уже и лицо всё ближе.

Если мои тексты помогают вам поддерживать оптимистичное настроение в отношении происходящего в стране, и вы считаете, что они могут мотивировать ещё кого-нибудь, сделайте репост, пожалуйста. В рамках проекта «журналистика без вымогательства».

08.11.2020

%d такие блоггеры, как: