Browse By

Туман воспоминаний

С некоторых пор я сильно упростил свои взгляды. Послал, тыкскзыть, на хуй внутреннего цензора. Если при мне какая-нибудь совецкая гнида вдруг начнёт, тряся полученными за это золочёными цацками, вспоминать, как он(а) доблестно убивал(а) евреев, то получит от меня в табло. Буде же такое действие по какой-либо причине невозможно, я прекращу общение с человеком, «благодаря» которому я оказался в одной компании с гнидой — реальной или виртуальной. Сорян, но вот.

Типичный диалог с поборником «исторической правды» и «непредвзятости» выглядит приблизительно одинаково чуть более, чем всегда:

— А как вы относитесь к американцам, которые тоже выполняли интернациональный долг по приказу своего правительства?
— У американцев нет такого идеологического конструкта.
— Это неважно, как ни назови — «интересы державы», например.
— На самом деле охуенно важно, но замнём для ясности. Если они не участвовали в военных преступлениях, то с огромным уважением.
— Почему?! Американцам, значит, можно, а нам нельзя?!
— Именно.
— Это почему же?!
— Если вы не понимаете, то вам не сюда, а отсюда. Желаю долгих лет жизни в нищете и многочисленных хронических недугах.

В общем, отказываюсь я понимать тех, кто с определённым даже пиететом пересказывает воспоминания уже, слава вселенной, дохлых или ещё, не дай бог, живых — позор вселенной, вселенная, ты чо?! — ихтамнетов, выполнявших «тырнациональный долг» в арабо-израильских (не только, но этих — в первую очередь) войнах. Не поймите меня неправильно: исторические документы даже в такой произвольной и фривольной форме, как письменный пересказ устного ихтамнетского творчества, очень важны. (Они даже могут меня, как автора, заинтересовать. Но то, что уместно в романе, неуместно в личном общении. А блоги и сети — это личное общение, и обозначить позицию — если она есть — необходимо. Ну, а коли нет…) Чего я точно не приемлю — это пиетета. Или, что ничуть не лучше, «равноудалённости». Война, мол. Алягер, мол. Такие дела, мол.

Нет уж, мои торагие. И на запоздалое «сожаление» этих «солдат», вызванное возрастными изменениями гормонального фона, мне ровно и гладко насрать. Не верю-с.

На войне как на войне — это когда на тебя напали, и ты защищаешься. В крайнем случае — наносишь упреждающий удар по врагу, совершенно точно собирающемуся прийти тебя убить. А когда тебя в бой послал товарищ Сралин, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать, то бишь помочь арабам сбросить евреев в море — то ты уже не воин-защитник, а говноед-ихтамнет. Не повезло в империи родиться — найди способ ускользнуть от «долга». Леонид Филатов, да будет благословенна память о нём, очень хорошо по этой теме проехался:

Пред родиной, конечно, неудобно…
Долги, конечно, надо отдавать…
Но почему она — в уплату долга —
С вас требует кого-то убивать?
И коль у вас пред ней долги такие,
Что даже жизнь — в уплату их — пустяк,
То хочется спросить вас, дорогие,
Зачем же вы одалживались так?
Коль родина удар наносит сзади,
Да так, что аж в глазах потом круги,
То лучше, дорогие, не влезайте
Вы к этой страшной родине в долги!

Не можешь уклониться — не удивляйся, что тебя не понимают и не прощают, как возжелал один комментатор в одном из обсуждений. Так и сказал, прямым текстом: вы, евреи, плохие, потому что не умеете «простить и забыть». Дай нам бог и дальше оставаться такими же — или даже стать ещё хуже. Как сказал именно про такой случай Алексей Алексеевич Широпаев: «Я не звал тебя в гости, совок. Я не звал. Остальное – детали».

КДПВ:

%d такие блоггеры, как: