Browse By

Золотые поезда из лубянского гнезда,

или ещё один пример манипулирования русским бессознательным

В связи с прошедшей печальной и некруглой годовщиной принуждения чехов и словаков обратно к сисисипизьму по сети снова понеслись тухлые «воспоминания» ватной сволочи про якобы «украденное» чехами и словаками «русское золото».

О том, что у ватной сволочи вместо памяти и прочих свойств разумной человеческой личности внутре находится кремлёвская неонка с лубянским сраленоидом, люди всемерно (вроде бы) наслышаны, но некоторых малых сих бульканье про «золото украли» по-прежнему смущает. Почему смущает — да потому, что дивно укладывается в лекало реверсивного карго-культа «воруют все, а в нас пальцем тычут». О том, что тыкать надо — и давно — не пальцем и не в спину, я, пожалуй, в другой раз поподробнее расскажу, а сейчас — о чехах, словаках и золоте.

Итак, вопрос первый. Предположим, командиры Чехословацкого корпуса, полюбовавшись случайно попавшими им в руки сокровищами, целомудренно решили оставить их нетронутыми. Неужели кто-то думает, что, оказавшись в большевицких заграбках, это золото (или что там было) послужило бы на благо русского народа? Нет, серьёзно?! Ну-ну.

А теперь вопрос второй — главный: кто из внимающих ватным «воспоминаниям» знает, что на самом деле произошло с этим самым «русским золотом»? Ручаюсь — почти никто.

На самом деле т.н. «золото Колчака» вообще не попало в Чехословакию — ну, или попало в количествах, никогда не оказывавших (и не способных оказать) сколько-нибудь заметного влияния на экономику молодой республики. Басни об «украденном» чехословаками золоте — не более, чем наглое, подлое большевицкое враньё, распространяемое и поддерживаемое чекистской мразью вот уже более 90 (девяноста) лет, о чём давно и подробно рассказано.

Примечательно ещё и то, что эту бессовестную и злонравную хлусню не только разносили прежде всего т.н. «консервативные» (т.е. самые тупые и дикие) круги русской эмиграции с подачи тов. Дзержинского и Артузова, — но и по сей день её можно услышать от бесчисленных русскоязычных обитателей Праги как не подлежащую ни сомнению, ни обсуждению истину.

Между тем, руководство возникшей на обломках двуединой восточной империи немцев и мадьяр Чехословакии отнеслось к бежавшим русским (и украинцам, кстати) с честью, благородством и присущим ему в тот исторический период романтически-националистическим идеализмом. А именно — придумало и, что гораздо удивительнее, претворило в жизнь проект под названием «Русская Акция».

Деятельность республики трудно переоценить: под влиянием Чехословакии и авторитета Масарика другие европейские страны начали оказывать русским помощь и поддержку. Неизвестно, делалось бы это вообще и тем более столь систематически, если бы не захватывающий дух пример Праги.

«Программа Чехословацкого правительства была направлена не только на ассимиляцию русских беженцев в Чехословакии, но и на сохранение и развитие их собственной культуры и науки. Воспитание и подготовка русских национальных специалистов — инженеров, учителей, управленцев — считались выгодными для молодого Чехословацкого государства, которое для защиты своего существования от германской и венгерской угрозы, нуждалось в восстановлении на своей восточной границе мощной национальной России, которая, как ожидалось в 1920-х годах, скоро сможет сбросить власть большевиков и ей понадобятся национальные кадры управления. Такой подход делал чехословацкую программу помощи русским беженцам уникальной.

Чехословацкие власти привлекали в страну преимущественно деятелей науки, экономистов, инженеров, агрономов, писателей, поэтов, театральных деятелей и молодёжь — для получения образования за счёт Чехословацкого государства. «Русская акция» в Чехословакии финансировалась из государственного бюджета, в основном — министерства иностранных дел. Была организована первая помощь беженцам, оставшимся без средств к существованию. Но не только — акция предполагала всестороннюю поддержку — от материальной поддержки нуждающихся до средств на развитие культуры, образования, получения медицинской помощи — для пожилых, инвалидов и нетрудоспособных медицина была бесплатной.

Русским и украинским студентам предоставлялась возможность завершения образования. В Праге, которую стали называть «русским Оксфордом», были открыты Русская гимназия, Русский народный университет, Русский юридический факультет, Русский институт сельскохозяйственной кооперации, 11 научных обществ и учреждений. Обучение шло на русском языке и по программам, существовавшим в Российской империи. Вели обучение русские специалисты высочайшего уровня — юристы П. И. Новгородцев и П. Н. Савицкий, историки А. А. Кизеветтер, А. В. Флоровский, Г. В. Вернадский, экономисты П. Б. Струве и С. Н. Прокопович, философы Н. А. Бердяев, Н. О. Лосский, А. Л. Бем, биолог М. М. Новиков, литературовед Д. И. Чижевский и другие».

«В середине 1920-х гг. «Русская акция» принимает весьма внушительные размеры. Средства поступали через министерство иностранных дел, фонд президента, Чехословацкий Красный Крест, а также существенную поддержку, материальную и моральную, оказали эмигрантам благотворительные организации и частные лица, знавшие Россию или жившие там ранее, представители чешской интеллигенции, не равнодушные к русской культуре. На «Русскую акцию» Чехословакия истратит больше средств, чем все остальные европейские страны, вместе взятые, — более полумиллиарда крон, или пять процентов среднегодового бюджета республики.

По замыслу президента Масарика, надо было «собрать, сберечь и поддержать остаток культурных сил России…». Однако «Русская акция» преследовала не только гуманитарные, но и практические цели. Они варьировались от подготовки кадров для «будущей России» до сохранения тех эмигрантских институтов, чье культурное значение приносило престиж принимающей стране.

Исследователи приходят к выводу: «Русская акция» была уникальным явлением среди когда-либо существовавших программ помощи лицам, вынужденным покинуть родину». (Отсюда)

Существует достаточно серьёзный корпус текстов, освещающих программу «Русская акция», в т.ч. на русском языке. Наиболее полной на сегодняшний день, на мой взгляд, является сборник, выпущенный к 90-летию начала «Русской Акции». Думаю, этот сборник всё ещё можно найти в России, а уж в Ленинской библиотеке он гарантированно имеется, — разве что чекисты законопатили его под какой-нибудь секретный гриф.

В который раз я обращаюсь к русским с настоятельной просьбой: хватит слушать враньё лубянских палачей. Пользуйтесь разумом и оставайтесь рационалистами. Уверен — в будущем вам это очень пригодится.

Ну, и немного готовности отплатить добром за добро тоже никому ещё не помешало.