Browse By

Беги, чтобы не упасть

То и дело натыкаюсь на рассуждения современных русских националистов с мощным, так сказать, этническим сантиментом, и понимаю — с ужасом — насколько национальная мысль у русских отстала от мировой. С ещё большим ужасом понимаю, что отставание это практически невозможно наверстать.

Русские этнические националисты понимают, что империя подыхает, и хотят пересобрать Россию в национальное государство на этническом принципе. Не «Россия для всех», а «Россия для русских». Хотят они этого не от природной злобности (ну, вы поняли), а от природного, природой ордынско-поствизантийской «государственности» обусловленного, невежества. Я не оскорбляю — я констатирую.

Природное невежество — не порок. Порок — сознательный отказ от просвещения ради соблюдения «идеологической чистоты». «Не надо нам ваших западных гимназиев с академическими поучениями, мы тут на месте сами разберёмся, кто русский, а кто жопой узкий», — вот это уже повод трубить тревогу во все иерихонские трубы.

Я буду предельно краток, поскольку вкладывать западное академическое образование в головы русских националистов — не моё амплуа и не моя задача. Я, прошу прощения за кокетство, довольно поверхностный литератор с очень неповерхностной чуйкой, у которого даже не хватает ума и способностей эту чуйку в понятные — железобетонно понятные, иначе смысла нет — слова трансгрессировать. Но я стараюсь, стараюсь, — может, чего и получится, в результате-то.

Итак.

Национальное строительство по принципу этничности невозможно без этнических чисток. Этнические чистки — это даже не Азия, это Африка. Причём — Африка, в основном, прошлого века. Как минимум. Бывшая Российская империя находится всё-таки, по крайней мере — географически, в Европе. В Европе никто этнических чисток не потерпит. Это не значит, что этносентиментальным русским националистам светят живительные НАТОвские бомбардировки, — совершенно не обязательно, хотя и не исключено. Это означает, что на период где-то с полвека после выполнения программы этнических чисток (есть ли она, появится ли — это я пока оставлю в скобочках) деятели русского национального государства (или государств) будут напрочь отрезаны от процессов экономической и политической интеграции в единое экономическое и политическое пространство Запада, сейчас как раз возникающее со скоростью, от которой желудок прилипает к позвоночнику (и которому путиностанские ворогоблины пытаются помешать — но это немножко другая тема, к ней я вернусь чуть позже и не здесь). Они, националисты, очень не любят это слово, но в результате реализации своей этнической программы они окажутся в самом прямом смысле нерукопожатными. С ними вообще никто никаких дел иметь не станет: несколько десятков отвязанных авантюристов с Запада — не в счёт. Эти полвека на практике превращаются в ВЕЧНОСТЬ. И не понимать этого — значит, совершать самоубийство. И не просто самоубийство, но самоубийство самым что ни на есть маловысокоэстетичным способом. Утоплением в говне с предварительным удушением вверх ногами на дне, то есть.

Проблема для русских националистов состоит в том, что этнический национализм, невозможный, кстати, без определённой гитлероватости, для Запада уже даже не прошлый век, а вообще чумная архаика. Опять-таки, нет ни времени, ни здоровья в стопиццотмиллионый раз объяснять, почему это именно так и никак иначе быть не может. Просто это уже так и этот факт нужно осознать. Причём, осознать всей душой и, желательно, деятельно. Не моё жидовское дело указывать, как именно это должно выглядеть. Моё жидовское дело — предупредить.

Предупредить, в том числе и о том, что отсылки к опыту Государства Израиль, с некоторых пор горячо возлюбленного целым рядом этнических русских националистов, но возлюбленного, увы, совершенно не за то, за что стоило бы, — не проканают. Во-первых и в самых главных — потому, что евреи никакой не этнос, а этноконфессиональная общность, и таковыми были буквально с первого дня как своей мифической, так и фактической истории, и окончательно превратились в классическое государство-нацию, только без территории, за время своих приключений в изгнании. Тора им была вместо конституции, а Галаха — вместо Свода законов Российской Империи. Любой сколько-нибудь представительный ДНК-тест это подтвердит с лёгкостью необыкновенной. И строить Израиль приехали именно представители этого безземельного государства-нации. Ну, а этнических русских националистов, в Израиле никогда не бывавших, при посещении подъевреивает мощный когнитивный диссонанс от обилия совместно строящих государство-нацию этнических субстратов: чтобы такую пестроту можно было объяснить какими-нибудь флуктуациями фенотипов, нужно обладать безудержной фантазией прямо вот эталонного исусика-общечеловека.

Во-вторых, могучий этноконфессиональный «акцент» доставляет Израилю такое количество переходящих в чрезвычайное качество неудобств разнообразного практического толка на всех мыслимых и немыслимых уровнях, что желать этих неудобств русским националистам у меня не поворачивается ни одна часть моего бренного тела. (Эмпатия — основополагающая составляющая человеческой культуры, меня ею, извините, с рождения пришибло.) Просто советую им поверить, что завидовать тут совершенно нечему, — возможно, потом, со временем, получится понять.

В-третьих, обретение территории с неизбежными эксцессами этнически-зачистного характера у государства-нации Израиль происходило в прошлом веке сразу после дичайшего смертоубийства чуть ли не 100 млн. человек с применением ядерного оружия, «Вторая Мировая война» называется, если кто запамятовал. А этнические получистки в виде института неграждан в двух из трёх балтийских новообразовавшихся государств были с огромным неудовольствием приняты Западом на условиях предельного ограничения по срокам и формату — с «дорожной картой» превращения «неграждан» в граждан, и в условиях «величайшей геополитической катастрофы», — иначе балтийским новым госстроителям пришлось бы примерно так же херовато, как сербам. Если не хуже.

Короче, мой пойнт необычайно однозначен: любой национализм, кроме культурного, в нашу эпоху ведёт исключительно в могилу. То, что было хорошо для эпохи Великих европейских революций, сегодня означает политическую, а вслед за ней экономическую катастрофу. Катастрофу, прошу поверить, пока не понято, окончательную. Необратимую. На игры сначала в этничность, а потом в культурную идентичность времени нет вообще от слова «совсем». Если этот процесс надо пройти — надо пройти его исключительно в голове, и, мало того, — надо сделать это очень быстро. Я даже не представляю себе, каких усилий русским националистам это будет стоить, — и честно говоря, не хочу: страшно.

Но, как говорил благословенной памяти Историк и Учитель Культуры Григорий (Соломонович) Померанц, «русские показали себя учениками, способными превзойти своих учителей, пусть и в формах, созданных учителями», — поэтому надежда ещё теплится.

Не разочаруйте меня и всех остальных, пожалуйста, дорогие русские националисты. А то вам же и дороже выйдет.