Browse By

Битый опять ноет, или ответ самогуру

В очередной колонке мерзоватый Кашин снова обрушивается на Запад с дикими, абсурдными обвинениями и несусветными претензиями.

Почему я считаю, что Кашин мерзоват? Ну, хотя бы потому, что для своего сайта неуважаемый мною г-н Кашин выбрал домен .guru. Казалось бы, суть журналистской работы и публицистического творчества — распространение правдивой информации, строгая приверженность фактам, уважение к читателю. Домен .info, если уж Кашин не хотел связываться с безликими .com и .org, подошёл бы как нельзя лучше… Но нет, — Кашин считает себя как минимум «гуру», мудрецом, имеющим основания через губу поучать. Поучать и обидевший его лично преступный кремлёвский режим — с которым, надо заметить, у Кашина прежде не было никаких принципиальных разногласий: мудрецу потребовался личный опыт собирания выбитых зубов поломанными руками, чтобы «прозреть». Поучать и Запад, в «лице» Швейцарии приютивший самозваного «гуру», — и не просто поучать, а выступать в роли сразу и судьи, и прокурора.

Никакого «русского мира», о котором согласованно, хоть и на разный манер, долдонят Кашин и Кремль, не существует. Существует мир искалеченных совецким рабством атомизированных невежд, оторванных от западной традиции Возрождения и Просвещения, благодаря которой появился немногочисленный класс русских образованных людей, в начале ХХ века выброшенных за пределы родины могучим хтоническим ураганом восстания безграмотной массы, обезумевшей от войны и бесчеловечной эксплуатации. Ураганом, позволившим вырваться наружу самым чёрным, самым ужасающим инстинктам взаимного мучительства и презрения к личности, к собственности — к тому, что послужило отправной точкой для тех самых Возрождения и Просвещения, без которых никто из нас — в том числе и Кашин, и ублюдки вроде кремлёвских ворогнид — не уподоблюсь Кашину, и не стану его с последними отождествлять — даже не родились бы. Именно дикарство и увечность всех этих недоуехавших, продолжающих — только вдумайтесь! — десятилетиями после своего физического отбытия непрестанно и упоённо насаживаться головой на останкинскую иглу, даёт Кремлю и Кашину политический капитал, который они с таким удовольствием пускают в ход.

Кашин — сознательно или нет — требует от Запада того, на что на Западе по определению не способны: а именно, к репродукции ордынско-царистско-совецкого патернализма по отношению к человеку. Кашин, прямо как записной адепт негритюда, обвиняет: совецкие люди, мол, «уезжали туда, где их никто не ждал», и поэтому «оставались внутри себя россиянами просто потому, что им некем больше было быть». Нет, г-н Кашин, они оставались внутри себя дикарями и калеками не поэтому, а потому, что их никто не заставлял быть кем-то другим! Совецкий дикарь может быть кем-то — или стать кем-то, кроме самого себя — только из-под палки, только под угрозой насилия, — вот что докладывает нам г-н Кашин! Исчерпывающая, однако, характеристика, куда больше похожая на диагноз!

Глобализация, то есть, говоря прямо, полная победа западного способа организации экономической и общественной жизни, привела к тому, что на самом Западе появились диаспоры и анклавы, тайно или явно нежелающие мириться с этой, вполне себе объективной, реальностью. Совецкие, исламские и прочие, менее заметные группы дикарей и калек явились к нам навеки поселиться — и не проявляют ни малейшего стремления стать людьми. Напротив, они изо дня в день, со свойственным дикарям тупостью и упорством, изо всех сил стремятся разрушить Запад, предоставивший им — более чем великодушно — возможность вылечиться от дикости. Продолжают сидеть по уши в дикости сами — и не позволяют своей молодёжи, своим детям использовать этот шанс. Кремль инструментализирует их увечье и дикость, а кашины всех мастей ноют и требуют «заметить» и «полюбить». И, что характерно, и у Кашина, и у Путина, и у самих используемых во все дырки виноваты отнюдь не они сами — а только и исключительно глупый, недальновидный, бездушный, злокозненный и злонамеренный Запад.

Может, вам всем ещё эдельвейсами на грудь нагадить?!

Кажется, я уже всё сказал по этому поводу, — но, видимо, обречён повторять снова и снова.

Даже дикие звери, заболев и поранившись, из последних сил ковыляют на свет и тепло, к человеку: только он может вылечить и спасти, и даже их животного разумения достаточно, чтобы это понять. А вы ненавидите нас, и кидаетесь в нас единственным оружием, которое способны произвести — вашими детьми, как тестом из квашни. Ещё бы — у вас их так много, так о чём сожалеть?! А потом, запечатлев купленными у нас камерами их окровавленные тела, разбившиеся о нашу броню, вы размахиваете этими снимками, вопя о нашей жестокости и размазывая по рожам крокодиловы слёзы.

Вы ненавидите жизнь и труд, мечтая поскорее перебраться в свой рай для бездельников, блудодеев и наркоманов. Мы работаем день и ночь, пытаясь обустроить наш мир для удобной, достойной, свободной жизни, а вы ненавидите нас за это, прикрываясь лживыми бреднями о каком-то несуществующем духе, который всё устроит, стоит лишь помолиться и принести ему в жертву наши тела и дела. Да, мы совершаем ошибки — но это ошибки созидания, творчества и познания. Именно поэтому вы впадаете в панику и неистовство: разглядывая в лупу вросший ноготь на нашем мизинце, вы орёте — «Зараза!», и пытаетесь под шумок перерезать нам горло ножом. А что вы творите с вашими собственными детьми?! Учить ребёнка — великий и сложный труд, а вы — не умеете, и не хотите учиться. Всё, чему вы способны их научить — ненависть. А наши квислинги, уже не разбирая, где жалость, где совесть, подвывают вам в унисон.

Ненавидя нас, вы накажете себя сами: когда наши внуки будут водить звездолёты по Млечному Пути, ваши — точно, как вы — и пять, и десять веков назад — будут сидеть в полутёмной лавке и громко орать оттуда, зазывая нищих купить за бесценок найденный на помойке хлам: транзистор без верньера, ружьё без затвора, просроченный аспирин. Вы дикари и калеки, и вас стоило бы пожалеть, — но вы жадные, тупые, криворукие, завистливые, похотливые калеки.

И жалеть вас, молящихся Кремлю и позволяющих кашиным называть себя вашими «гуру» — противно.