Browse By

Довольно простоты

Развитие — это нарастание сложности. Почему креационисты с ненавистью набрасываются на эволюционистов? Потому что первые уверены в том, что мир был сотворён и должен оставаться неизменным. Вторые убеждены, что усложнение живого и рукотворного — естественный процесс, закон природы. Что преодолеть этот закон можно, лишь разрушив мироздание, отменив его.

Цивилизация — это нарастание сложности: от долблёнки к плавающим городам, от урожая сам-треть до полутораста центнеров пшеницы с гектара. (Если цифра ещё не достигнута — значит, будет достигнута, и раньше, чем вы полагаете.) Даже религиозные культы усложнялись со временем, несмотря на декларации неизменности: от примитивного камня на естественном возвышении — к собору Св. Петра или Исаакию.

Нарастание сложности можно принять, трудясь над выработкой адаптационных механизмов, — именно этим занимаются взрослые люди, «взрослые» нации, современный, модерный мир. А можно выбрать отрицание — именно отрицанием сложности, попытками защититься от неё заняты общества архаичные, отказывающиеся «взрослеть». Путь взросления не усыпан розами — глупо это оспаривать. Но не ошибается лишь тот, кто ничего не делает.

Отторжение сложности выглядит и смешно, и страшно — все эти Кадыровы, попы в телевизоре, угрозы «стереть в ядерную пыль», воспевание бород на унылых щщах и прочий гламур из ушата с помоями «традиций». Нельзя, однако, не принимать эти настроения всерьёз — напротив, тут даже чрезмерная серьёзность не будет лишней. Усердие, с которым РФ с ИГ пытаются отменить законы природы, убеждает в том, что опасность упростителей велика.

Сложность хрупка, но прекрасна. Простота устойчива — но отвратительна.