Browse By

На родине Шагала

Свой взгляд не навязываю, но для меня ясно, что самая хорошо организованная барщина на длинной дистанции все равно проиграет. Так ли, этак ли — где-нибудь прогниет и треснет. Тогда и начнутся главные проблемы. Сейчас-то полбеды — диктатор, не диктатор, а жить можно. А вот что будет ПОСЛЕ? Способных к самостоятельному функционированию государственных институтов (кроме, может, КГБ) в стране не выросло. И вырасти не могло: даже намека на ограничение самовластия его могучий дух не допускает. Скелет социальной инфраструктуры отсутствует. Лукашенко — самый главный, единственный и заскорузлый гвоздь, на котором висит вся конструкция. Вынь его — и полный развал.

Люди — дети. Он — Батька. Удачная калька с Отца народов. Уйдет, и сместившая его пубертатно-прогрессивная публика, не имея навыков политических компромиссов и управленческого опыта, немедленно перегрызется в борьбе за влияние. Тем более что бывшие люди из КГБ и номенклатуры, мстя за отстранение от власти и кормушки, не устанут аккуратно подливать масла в огонь. Выплывут на поверхность бандиты. Полыхнет низовым пожаром коррупция. Все это мы проходили: режим плох, но последствия его крушения еще хуже. Именно этим, в конечном счете, он и плох… Только как это объяснить, если с чаркой и шкваркой все в порядке?

Так моллюск до поры живет себе в раковине. Раковина, с одной стороны, выполняет функции внешнего скелета; с другой — не позволяет развиваться скелету внутреннему. Да и зачем он? Но если со временем станет тесно, то, выбравшись наружу, божья тварь окажется целиком беззащитной. Ни скелета, ни иммунитета.

Может, это и есть наш уникальный путь: жить в раковине под Отцом либо Батькой, благословлять власть и не высовываться?

Чего мы в Витебске совсем не видели — так это молодых мам с детскими колясками. Народ, с одной стороны, безмолвствует, но, с другой, и размножаться не хочет. В Москве младенцев больше. По крайней мере, на глаз.

%d такие блоггеры, как: