Browse By

Fleur de Sylvester

Великая мудрость Вселенной заключается в том, что даже после того, как все хорошие люди наконец-то объединятся и безжалостно перебьют всех плохих, никакой вечной справедливости не наступит. Весьма непродолжительное время спустя после «окончательной победы» хорошие разделятся на более и менее хороших, и немедленно начнётся новое противостояние Добра и Зла. В точности по Манделю, который на самом деле Коржавин.

Разомкнутый круг замыкается снова
В проклятие древнее рода людского!
Есть Зло и Добро. И их бой — нескончаем.
Мы место свое на земле занимаем.

В последнее время вообще всё чаще хватаюсь за томики моих любимых русских поэтов ХХ века — Коржавина и Чичибабина. Каждое слово, просто каждое слово. А потом я открываю «Инстаграм» — тоже люблю очень. Где ещё найдёшь такое, например:


Причём это всё ведь без следа рефлексии или, упаси господи, усмешки. Звериная серьёзность, оскаленная пасть, #россиявперед, #фсб, #деньчекиста, пей-гуляй, станичники.

И вот что я хочу сказать тем, кто утверждает, будто вся эта напомаженная черно-коричневая ватная ботоксномордая шваль — и есть буржуазия. Я вам сейчас покажу буржуазию:

А то, что вы называете «буржуазией» — это обычное советское хуйло родом с ПГТ («помойки городского типа») Вонявино, дорвавшееся до бесплатного ебигусярства. С чёрной, как знамя «пророка» Магомета, душонкой и коричневой, как гимнастёрка СА, субстанцией вместо мозга. Вот это вот всё говно, посевная и Зыкина. О, нет, я вовсе не призываю их убивать. Это слишком хлопотно и вообще омерзительно, как голыми руками сгребать с дороги гниющие останки, выпавшие из перевернувшегося передвижного морга. Не стоит и пытаться. Я хочу, чтобы против них применили персональные санкции. Чтобы все эти любители выделанных в Греции мехов, разлитых в Бургундии вин, вырезанных мастерами Брамсами барочных стульчаков — чтобы все они на своих прыщавых от обжорства сладким и жирным сраках почувствовали: обклеивать «роверы» и «мерседесы» стикерами «Обама чмо» и «На Берлин!» — опасно. В том числе — опасно для жизни. Потому что вовремя не заменённый ШРУС, захрустевший от вечных ухабов и постоянных заездов на поребрик, может означать кувырок в кювет при следующем возвращении в родную «усадьбу» на Николиной горе. Чтобы ездили осторожно, ходили на цыпочках и всё время оглядывались. Чтобы ни один отель не возвращал деньги за бронирование номеров, чтобы авиакомпании продавали билеты на Майорку, а пограничники вносили краснорожие паспортины в списки персон, которым запрещён въезд в любую нормальную страну. Чтобы купленная на подставных бомжей недвижимость и товары конфисковывались и уходили с молотка. Чтобы ещё «до всего» установленная новейшая японская сантехника с электронно-благоухающей начинкой прекращала работать и благоухать, и чтобы по возможности внезапно. Чтобы разбитое стёклышко Rodenstock приходилось склеивать пьяными злыми соплями, потому что даже клей БФ производится из импортных ингредиентов, а оправа RayBan чтобы вообще никак не склеивалась. Чтобы вместо macaroni — серые склизкие макароны, а вместо mocha прямо из Марокко — мочегонная бурда из морковного жмыха. Чтобы никакой Лиги Плюща для любименького сыночки и никакого тёплого местечка в Bank of New York для родненькой дочи. Чтобы вбуханные в RT миллиарды давали выхлоп в виде трёх с половиной Раров и одной княгини Степаниды Фанфарон-Мухосранской. Чтобы сидели в клетке за железным занавесом, пытаясь разгрызть гнилыми зубами кубики с надписями псевдославянской вязью: «духовность», «особый путь», «православие», «великаяпобеда», а за каждую попытку вякнуть «рузкииниздаюцца!» следовал непременно удар током.

Чтобы ни дна, ни покрышки, ни дня без мысли «Куда я фрак теперь надену?! Вот блядь!» Чтобы не осознали — о, нет, я не настолько наивен — а именно почувствовали. Каждым прыщом на сраке. А когда придёт срок опять колоть ботокс в губищу, чтобы через две недели их снесли на погост. Сепсис, meine Damen und Herren, — это вам не табачный дым. Он убивает без предупреждения.

Причинение справедливости, как я уже говорил, — прерогатива Вселенной. А ваш покорный слуга — всего лишь скромный наблюдатель великой мистерии Мироздания.