Browse By

Снова с больной головы на здоровую?!

Иран у нас опять отличился: там повесили женщину, иранку с голландским паспортом, которую обвинили в контрабанде, хранении и распространении наркотиков, а также в участии в вооружённом сопротивлении властям.

Источник

В связи с появившимися данными об участии Ирана в масштабной торговле наркотиками через Азербайджан на Европу эта казнь выглядит особенно странно. Есть небезосновательные подозрения, что жертва иранского «правосудия» оговорила себя под пытками, а всё дело сфабриковано именно из-за участия женщины в антиправительственных выступлениях против фальсификации победы Мудонежида на выборах в 2009 г.

Возражений нет: активное участие в наркообороте — немалый грех, в отличие от вооружённого сопротивления мудонежидскому аятоллизму. (Ясно, что последнее является преступлением исключительно в трактовке мудонежидских аятоллистов, в то время как любой нормальный человек понимает — это героизм и, можно сказать, богоугодное дело.) Вопросы, однако, остаются.

Выражение «компетентные органы Ирана» (так же, как и «компетентные органы Белоруссии», например) — это оксюморон. Т. е. среди служащих, вероятно, имеются и компетентные, и ответственные, и честные сотрудники, желающие выполнять свои профессиональные обязанности с честью и по совести. «Есть такая профессия — Родину защищать». Беда в том, что, как организации,  эти «компетентные» спецслужбы представляют собой «стадо львов, управляемое баранами». Их политическая ангажированность делает их клинически некомпетентными угрюм-бурчеевскими шарашками. В процессе бесконечных кампаний охоты за инакомыслящими спецслужбы постепенно, но неумолимо превращаются в шайку карателей и психически лабильных личностей, повязанных кровью и другими преступлениями. Альтернативы этому нет. (Мало того: в силу «специфики задачи» у этих органов «не бывает ошибок»: идеологически недопустима не ошибка как таковая, а признание ошибки — ошибкой, как и связанные с таким признанием последствия, недопустимые в ещё более превосходной степени.) При малейшем нажиме извне эти «компетентные ведомства» демонстрируют предельно далёкое от компетенции невежество, трусость и беспомощность. Каратель и специалист-контрразведчик — это до такой степени разные профессии, требующие настолько прямо противоположных профессиональных навыков, что совместить их под одной крышей можно только на бумаге. Не являясь гением всех времён и народов, я вовсе не претендую на открытие каких-то новых закономерностей — столь очевидные, они доступны для понимания любому здравомыслящему человеку. Именно поэтому никакого доверия к заявлениям всех этих «спецслужб» нет и не может быть.

Исходя из сказанного выше, любое западное государство вправе (и обязано) выработать комплекс мер, направленных на защиту своих граждан, угодивших в лапы этих «компетентных органов».

Во-первых, это превентивные меры. К таковым относится, например, полный и окончательный, не подлежащий обсуждению, формальный запрет на поездки в такие страны. Очевидно, что в условиях господства шизофренически-параноидальных режимов нормальному человеку просто нечего делать. Если по каким-либо причинам поездка всё же должна состояться, путешественник обязан заранее уведомить соответствующие службы государства своего жительства о сроках и маршрутах поездки, а также предоставить список контактных персон с реквизитами. По прибытии в «страну чудес» необходимо уведомить о сём консульство или посольство, засвидетельствовав факт своего существования в живых и относительно здоровых. (Столь же уместно уведомить дипломатов об окончании пребывания.) Имея на руках такую информацию, дипломаты смогут гораздо лучше и оперативнее обеспечить защиту попавших в беду граждан.

Во-вторых, это пассивные меры. Например, министерство иностранных дел должно иметь раздел на своём корпоративном сайте, где,  в случае необходимости и с согласия путешественников в страны-изгои, будет публиковаться краткая информация о них и контактных персонах в случае, если путешественник попадает в переделку (или исчезает), — также в форме рассылки электронного бюллетеня или пресс-релиза. Организации, занимающиеся правовой защитой граждан, следует обязать следить за этой информацией (просто прописать как обязательный пункт устава). То же самое — в отношении СМИ, которых надлежит обязать публиковать проверенную и подтверждённую дипломатами информацию об аресте/исчезновении на первой странице газеты, главной странице сайта, в первых минутах выпусков основных новостей и т. п.

В-третьих, это пассивно-активные меры. Например, к таковым можно отнести дипломатическую поддержку мероприятий родственников/знакомых попавших в беду путешественников, в т. ч. юридическую помощь и финансовое обеспечение такой помощи за счёт имущества страны-изгоя.

В-четвёртых, это активные меры. Не только отдельные граждане и отдельные политики, но всё общество должно проникнуться сознанием: психологически примитивные руководители стран-изгоев понимают только один «язык» — лопатой по наглой усатой роже, причём — постоянно и за каждый новый фортель — сильнее, чем за предшествующий. Важно, чтобы ответные действия затрагивали режим и его функционеров, но не рядовых граждан этих стран. В списке таких действий должны содержаться активные политические демарши (давление на послов, ноты, понижение ранга диппредставительства), интернирование морских и воздушных судов, аресты банковских счетов, запрет движения финансовых средств и др., включая операции специально подготовленных сил быстрого реагирования. Чтобы «ни дня без строчки» — только так всю эту шваль можно заставить обращаться с людьми по-человечески, с уважением.

%d такие блоггеры, как: