Browse By

Длится, свирепея год от года

У меня вопрос к уважаемому All: кто из этих двоих более матери-истории ценен — тот, кто надеется на торжество демократии или тот, кто уповает на просвещённую, гыгыгы, не могу удержаться, олигархию, которая будет, ахахаха, держите меня семеро, воспитывать норот в духе цивилизации? Покалывая в тухес иностранными штыками, однозначно.

kargo

Сергей Григорьянц

Этот страх всегда был в Европе, вероятно, с середины XVI века. Временами он резко усиливался. Временами, как в 80-е — 90-е годы прошлого века смягчался и на первый план выходил интерес к русским, людям с другой психологией, другой великой культурой, другим ощущением пространства и свободы. Страх сохранялся, но был где-то в глубине, и в эти годы было ясное понимание, что русские разные — те кто сидел в тюрьме и те , кто их охранял. Примерно тот же страх появился и в Соединенных Штатах, но позже, начиная с разумных опасений сенатора Маккарти, холодной войны, первых книг о русских лагерях, русских ракет на Кубе. Русские пугали весь мир не столько своим оружием, сколько той несвободой, которая царила и царит у нас и которую мы пытались насаждать во всем мире.

Своей мелкостью и жадностью, стремлением уцелеть внутри России Путин опять вывел страх перед русскими на первый план и в Европе и в Соединенных Штатах. И в этом страхе уже нет различия между одними или другими русскими. Впервые русская пропаганда эффективно работает на Западе. И поскольку похоже, что вся эта кремлевская компания не собирается отступать, железный занавес вокруг России для них спасителен и удобен, боюсь, что этот страх всего цивилизованного мира в отношении русских довольно скоро приведет к гибели России, жесткими санкциями и изоляцией русское государство задушат, уничтожат и все в Европе и Соединенных Штатах впервые за сотни лет вздохнут с облегчением, а к нам, русским, начнут относиться чуть снисходительнее.

Россия действительно в течении всей своей тысячелетней истории умела выращивать и воспитывать ученых, музыкантов, художников, но все эти столетия не умела создавать образ правления, который бы устраивал нас самих и всех наших ближних, а теперь уже и дальних соседей. И за эту нашу неспособность нам придется расплачиваться.

Enzel

Конечно, никак нельзя с Вами согласиться в Вашем отождествлении русского и советского, которые Вы огульно называете русским. И это общий упрёк ко всей советской (хоть и антисоветской) диссидентской культуре: будучи оторвана от традиций первой эмиграции и Белого (национального) движения, она не понимала и не знала России, неверно понимала суть русской катастрофы, крушения тысячелетнего гос-ва, не понимала принципа этого гос-ва как “просвещённой олигархии” (В.Маклаков), которая не может враз стать демократией (да и не должна, и не должна, а максимум – цензовой, или “камуфляжем “демократического режима” – но постепенно к этому идя). Поэтому Вы и сейчас полагаете панацеей демократизацию, тогда в действительности задача в том, что сменить советскую "-"-олигархию на традиционную для России "+"-олигархию и продолжить медленный путь к оцивилизовыванию широких народных масс, не впадая в иллюзии народоправства. Задача – в уничтожении советского режима и его производных и в утверждении принципиального иного по своему качеству режима “прогрессоров” (любимое слово покойной Новодворской), что сделать можно лишь в рамках Большого Сценария, принятого в Вашингтоне. А то, что иначе нельзя, русские политики поняли уже к середине 1918 г., ведя переговоры с немцами в Москве и Киеве: только на иностранных штыках, с массированной иностранной помощью и поддержкой. Ничего иного нет, не дано. Либо гнить под советско-чекистской плитой, либо вылезать из-под неё с внешней помощью – tertium non datur.

via

P. S.

Громко, неустанно, вдохновенно,
обессмысливаясь год от года,
длится — лишь сойдутся два нацмена —
спор о судьбах русского народа…
 
© мы с Губерманом (Губерман, есличо, не в курсе)