Browse By

Грозовой горизонт. Контуры будущего и «русский вопрос»

Комментарий к статье Кирилла превратился, как это нередко со мной происходит, во многабукаф.

О том, в чём я согласен с Кириллом, я говорить не стану. Скажу, с чем я категорически не согласен. Во-первых — с термином «белая цивилизация». Это просто — Цивилизация. Одна. Никакой другой нет. Её лицо и характер определяет Европа, экспансия и наследие Европейской — Евроатлантической — Культуры: сплав Античности и Западного Христианства с малой иудейской щепотью «соли и перца». И я, для краткости, буду именовать её просто — Цивилизация и/или Запад. Мне так проще.

Но это мелочь, уточнение терминов. А вот с чем я по-крупному не согласен:

принято стратегическое решение запрячь эту многомилионную рабочую силу, поставив её на обслуживание своей инженерной мысли

«Принято решение» предполагает, что: 1) есть, кому такое решение принимать, пусть даже в виде «облака в штанах», и, 2) существует механизм исполнения принятых решений, т. е. мир как система обладает требуемой для этого управляемостью.

Между тем, это — по крайне мере пока — совершенно не так.

За 40 лет с момента создания Римского клуба, развитием идей которого является упомянутый Кириллом доклад, не было сделано ничего существенного для того, чтобы эту управляемость обеспечить. Число людей на планете выросло ещё на 2 миллиарда особей, еда хоть и подорожала, но продолжает поступать в Третий мир бесперебойно в количествах, вполне обеспечивающих дальнейший никем не контролируемый рост населения, а переход к следующему техукладу будет означать ещё большую доступность минимальных благ, следовательно, рост населения продолжится.

Нельзя сказать, что не делается ничего, — но делается явно недостаточно, а т. н. «мировые элиты» напоминают скорее квартет из басни незабвенного И. А. Крылова, нежели энергичный и бестрепетно хладнокровный совет директоров. А именно бестрепетное хладнокровие им требуется сейчас, как никогда, т. к. «многомиллионная рабочая сила» Третьего мира совершенно и бесповоротно никому не нужна. Не нужна по многим причинам — назову главнейшие:

1) не существует и не может существовать инфраструктуры, способной обучить эту «рабочую силу» работать даже в условиях Пятого, не говоря уже о Шестом Техукладе;

2) Шестому Техукладу понадобится на порядок меньше рабочей силы при на порядок более высокой квалификации.

Уже сегодня 15% населения планеты обеспечивают всем необходимым материальным продуктом, а также предметами высококачественного потребления и даже роскоши, всех остальных. Ещё 5% — едой. А 80% — они что?! И зачем?!

И вот теперь тем, кто не сумел (или не захотел) предотвратить появление на свет такого количества лишних людей, придётся возглавить силы, организующие для них всех достаточно быстрое и как можно менее заметное
вымирание сокращение: ведь для обеспечения технологических процессов, воспроизводства и развития научного потенциала Шестого Техуклада понадобится всего-навсего несколько сот миллионов производителей, они же — сотрудники и потребители. Все остальные 7 млрд. оказываются элементарно за бортом. Для того, чтобы толпы голодных и вшивых не затопили Первый мир, Третий мир будут неуклонно, хотя и непоследовательно, хаотизировать — поскольку реальных управляющих механизмов, позволяющих держать его в узде Закона и Порядка, по совершенно объективным причинам создать невозможно, и заниматься этим сизифовым трудом никто не станет. Третий мир погрузится даже не в аналог Тёмных веков, а в натуральный палеолит. При этом расположенные в недрах Территории Хаоса ресурсы будут по-прежнему доступны и дёшевы (больше того — они будут постоянно дешеветь) для производственных циклов Первого мира, поскольку их номинальные владельцы не будут иметь ничего, что позволило бы им этими ресурсами грамотно распорядиться либо извлечь из них какую-либо иную пользу, кроме продажи Первому миру. Представьте себе старателя на Колыме в начале прошлого века — и вы поймёте, что обладание золотым самородком размером с лошадиную голову не делает его обладателя ни богатым, ни здоровым, ни даже сколько-нибудь обеспеченным, не оставляя ему существенных альтернатив в пространстве решений. Неважно, пойдёт старатель продавать самородок перекупщику или зачахнет над своим «богатством». Поимеют его в любом случае — что так, что эдак. А уж содержать 7 млрд. «старателей» Христа ради разве что генетического разнообразия никто не будет.

Значительная роль в этом процессе отведена т. н. «зелёным технологиям». Это не просто развлечения богатых живчиков на красивых ландшафтах и не только забота о здоровье собственного населения, как видится «прозорливцам» из-за Периметра. Это ещё и более чем очевидный — мало того, становящийся непреодолимым — барьер для подавляющего большинства т. н. «государств», расплодившихся на просторах планеты.

Именно поэтому и не следует ожидать какого-то радикального удешевления этих технологий, повышения их доступности для всех 7 млрд. жителей Земли. Совершенно наоборот. Формируется одновременно modus vivendi и modus operandi будущего, его высокие — чем выше и непреодолимей, тем лучше — стандарты, создаётся не только идеологический, но и философский, в каком-то смысле даже религиозный, дискурс, закладываются параметры качества и определяются количества. Создаётся среда, где будет всё это проявляться, и которая будет проявлять и обеспечивать активность миллионов жителей этой среды в контурах «зелёного будущего», постепенно, но неумолимо становящегося настоящим. Создаётся Новый Рынок — новый во всех смыслах. С новыми правилами взаимодействия субъектов, в котором не будет места пережиткам раннеиндустриального меркантилизма, параметризации «выгодно — не выгодно»: ведь преодоление этого подхода — залог будущей цивилизационной экспансии в Океан и в Космос. Новые деньги (новые по сути — форма вторична, но ясно уже, что она будет информационной), новые механизмы их обращения, накопления, перетекания из производственного в потребительский сектор. Новые методы подачи и обработки информации: вспомните, как жадно вы искали её в прошлом веке. Вспомнили? Ничего этого больше не будет. Не будет ничего тайного. Все факты будут всегда и повсеместно доступны. А вот умение их ранжировать, структурировать, используя многоуровневые фильтры, анализировать и на этой основе синтезировать решения — создавать свою жизнь и двигаться вперёд, «легко и изящно» — будут уметь не все. Просто потому, что не все на это способны и не всех научат, да и не захотят этому все учиться — это сложно, требует напряжения душевных и физических сил. А то, что видится нам сегодня как погром системы образования — это процесс его качественной перестройки, идущий сложно и нелинейно: ведь никто не знает, как именно правильно. Пока не знает. Но будет. Повышение управляемости и предсказуемости, в том числе предсказуемости перемен и возможности их планирования — ещё один, и один из важнейших, признаков и условий нового мира.

Новый Мировой Порядок будет отличаться от нынешнего в лучшую сторону. Лицо Дивного Нового Мира, рождающегося на наших глазах, будет прекрасно: «всё стало вокруг голубым и зелёным». Парадигма Нового Мира становится всепроникающей, превращается в «светскую религию», следование ей превращается в социальную модель, в коллективное бессознательное. Минимализм, строгие линии, кажущаяся — только кажущаяся! — аскетической, простота, уже воплощаемая в технологиях и промышленного и потребительского дизайна — вот его образ. Прошу любить и жаловать. Иначе всё равно не получится.

На это будущее, начинающееся в нашем с вами настоящем, и станет работать экономика всей планеты, а «американская мечта» в виде дома на 200 кв. м, пылесоса с холодильником и двух машин в гараже — останется в прошлом, как пройдённый этап смешного вещизма. «Будьте выше», одним словом. И будем.

Разумеется, не все. Далеко не все.

Разрыв между Первым и всем остальным миром будет увеличиваться, и, в конце концов, сделается абсолютно непреодолимым. Барьер будет просто-напросто «некем взять», даже при большущем желании. Ведь этот разрыв закладывается ещё и на мировоззренческом, ментальном уровне, архетипизируется: «морлоки» гордятся своими чадящими трубами и громыхающей машинерией, а «элои» — пасторальной идиллией бесшумных электрокапсул, в безмолвии проносящихся над расцветающими лугами, овеваемыми лёгким ветерком и нежащимися в ласковых лучах звезды по имени Солнце. Манипулятивные и информационные технологии, образовательные стандарты будут углублять этот разрыв — до того, чтобы «морлоки» даже не стремились попасть в мир «элоев», где они будут ощущать себя ненужными, ущербными дикарями. Это гораздо удобнее, чем тратиться на возведение высоченных заборов со спиралью Бруно, датчиками и пулемётами, и портить себе карму массовым истреблением каких-никаких, а всё же людей. Разумеется, шлюзы останутся открытыми для наиболее ярких и предприимчивых, умных-разумных, талантливых — ну, для одного из сотни хотя бы — кто сумеет, подобно лососю на нересте, пробиться вверх по порогам и стремнинам, чтобы стать элитным гумусом технологического и интеллектуального превосходства Первого мира. Им будут даже рады: заодно они обеспечат необходимую для успешного развития генетическую диверсификацию, — по крайней мере, до тех пор, пока в Первом мире не начнут вовсю пользоваться евгеническими технологиями.

В любом случае, история прежних колониальных отношений, когда метрополии получали ресурсы, а полудикие обитатели богатых ресурсами земель — школы, больницы, дороги и национальную интеллигенцию, осталась именно историей и повторяться не будет. Запад не позволит развести себя дважды и довести себя до вот такого:

Отец смотрит на руки своей пятилетней дочери, которые были отрезаны в качестве наказания за то, что она собрала слишком мало каучука

«Никогда больше»™. Современный человек, каждый индивидуальный актор Цивилизации, сенсибилизирован на принципиально новом уровне: он больше не может подобное попустить. Он не должен такого видеть, не должен знать, что такое происходит. В условиях тотальной информационной прозрачности, о которой я говорил выше, это означает лишь одно: такого не будет происходить. Пусть на это потребуется больше времени, чем кому-то хочется — но так будет. Ведь только так может быть достигнуто состояние морального комфорта, при котором возможно активное и эффективное функционирование в рамках парадигмы Нового Мира. Сила через Радость. И попробуйте доказать мне, что это не Добро.

А всем, у кого чешется Гондурас и кто обеспокоен — а что же станет с Китаем?! — сообщаю: теперь этим будет заниматься Китай. Для этого у него будет армия, истребители 5-го поколения и даже небольшие авианосцы. Исполняя — какое-то время — десятилетия или столетия, совершенно всё равно — роль Злодея-За-Всё, он будет «навеки проклят и заклеймён». Впрочем, китайцев эту устраивает — так в чём проблема-то? Им надо, у них же индустриальная держава!

Полагаю, картина получается ещё более жёсткая, нежели та, что изобразил на своём эпическом батальном полотне Кирилл.

* * *

Ну, а теперь — что из этого следует.

История, было затормозившая и призадумавшаяся, опять пошла своим нормальным ходом, ускоряясь от уклада к укладу. История не знает никакого Добра и никакого Зла, различением коих должны руководствоваться в повседневной жизни обыкновенные люди ради того, чтобы их общество оставалось минимально жизнеспособным. Но подходить с этой меркой к Истории?!

В Истории есть лишь выбор между большим и меньшим Злом, под видом Добра успешнее вербующим себе сторонников. И слишком часто — гораздо чаще, чем хочется — этот выбор далеко не очевиден. Возможно, потому, что мы с вами это понимаем, я — пишу, а вы — читаете.

Поэтому я позволю себе сказать пару тёплых, ласковых слов русским, «мечтателям» и «романтикам» — борцам за всеобщее щасьтье всемирных голодранцев, в изобилии рассекающим виртуальные волны Рунета и не только, на все лады завывающим о злокозненности Запада и кровожадности Бильдербергского клуба «во главе» с Ротшильдами и прочими гельфандами-лейбами-херейбами и кем-там-ещё.

Дорогие русские люди, вы, наверное, охуели. Вы, возможно, думаете, что всемирных голодранцев интересует ваше заступничество и подвижничество. Что они не побегут (почему?!), задрав штаны, предавая вас, как и всех, и всегда, — стоит только Западу поманить их пальчиком, дав лишь призрачную надежду попасть — нет, не в партер и тем более не в ложу — а вообще в театр. Вы, кажется, решили, что разводимые вами сопли и какофонию будет кто-то всерьёз слушать и принимать во внимание. Вы — с какого перепугу, можно поинтересоваться?! — доверили управление великой державой, построенной нашими — вашими и моими, да, и нечего гримасы строить! — предками, — мудакам, тянущим Россию в какие-то нелепые «союзы», ШОСы и БРИКи, — лишь бы изобразить какие-то там «предводительство» и «руководство». Who are you to fucking lecture me, ага, — «и бьются от гордости наши сердца» ©. Вы — уж не знаю, почему — решили, будто нашего терпения — нашего и наших западных партнёров по диалогу — хватит навечно?

Ну, так вы ошибаетесь.

В принципе, у нас-то тут всё нормально, — мелкие эксцессы можно вывести за скобки, они погоды не делают. Но вот ведь беда какая: мы тут — «не в изгнании, а в послании». Вы нас может, и не уполномочивали, — мы сами. «Если не мы за себя, то кто за нас?» Знаете, откуда это? Идите, ищите.

И поэтому мы — раздираем в кровь пальцы, чтобы приоткрыть для России — со своей стороны — ворота в будущее. Орём до хрипоты — о русском характере, о русском наследии, о русской славе, составляющим серьёзную долю в характере, наследии и славе нашей общей Цивилизации. О неотъемлемом праве России на будущее — в ряду цивилизованных наций, а не в роли вошьдя бесконечно и с неописуемым остервенением грызущихся за картофельные очистки — дожить бы до выигрыша в лотерею Green Card — вот, между прочим, предел их мечтаний! — всемирных голодранцев, чьё будущее хуже любого прошлого — тысячелетняя ночь хаоса, каменный век. Даже не ради вас, таких красивых,

— а потому, что негоже человеку переступать через труд и память, пот и кровь поколений своих предков. (Честь, знаете ли — такая штука, она или есть, или её нет, словами не объяснишь, кто понимает, тому и объяснять не надо, а кто не понимает — тому и не втолкуешь, хоть лопни.) Ради нашей Цивилизации. Потому, что наше Отечество — Русский Язык, определяющий волю, ум и характер. Потому, что судьба наших детей — сжимать в ладонях поручни на капитанских мостиках пожирателей межзвёздных пространств, а не ручку кайла в кромешной тьме бездонной шахты. Наших, — и ваших тоже!

Мы оглядываемся в надежде, — наши русские нас услышали. И что же мы видим?!

Гнусную заплёванную рожу бьющегося в истерике Пургиняна и заплывшие жиром глазки жовиального Джихадовича, предрекающего «победу мировой деревни над мировым городом». Надутые «ботоксные» щёки Нацлидера, как-то сильно подрастерявшего в последнее время харизму, но упорно лезущего с поцелуями в Китай — «давайте вместе победим Америку!» Академика Кадырова в генеральском мундире, размахивающего золотым пистолетом или плачущего в обнимку со шкатулкой, где спрятана колбочка с волоснёй «пророка». Революционера Тютюкина, пытающегося содрать с Божены-с-Рынка пиздатую шубку. А фоном — многоголосый вой борцунов за всемирное голодранское щасьтье. «Я землю покинул, пошёл воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать». И, разумеется, подтанцовочка: «Жиды, убирайтесь в Израиль!» А вишенкой на вершине этого тортика — окончательно спятивший водолей-Вассерман.

А Запад, наблюдая всё это вместе с нами, в недоумении разводит руками и обескураженно улыбается: простите, дорогие наши русские друзья, вот это вы намереваетесь нам всучить как вклад в цивилизационное партнёрство?! Но у нас самих такого добра хоть жопой ешь — не знаем, куда девать!

И что мы им должны на это ответить?!

Вы хотите уподобиться дикарям и калекам, только и способным на то, чтобы кидаться в нас трупами своих детей? Вам больше не нужна великая держава? Вас устраивает компания голодных и вшивых, бормочущих о какой-то там «духовности», которой у них просто по определению быть не может? Вы желаете обниматься с Чавесом и Мугабе, служить чужой бочкой бензина и рынком сбыта для третьесортных вонючих керогазов, по недоразумению называющихся автомобилями? Вам нравится давиться в очереди на морозе, чтобы облобызать завозной фетиш, будто вы не просвещённая нация, запустившая в космос первый искусственный спутник Земли, а какие-нибудь ботокуды? Вы мечтаете путешествовать на «российских» поездах и самолётах, на 99% состоящих из узлов и деталей, сделанных в Китае по западным технологиям, потому что своих у вас больше нет? Вы готовы на эти во всех смыслах сомнительные «удовольствия», лишь бы воображать себя (нет, не быть — всего лишь воображать!) «первыми парнями» у джихадовичей в «мировой деревне»? Точно? Уверены?

И прежде, чем вы начнёте строчить гневные комментарии о том, кто какую сторону — Добра или Зла — выбирает, спросите себя: вы действительно думаете, что Ахмудимнежмут или Асад моральнее и чище Меркель или Саркози? Что поросячье рыло Ким Чен Ына и харя Насраллы — это лики добра?

Нет, правда?! Или вам просто комфортнее в такой компании? А почему, вы не пытались понять?

Задумайтесь об этом хорошенько. О себе задумайтесь. Пока у вас ещё есть время, а у нас — силы и терпение.

Тех, докажет своё право считаться частью Цивилизации, частью Запада, Запад примет «в себя», в свои — совершенно спокойно. В этом смысле Запад предельно, абсолютно честен. И верно: у Запада, у Цивилизации нет времени ждать всех подряд. Она развивается и движется вперёд, а тех, кто сидит в дерьме, думая, что пребывает в Вечности, никто ждать не может и не должен. Вообще никто никому ничего не должен — и каждый должен себе сам. Видимо, моралистам из числа поселившихся на Коста-дель-Соль нацменов понять такое — в принципе непосильная задача. Ну, так не уподобимся же.

Но пробиться — не значит застыть: «нам нечего больше хотеть». Это хуже, чем преступление: это ошибка. Своё право быть частью Цивилизации нужно доказывать постоянно. Цивилизация — не русская печь, на которую можно взгромоздиться и с чувством глубокого морального удовлетворения почивать: вот они мы, здрассьте! Нужно бежать изо всех сил, чтобы оставаться внутри Цивилизации и двигаться вместе с ней. Способны ли вы на это? Есть ли в русском языке семантически конгруэнтное — Civilization Means Running? Вот это вот — Present Continuous — есть? Нет? Значит, должно появиться. Иначе — прозябание посреди помойки, Хаос и Смерть.

Если русские не сумеют унять своих борцунов-мечтателей о «всемирном братстве» духовитых мусорщиков и необычайно духовных говноедов, всяких романтиков «славного прошлого», которому без славного будущего — грош цена, если не докажут, что способны управить собой сами, — им конец. В Новом Мире никакого внешнего управления просто не будет: только самоорганизация, только самоуправление. Только свобода. Не научившиеся жить на свободе не будут жить вовсе.

Жить или умереть? Решать вам.