Browse By

Следить за базаром

Канцлерина Ангела Меркель назвала теракт в Домодедово «трусливым». Какая чушь!

Уважаемая г-жа Меркель,

Вы назвали атаку террориста-самоубийцы в московском аэропорту, унёсшую как минимум 35 человеческих жизней, «трусливой».

Я понимаю — в таких ситуациях очень сложно найти подходящие слова. Но использовать лживые — разве это выход? «Трусливая атака!»

Что следовало предпринять самоубийце, чтобы заслужить оценку «мужественный»? Предупредить о теракте? Представиться будущим жертвам? «Привет, меня зовут так-то и так-то, я собираюсь тут взорваться вместе с вами»? Что, такая «смелая атака» оказалась бы менее отвратительной?

Атака террориста-самоубийцы — это не дуэль, где возможен выбор места, времени и вида оружия. Свойство теракта-самоубийства в том, что он осуществляется исподтишка, без предупреждения, самостоятельно, и никто не знает заранее, когда именно он произойдёт.

Первый погибший при таком теракте — его исполнитель. Это не обязательно мужественный поступок, но и трусости тут, в общем, нет. Взорвавшись, самоубийца не убегает и не прячется.

Осмелюсь, если позволите, попросить об услуге: пусть Ваши сотрудники не говорят больше о «невинных жертвах» и «бесчеловечном оружии». Это до такой степени идиотские формулировки, что, даже поменяв местами прилагательные, мы не добьёмся их большей бессмысленности.

«Человеколюбивое оружие» — такой же оксюморон, как «виноватая жертва». А может, следует поговорить о «невинном оружии» или «бесчеловечных жертвах»? Неплохая повестка дня для следующего заседания правительства, не так  ли?

С сердечным приветом, искренне ваш, как всегда,

Хенрик Бродер

  • Так о том и речь. Форма перестала соответствовать содержанию, а содержание — форме. Тотальная инфляция терминов.
    И ещё момент. Терактов стало так много, они так явно раскачивают лодку, что повторение из раза в раз одних и тех же слов «по протоколу» начинает раздражать, — и в первую очередь тех людей, для которых слово является профессиональным инструментом. Отсюда, полагаю, такой вот сарказм.

  • Так о том и речь. Форма перестала соответствовать содержанию, а содержание — форме. Тотальная инфляция терминов.
    И ещё момент. Терактов стало так много, они так явно раскачивают лодку, что повторение из раза в раз одних и тех же слов «по протоколу» начинает раздражать, — и в первую очередь тех людей, для которых слово является профессиональным инструментом. Отсюда, полагаю, такой вот сарказм.

  • мне понравилось

  • мне понравилось

  • Это психолухи придумали.
    Я не психолух и всегда подозревал, что подобные «теории» — эдакие бастарды политкорректности, в своём идиотизме доходящие до оправдания даже не преступника, совершившего то или иное преступление, а вообще мотивов преступления как таковых.
    Маразм в квадрате, я бы сказал. Нет никакого «виктимного поведения» — есть социопаты, не способные на эмпатию.

  • Это психолухи придумали.
    Я не психолух и всегда подозревал, что подобные «теории» — эдакие бастарды политкорректности, в своём идиотизме доходящие до оправдания даже не преступника, совершившего то или иное преступление, а вообще мотивов преступления как таковых.
    Маразм в квадрате, я бы сказал. Нет никакого «виктимного поведения» — есть социопаты, не способные на эмпатию.

  • Я не слышал выступления Меркель, но рискну предположить что она имела в виду трусость организаторов, а не исполнителя. В любом случае, это только слова.

    • Увы, да. Слова, потерявшие всякий смысл.
      Да и «трусость организаторов» — в чём она? В том, что они не объявили войну правительству России, не создали линию фронта и не засели в окопы? Это было бы невероятной глупостью с их стороны, и трусость/смелость тут ни при чём.
      Кстати, они же вроде как и войну даже объявили. Провозгласили «Имарат Кавказ» — это ли не объявление войны?
      Давно пора понять, что террор — это не следствие «трусости», а инструмент войны против значительно превосходящих сил противника.

      • Именно. И все разговоры о том, что террористы плохие, потому что действуют «не по правилам» смехотворны. Нет никаких «правил» или «общечеловеческих ценностей». Исламисты наши враги, поскольку их проект будущего несовместим с нашим. Это не худшие люди — к ним можно даже испытывать уважение. Главное, чтобы это уважение не мешало ловить их на мушку и нажимать курок.

  • Я не слышал выступления Меркель, но рискну предположить что она имела в виду трусость организаторов, а не исполнителя. В любом случае, это только слова.

    • Увы, да. Слова, потерявшие всякий смысл.
      Да и «трусость организаторов» — в чём она? В том, что они не объявили войну правительству России, не создали линию фронта и не засели в окопы? Это было бы невероятной глупостью с их стороны, и трусость/смелость тут ни при чём.
      Кстати, они же вроде как и войну даже объявили. Провозгласили «Имарат Кавказ» — это ли не объявление войны?
      Давно пора понять, что террор — это не следствие «трусости», а инструмент войны против значительно превосходящих сил противника.

      • Именно. И все разговоры о том, что террористы плохие, потому что действуют «не по правилам» смехотворны. Нет никаких «правил» или «общечеловеческих ценностей». Исламисты наши враги, поскольку их проект будущего несовместим с нашим. Это не худшие люди — к ним можно даже испытывать уважение. Главное, чтобы это уважение не мешало ловить их на мушку и нажимать курок.

%d такие блоггеры, как: