Browse By

Герой не может быть смешным

Обычно я не заморачиваюсь переводом всякой левацкой пурги, из которой состоит немецкий медиа-мейнстрим. Поверьте, милые читательницы и дорогие читатели, это настоящая пытка — выискивать в потоке лжи и передёргиваний жемчужины здравого смысла, к которым нижеследующий текст отнюдь не принадлежит. И всё же составить себе представление о том, как выглядит типичная левацко-исламофильская вонь, будет, как мне кажется, нелишне. Разумеется, кое-где я просто не в силах удержаться от комментариев…

Автор этого грязного пасквиля — Кристоф Кёльн. Когда-нибудь его имя будет занесено в список происламских коллаборационистов. А впрочем — говно не тонет, как известно.

Ну, поехали.

*   *   *

Саррацину тесно в Германии. Он не прочь экспортировать своё видение интеграционной политики. «Германия отменяет себя», — объясняет он всему миру в передаче ВВС.

В общем, это можно было предвидеть: одним лишь появлением на мероприятии образца «горькая, но правда» Тило Саррацин не удовольствуется. Так и случилось. В радиоинтервью ВВС Саррацин в очередной раз предпринял рискованную попытку спасти Германию и мир от вавилонского смешения языцей. В ходе ретранслируемой из Берлина дискуссии он представил свои многократно раскритикованные «интеграционные тезисы» международной публике. Между прочим, по-английски. Звучало это примерно так: «Привет. Я Тило Саррацин. Я ошень ратт говорить з фами по фсей планэтт».

Английский Саррацина скрипит и трещит, как раздолбанный «Жук» на шотландском серпантине. Проходит минут 15, пока слушатель привыкает к фонетической пытке. Наверное, так чувствовали себя римляне, впервые услышав, как германцы изъясняются на латыни. Британский модератор, впрочем, все 50 минут терпеливо вслушивается в акустические художества бывшего члена правления Бундесбанка. Причина тому, скорее всего, не благородство типичного альбионца, а нежелание обидеть звёздного автора из Германии.

И не зря. Как обычно, Саррацин начинает с того, что обнажает привычное оружие: статистику. И она безжалостна. Прямо в начале передачи с эффектным названием «Мир говорит» Саррацин даёт попробовать её на вкус. От разговора об иностранных рабочих, которых немецкое правительство завозило в страну сотнями тысяч и от присутствия которых извлекало прибыль на протяжении десятилетий, он целеустремлённо уклоняется. Зато он с удовольствием перечисляет огромное количество цифр, способных заставить любого учителя математики покрыться холодным потом, и призванных показать, что мигранты из неевропейских стран размножаются бесконечно, в то время как европейские — возвращаются в страны исхода. После чего следует безапелляционный вывод: «Люди находятся тут не потому, что их пригласили на работу, а потому, что они выбрали эту Германию («the germany») в качестве страны, в которой им удобно живётся».

(Если какое-то чмо с гуманитарным складом мЫшления не в состоянии следить за статистикой — это его персональное половое горе. Цифры неумолимы: из Германии разбегаются врачи, инженеры, предприниматели, а на их место прутся безграмотные овцеводы из Анатолии. Турция отправляет сюда свой балласт, из Африки валом валит вообще не пойми что, арабы сливают в Европу своих отмороженных на всё тело — не только на голову — салафитов. И вся эта толпа отнюдь не обязательно бездельников, но очевидно никак не применимых в высокотехнологичной экономике мужиков, тащит с собой по нескольку жён с выводком детей, которым они ещё и в школу запрещают ходить, вдалбливая им — в том числе отнюдь не только фигурально, но и буквально — палками — свои «исламские ценности» родом из седьмого века, придуманные сумасшедшим педофилом для погонщиков верблюдов. Либер Кристоф, засунь себе свой сарказм в жопу, ОК?! — В. Д.)

В типично саррацинском стиле, состоящем из социологической поверхностности и социокультурных банальностей, он бодро двигается вперёд. Вот уже вновь прозвучал тезис о генетическом превосходстве евреев над мусульманами (ничего подобного Саррацин не говорил — кто не верит, может послушать полный текст интервью по ссылке внизу. — В. Д.), вот снова огульно утверждается, что этническая принадлежность автоматически означает зависимость от социальной помощи (опять враньё в типично лево-мусульманском духе. — В. Д.), вот между делом указывается, как создать в стране правильную моральную атмосферу (а в 50-минутном шоу надо программу многолетних мероприятий изложить?! Дайте две! — В. Д.) При этом не должно оставаться сомнений, что в процессе реморализации общества ведущую роль призван сыграть Саррацин. (Да уж лучше Саррацин, чем такие, как ты, исламские подпевалы. — В. Д.) В переводе с корявого саррацинского английского это должно звучать примерно так: иметь мужество высказать своё мнение, не утруждая себя ещё раз подумать. (Ах ты ж мразь какая. — В. Д.) Между тем этот лозунг сделался стандартным девизом, сопровождающим каждое публичное появление экс-политика. (Экс-банкира. Карьера Саррацина как политика только начинается, пидорок. — В. Д.) Тило, «капитан Очевидность», бескорыстный просветитель и неусыпный дозорный на страже Запада.

Уже много месяцев подряд он проходит «сквозь строй» бесконечных дебатов с поистине изумляющей стойкостью. Если задуматься над тем, каким образом происходит мультиплицирование влияния его аргументов, то цифры говорят сами за себя: бесчисленные ток-шоу  с участием Саррацина, редакционные статьи на первых полосах газет и журналов, комментарии на форумах, — всё идёт в копилку. Передача по ВВС позволила ему подняться ещё на одну ступень: теперь Саррацин — фигура глобального масштаба. (Так удавись же от зависти. — В. Д.) Саррацин слишком хорошо знает: Германия — далеко не единственная страна, в которой кипят «интеграционные страсти».

Число продающихся экземпляров бестселлера, принёсшего ему миллионы, от этого никак не уменьшится. (Вот в чём всё дело. Саррацин — автор бестселлера, а ты, Кёльн — левая срань, о чьём существовании никто и не подозревает. Как абыдно, да. — В. Д.) Всё увереннее штурмует он зарубежные книжные рынки. Планируются многочисленные переводы. Не исключено, что «Германия самоликвидируется» вызовет небывалый фурор в Турции. В немецкой Википедии статья о книге насчитывает 75 тысяч знаков — вдвое больше, чем статья об исламе. (Твой любимый ислам заслужил ровно пять букв на русском — первая «н», последняя «й», — и девять — с пробелом — на немецком: weg damit. — В. Д.) Название своего бестселлера он переводит на английский для международной публики как «Германия отменяет сама себя». (Сарказм опять не в жилу: Саррацин — не переводчик. Найдётся, кому придумать английское название похлёстче. — В. Д.)

Медийный шторм вокруг Тило не оставляет равнодушным даже корреспондента ВВС в Германии. Искренне ошеломлённый, он полагает, что Саррацин перевернул с ног на голову все интеграционные дебаты. (Точнее, с головы на ноги — но исламским подпевалам этого не понять. — В. Д.) Тут я не могу возразить коллеге. (А кому интересно, можешь ты или нет. — В. Д.) Однако, что случается, когда «народ» (народ у них в кавычках теперь, видали медали?! — В. Д.) слишком увлекается причёсыванием всех под одну гребёнку, демонстрирует Йорг из Нижней Саксонии: он гордо заявляет в телефонном звонке в студию, что принадлежит к тем самым 20%, которые, согласно статистике, немедленно проголосовали бы за Саррацина, если бы тот баллотировался в канцлеры. Удостоенный столь высокой похвалы Саррацин успокоил впавшего в нервозность модератора: у Тило и в мыслях нет, становиться политиком. Ему уже 65. Однако же, Саррацин ещё достаточно свеж для того, чтобы разделять и властвовать.

В ходе обсуждения его потом назовут «фанатиком» и «фашистом». Саррацину это — как с гуся вода. Каждый сам отвечает за сказанное, ворчит он. И это правильно. Он отвечает за то, что сказал. Если его неправильно поняли — это не его проблемы. За это он ответственности не несёт.

В студию звонит какая-то Куба из Гамбурга. Она — дочь турецкого гастарбайтера. На безупречном английском она спрашивает Саррацина, понимает ли он, что его книга — источник роста напряжения в обществе, и что она отбрасывает многолетние усилия интегрироваться на десятилетия назад, в то же самое время требуя прилагать к интеграции ещё больше усилий? «Зачем же снова нас отчуждать?!» — спрашивает Куба прерывающимся голосом. (Всё, пи$дец. Сейчас расплачусь. Ответ этой песдоголовой дуре лежит здесь. Сними платок, идиотка, обнажи антенны для связи с ноосферой — увидишь, как тебе полегчает! — В. Д.)

Теперь в наступление с явным удовольствием переходит Саррацин. Он воздевает над головой бритвенно-острый топор: «Алсо (итак), — обращается он к молодой женщине, — вы сами напросились. Вам не следует удивляться, что вас в Германии дискриминируют, если вы носите хиджаб». Через два предложения Саррацин уже сам себе противоречит: на турок смотрят враждебно вовсе не из-за платков на головах. И всё это — затем, чтобы расчехлить главный калибр: «восточные люди», дескать, обожают заставлять всех остальных чувствовать себя виноватыми. Да вы сами-то в это верите, изумляется шокированный ведущий. Да, именно это — слово в слово — заявила мне одна турчанка, кивает Саррацин. Это его джокер — цитата.

Противоречия в аргументации не ускользнули от решительной слушательницы из Гамбурга. Она повторяет свою попытку. Но Саррацин уже давно укрылся в своём статистическом окопе и ревёт оттуда: «Мне известны факты!» Юная дама спрашивает в последний раз: что же ей всё-таки делать? Ну, Саррацину-то всё понятно: «Интегрируйтесь!»

Полная запись передачи (английский)

Комментарий читателя: «Спасибо, дорогая редакция, за очередную попытку выставить Саррацина посмешищем, поскольку ничего по существу возразить вы ему не в состоянии. Такое количество вранья на единицу поверхности прямо-таки вынуждает читателя повзрослеть и научиться думать самостоятельно».

Источник

  • Собственно, вопросов-то только два: «Кто виноват?» и «Что делать?»
    Их как раз все эти шибко умные участники всевозможных ток-шоу и не задают. Поэтому и ответов по-прежнему не слыхать. Внятных — как минимум.
    И если с первым вопросом можно подождать и разобраться после нормализации положения, то со вторым — промедление смерти подобно.

    • == видимо, в эти страны едут разные группы.==
      Тут-то и порылась собака. 🙁
      А в остальном, в общем, согласен — разве что по тегу «ислам» у меня достаточно материала, опровергающего любые — подчёркиваю, любые! — попытки обелить эту «религию».
      И ещё — не надо никого выгонять со стрельбой и погромами. Уедут сами.

  • Собственно, вопросов-то только два: «Кто виноват?» и «Что делать?»
    Их как раз все эти шибко умные участники всевозможных ток-шоу и не задают. Поэтому и ответов по-прежнему не слыхать. Внятных — как минимум.
    И если с первым вопросом можно подождать и разобраться после нормализации положения, то со вторым — промедление смерти подобно.

    • == видимо, в эти страны едут разные группы.==
      Тут-то и порылась собака. 🙁
      А в остальном, в общем, согласен — разве что по тегу «ислам» у меня достаточно материала, опровергающего любые — подчёркиваю, любые! — попытки обелить эту «религию».
      И ещё — не надо никого выгонять со стрельбой и погромами. Уедут сами.

%d такие блоггеры, как: