Browse By

«По следам наших публикаций» ©

Ей-богу, мне жаль т. н. охранителей. По-человечески я их очень хорошо понимаю: только негодяй или дурак может желать своему народу и своей стране ещё раз пройти через испытания, подобные революции и гражданской войне. Эволюция, конечно, предпочтительнее.

Однако эволюция эта — куда?

Только настроились крепить духовные скрепы — а царь изволят разводиться. Едва наладили отпор пидарасам — а думацкая аятолла Мизули © требует запретить оральный секс (то есть пропаганду, только пропаганду, разумеется). Не успели открыть Центр толерантности — а царь возьми да и брякни жидоедскую гнусность при всём честном народе. Власть просто троллит своих сторонников, ставя в коленно-локтевую позу: не хочешь потрясений? Ну, так жри наше дерьмо, холоп, да не смей морщиться — улыбайся, пёс смердячий, славь ссущих тебе в глаза, не отворачивайся, прямо смотри, сука!

Естественно, у людей нервы не выдерживают, и они начинают натурально съезжать с глузду. То примутся лепетать, что ЧК было, оказывается, «законной властью», то просят вернуть ГУЛаг, то желают талантливому журналисту ноги переломать. Как же можно, мол, протестовать против власти?

Дорогие друзья-охранители, позвольте заверить: власть будет и дальше слать вас, всласть издеваясь над вашим желанием присобачить где-то сбоку рационализацию её овеществлённого маразма. Дело в том, что по-другому она просто не умеет. Неизвестно, разучилась или вовсе никогда не умела, но факты, увы, вопиют.

А вы не слышите.

О ваших взаимоотношениях с властью давным-давно Наум Коржавин написал стихотворение. Приведу его полностью.

Мужчины мучили детей.
Умно. Намеренно. Умело.
Творили будничное дело,
Трудились — мучили детей.
И это каждый день опять:
Кляня, ругаясь без причины…
А детям было не понять,
Чего хотят от них мужчины.
За что — обидные слова,
Побои, голод, псов рычанье?
И дети думали сперва,
Что это за непослушанье.

Они представить не могли
Того, что было всем открыто:
По древней логике земли,
От взрослых дети ждут защиты.
А дни всё шли, как смерть страшны,
И дети стали образцовы.
Но их всё били.
Так же.
Снова.
И не снимали с них вины.

Они хватались за людей.
Они молили. И любили.
Но у мужчин «идеи» были,
Мужчины мучили детей.

Я жив. Дышу. Люблю людей.
Но жизнь бывает мне постыла,
Как только вспомню: это — было!
Мужчины мучили детей!

Я не знаю, когда и как значительная — решающе значительная — часть людей в России поймёт, что никакое послушание не сделает жизнь лучше. Возможно, этого уже не произойдёт никогда, — в конце концов, чекисты-думаки-олигархи-капээсэсовцы сделали для этого всё возможное и даже невозможное, вплоть до развала страны. И так будет продолжаться до тех пор, пока вы — и все остальные — не осознаете необходимость установления договорных отношений с властью — так, как это начиналось когда-то у людей, осознавших такую необходимость много-много столетий назад:

Впредь никакой чиновник не должен привлекать кого-либо к ответу (на суде, с применением ордалий) лишь на основании своего собственного устного заявления, не привлекая для этого заслуживающих доверия свидетелей.

Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных ему и по закону страны.

Никому не будем продавать права и справедливости, никому не будем отказывать в них или замедлять их.

Граждане, а не холопы. Граждане. С чего-то же надо начинать, правда?

Вот поэтому нижеследующее письмо было отослано адресату. О судьбе обращения будет объявлено особо.

***

Господин Президент,

13.06.2013 г. в ходе Вашего визита в Еврейский музей и Центр толерантности в г. Москва Вы сделали следующее заявление:

«решение о национализации этой библиотеки [ребе Шнеерсона] было принято первым советским правительством, и членами его примерно на 80 – 85 процентов являлись евреи».

(http://news.kremlin.ru/transcripts/18336/print)

Согласно имеющейся в общественном доступе информации, включая официально утверждённые учебники истории для общеобразовательных школ и ВУЗов, а также в официальной исторической литературе, состав первого правительства РСФСР включал в себя следующих лиц:

Председатель Совета Народных Комиссаров — Владимир Ульянов (Ленин)
Нарком по внутренним делам — А. И. Рыков
Нарком земледелия — В. П. Милютин
Нарком труда — А. Г. Шляпников
Наркомат по военным и морским делам — комитет, в составе: В. А. Овсеенко (Антонов) (в тексте Декрета об образовании СНК — Авсеенко), Н. В. Крыленко и П. Е. Дыбенко
Нарком по делам торговли и промышленности — В. П. Ногин
Нарком народного просвещения — А. В. Луначарский
Нарком финансов — И. И. Скворцов (Степанов)
Нарком по иностранным делам — Л. Д. Бронштейн (Троцкий)
Нарком юстиции — Г. И. Оппоков (Ломов)
Нарком по делам продовольствия — И. А. Теодорович
Нарком почт и телеграфов — Н. П. Авилов (Глебов)
Нарком по делам национальностей — И. В. Джугашвили (Сталин)

Пост Народного Комиссара по делам железнодорожным остался временно не замещенным.

Вакантный пост Народного Комиссара по делам железнодорожным позже занял М. Т. Елизаров.

Таким образом, число евреев в этом первом советском правительстве составляет 1 (один) человек из 15 (пятнадцати) т. е. 6,7%.

Если предположить, что речь шла не о «первом», а о «первых» советских правительствах, которые официальная историография относит к периоду с 1917 до 1927 и частью до 1930 гг., следует, что из общего числа лиц, принимавших участие в его деятельности (67 (шестьдесят семь) человек за весь указанный период) евреев насчитывается всего 4 (четыре), т. е. 5,97%.

В связи с вышеизложенным прошу Вас уточнить, на основании каких источников Вы в своём выступлении указали цифру «80 — 85% евреев в (первом) советском правительстве», предполагающую самые широкие и неоднозначные толкования. Если Ваше заявление основано на до сих пор не известных общественности документах, прошу Вас отдать распоряжение как можно скорее ввести эти документы в научный оборот, поскольку, если таковые документы существуют, они являются сенсацией в мировой исторической науке, значение которой для научного процесса трудно переоценить.

С нетерпением и надеждой на скорейший ответ,

Вадим Давыдов

%d такие блоггеры, как: