Browse By

Грозовой горизонт. Расслабьтесь и получайте удовольствие

Признаться, я ничуть не подъевреивал ожидал нешуточной дискуссии, развернувшейся в комментариях к предыдущему (пере)посту, поскольку полагал, что всё возможное уже сказано. Однако оказалось — это не так, поэтому считаю своим долгом тролля и провокатора набросить ещё.

Для затравки я процитирую бородатый анекдот мою довольно пожилую заметку (в том числе) на обозначенную тему.

На заре индустриальной эпохи семьи состояли из нескольких десятков человек, и никому не приходило в голову назвать «семьёй» убежавшую из дома парочку влюблённых. И внутри этих огромных семей часто существовали весьма и весьма запутанные интимные взаимоотношения — и никакое церковно-приходское проклятие ничего не могло с этим поделать. Добро пожаловать в реальность, товарищи моралисты!

Лишь сравнительно недавно пожизненный союз мужчины и женщины, созданный с целью противостояния объективным трудностям плохо организованной жизни, рождения и совместного воспитания детей, стал называться семьёй. Но сегодня, когда «семьеподобный» союз людей одного пола сделался нормой де-факто, когда рождение и количество детей (при желании) легко регулировать, а разводы из политической практики царствующих персон широко и далеко шагнули в массы — какое мы имеем право игнорировать такое положение вещей?! Конечно, диапазон реакции может быть довольно широким — от институционализации гомосексуальной «семьи» до отстрела врачей-гинекологов или призыва какой-то немецкой парламентёрши (христианско-демократический союз, между прочим) законодательно ограничить срок пребывания в браке семью годами, после чего, как говорится, «вольному — воля, спасённому — рай». Однако всё это так и обречено оставаться не более, чем овеществлённой рефлексией, судорожными попытками усидеть между стульев. Какими бы надеждами и иллюзиями не тешили себя приверженцы традиционной семьи и семейной политики — шансы на реабилитацию их возлюбленной модели выйдут за рамки статистической погрешности только в случае глобальной термоядерной войны.

Вот что пишет Элвин Тоффлер (боюсь, не все, кому положено по чину, прочли его труды, ещё меньше число тех, кто сделал это вовремя, и уж совсем до единиц дошёл смысл написанного):

«Сегодня нам неустанно повторяют, что семья распадается, либо что семья — это проблема номер один. Президент Джимми Картер заявляет: «Очевидно, что правительство страны будет вести просемейную политику… Более насущной проблемы не существует». Псевдопроповедники, премьер-министры, пресса или благочестивые ораторы твердят почти одно и то же. Однако когда они говорят о семье, они, как правило, не имеют в виду семью во всем обилии вариантов возможных форм, а только один частный вид семьи: семью эпохи индустриализма.

Они обычно учитывают следующий расклад: зарабатывающий муж, домохозяйка-жена и несколько маленьких детей. Несмотря на то, что существует множество видов семьи, цивилизация эпохи индустриализма идеализирует, делает преобладающей и распространяет по миру именно тип нуклеарной семьи.

Такой тип семьи стал стандартной, социально одобряемой моделью, поскольку его структура прекрасно удовлетворяет нуждам общества массового производства с широко разделяемыми ценностями и жизненным стилем, иерархической, бюрократической властью и четким отделением семейной жизни от производственной.

Сегодня, когда власти побуждают нас «восстановить» семью, они обычно имеют в виду именно эту нуклеарную семью эпохи индустриализма. Мысля так узко, они не только неверно определяют проблему, но и проявляют детскую наивность, полагая, что действительно необходимо предпринимать усилия для восстановления такой семьи в её былой значимости».

Добавлю: для такого «восстановления» нужно всего-навсего повернуть время вспять. Тривиальная задача, n’est-ce pas? Вообще апелляция к «традиции» по любому поводу меня лично давно уже неимоверно раздражает. Сама по себе «традиция» не является и не может являться аргументом в пользу чего-либо, поскольку доля приемлемых традиций в общем их числе, имеющихся в «историческом багаже» человечества, ничтожна, а адекватность подавляющего большинства традиций меняющемуся устройству общества равна нулю. Спорить с этим можно, разумеется, до хрипоты — а можно, добиваясь полного молчания собеседника: именно такой «аргументацией» пользуются наши исламские «оппоненты». Не случайно их безумство находит полное понимание, а то и одобрение у традиционанистов (это не опечатка) других колеров, даже если это одобрение замаскировано под «уважение к врагам», — в то время как единственным адекватным видом реакции общества на попытки распространения «тардиционализма» (и это не опечатка) должна быть пулемётная очередь депортация поклонников традиций в места, где поддержание традиций имеет практический смысл — например, в Сомали. Туда же следует отправлять и сочувствующих (с правом возвращения после соответствующей проверки на выздоровление).

Мои дорогие друзья, отчаянно и безнадёжно защищающие «традиционную» семью, состоящую из 1 мужчины, 1 женщины и (нескольких) детей плюс кошечка-собачка, либо искренне заблуждаются, либо лукавят, настаивая на её «традиционности». Эта «традиция» насчитывает от силы полторы сотни лет и была «продиктована сверху» в той же степени, в которой подвергается «денонсации» в настоящее время. До того вполне традиционными — и значительно более долгое время — бывали и полигамия, и полиандрия, и много чего ещё, включая партеногенез (боже мой, но ведь так размножаются наши биологические предтечи — чем не традиция?!). Существование такой семьи (специалисты называют её, как упомянуто выше, «нуклеарной») обусловлено исключительно потребностями эпохи индустриализма, эпохи, если мне будет позволено так выразиться, первоначального построения пирамиды Маслоу. Поскольку эпоха индустриализма в Первом мире подошла к концу, в полном соответствии с этим подошла к концу и эпоха семьи «мама+папа+дети». На смену идустриализму пришёл некий «информационизм», а он диктует потребности совершенно иного рода.

Многообразие и пластичность сексуальной жизни — условие многообразия и пластичности социума — условие технологической инновативности. Как индустриализм разрушил средневековый брак (без разводов, с жестокими карами за внебрачные сексуальные связи, с тиранией отца, имевшего право бить и убивать членов семьи), так и постиндустриализм уничтожает его модернистский симулякр, принимаемый конформистами за «традицию». В постиндустриальном обществе никому не должно быть дела, как выглядит, как живёт сосед, какого цвета у него подштанники, как он представляет себе космогонию вселенной, какую слушает музыку и т. д.

© asterrot

Глупо отрицать, что «ячейкой общества» в эпоху «информационизма» является не «семья», а «личность». Процесс эмансипации «личности» из различного рода троглодитских типов организации социумов и возникновения понятия «личное пространство» занял не одно тысячелетие, и только в последние три четверти века обрёл заметную глазу наблюдателя динамику. Возможно, именно с этим связаны бурления говн мнений по поводу перспектив существования различных способов организации досуга эмансипированных личностей — будет это «семья», «одиночество», «гей-брак» или вообще свинг-вечеринка по пятницам. А то и вовсе что-нибудь в этом роде, где синтез тела, искусства и глума поднят (или опущен) на прежде недосягаемый уровень:

Готовьтесь, мои дорогие. То ли ещё будет. А о том, почему самоубийство Доминика Веннера было бессмысленным и напрасным, мы поговорим в другой раз.

%d такие блоггеры, как: