Browse By

Грозовой горизонт. Урок не впрок?

antiterr

Медийное освещение Бостонского теракта навело меня на кое-какие размышления, которыми хочется поделиться.

Первый вывод состоит в том, что в настоящий момент никакого гарантированного способа предупреждения soft-target террора, источником которого является аутоиндоктринация, имеющего элементарный сетевой характер, нет. Никакой контроль не может быть абсолютным, никакие миллионы полицейских и «спецагентов» просто в силу того, что они — часть бюрократической машины, не могут обеспечить 100%-ю защиту. Однако маховик подминающего контроля раскручен в настоящий момент так, что остановить его нет никакой возможности, а даже если бы это было сделано чьим-то волевым решением, это приведёт к росту числа инцидентов, в результате чего «общество» снова потребует ещё более жёсткого и всестороннего контроля.

Рядовые граждане Запада демонстрируют практически единодушное неприятие методики воздействия на мировую периферию, используемой западными элитами. Важным, если не ключевым, элементом этой методики является наличие в западных странах некоторого, довольно значительного, числа радикальных религиозных и не только религиозных экстремистов, боевиков, с помощью которых Запад эффективно манипулирует режимами на периферии. Однако наличие такого контингента — просто-напросто гарантия того, что какая-то его часть не доедет до «мест назначения», а «сдетонирует» в «местах хранения». Опасность здесь, как ни цинично это прозвучит, заключается не только и даже не столько в единицах пострадавших от инцидентов, сколько в распространении психопатологических настроений, которыми снова манипулируют медиа, вводя процесс в состояние автокатализации.

Необходимо, однако, сделать оговорку и подтвердить, что благодаря определённым успехам спецслужб у мусульманских террористов нет возможности планировать и осуществлять на Западе масштабные теракты, подобные 9/11, с тысячами жертв и статусным ущербом. Исламский терроризм превратился в т. н. grassroots-терроризм, ограниченный индивидуальным и сетевым характером индоктринации исполнителей, их ничтожной экономической и теоретической оснащённостью и, вообще говоря, феноменальной тупостью. Как совершенно справедливо замечает друг Tremens D'Liry, именно благодаря этой феноменальной тупости, с одной стороны, и отсутствию доступа к эффективной логистике — с другой, мы обязаны относительной ничтожностью масштабов террора. И отсечь террористов от логистического инструментария удалось именно посредством контрольных мероприятий, т. е. говорить о безусловной ущербности контроля, наверное, всё же нельзя. Другое дело, что этот контроль, как, собственно, любой инструмент, оказался палкой о двух концах и привёл к дальнейшему ослаблению и сужению поля свободы, что, по моему убеждению, таит в себе фундаментальную опасность: своим цивилизационным успехом Запад обязан свободе, прежде всего — свободной циркуляции идей, я много раз обращал на это внимание и уверен, что удар по свободе — это удар по цивилизации, и я не вижу — по крайней мере, сегодня не вижу — как удастся, и удастся ли вообще, этот удар компенсировать.

И здесь мы вплотную подходим к самому неприятному во всей истории.

Вывод второй, главный. Наращивание манипулятивной медиа-составляющей в ущерб информационной и аналитической привело к тому, что генеральная линия наших медиа рассматривается думающими людьми как практически исключительно манипулятивная. Это, в свою очередь, коренным образом подрывает доверие к медиа как к источнику информации, т. е. любая информация априори рассматривается как элемент манипулятивной методики. Так, многие не верят, что Бостонский теракт — дело рук именно названных виновниками, независимо от того, действительно ли они виновны. Эти настроения — идеальный питательный бульон для разнообразных конспирологических версий и теорий, в свою очередь, далёких от реальности и годных исключительно для дальнейшего нагнетания истерики. По мере нагнетания «общественный заказ» на ещё более глубокий и всесторонний контроль будет умело подогреваться.

«Беда» в том, что вся тонкая структура цивилизованного общества строится именно на доверии, доверие — основа всего, от денег и экономики до семейных отношений. Вообще без доверия нет общества. Т. е. мы имеем тут всеобщий кризис доверия, уже, на мой взгляд, принимающий крайне опасные масштабы. На коммунальном уровне на Западе такое доверие всё ещё существует, обеспечивая горизонтальные связи и «вертикальную» устойчивость социума, но полагать, будто оно вечно, абсолютно и не подвержено эрозии, довольно глупо. Чем дальше простираются манипулятивные тентакли медийного вранья, тем большей опасности это доверие подвергается. Оно, разумеется, не рухнет в одночасье, но некий кумулятивный эффект неизбежен. Что представляет собой псевдо-общество, лишённое коммунального доверия, мы видим на примере Ресурсной Феедрации и тех же исламских социумов. И если ставка на ислам как основной инструмент архаизации понятна — хотя, безусловно, с моей сугубо гражданской точки зрения, абсолютно аморальна — то его дальнейшее использование «внутри» Запада уже даже не аморально, а вовсе смерти подобно.

Однако причина того, что ислам продолжают использовать даже в CША и Европе, совсем в другом. А именно в том, что ислам, не менее эффективно, чем коммунизм, уничтожает в поражённом им обществе доверие — основу функционирования классической демократии и технологичной рыночной экономики.

Общественные группы, поражённые исламом, добровольно самоустраняются из демократического и рыночного процессов. Как и коммунисты, мусульмане видят в демократии и свободном рынке только инструменты распространения своей веры (то есть, на практике, чувственного саморазложения). Это такой же самонаводящийся аппарат, который отрезает от демократического и рыночного общества лишние культурные группы, да ещё и даёт за это деньги, сырьё, или другие материальные ценности. Как и коммунизируемое общество, исламизируемая группа быстро становится всё менее способной к функционированию без внешней поддержки.

«Почему от ислама придётся отказаться»

Именно поэтому ислам как инструмент, избранный Западом для сокращения числа субъектов мирового политического процесса, пусть сколько угодно эффективен, но крайне опасен для самого Запада и для цивилизации вообще. И обоснованной уверенности в том, что с этим инструментом обращаются с должным мастерством и осторожностью, у меня нет. Ткань доверия уже истончилась и готова порваться совсем.

%d такие блоггеры, как: