Browse By

Фауст победил

Нашёл у Байджента прекрасное:

Вместо того, чтобы подражать Иисусу, как призывал Фома Кемпийский в своем труде «О подражании Христу», западный человек — с началом христианской эры не меньше, чем прежде, — стремился копировать Симона-волхва; философию герметизма он использовал так, что «примером для подражания» для него стал не Христос, а Фауст. История западной цивилизации, по существу, представляет собой историю стремления человека стать Фаустом. Именно Фауст является главным архетипом и воплощением западного человека. Однако Фауст шестнадцатого века, как уже отмечалось выше, искал знание за пределами ограничений, наложенных христианской моралью. Фауст двадцатого века ищет знания — и власть — за границами любой морали, любой человеческой системы ценностей.

Что и требовалось доказать. Европа переварила христианство, переделала под себя, «человек — раб бога» — это чуждый Европе архетип, чуждый настолько, что только травма от крушения Pax Romana позволила ему укрепиться и распространиться. Но всё возвращается на круги своя, и прежняя, пусть и обновлённая,  Европа уже здесь. Радоваться, огорчаться или ужасаться, каждый решает сам.

%d такие блоггеры, как: