Browse By

Не преступить черту

Размышления у порога одичания

Читаешь тут новости, и мысли сами собой рифмуются подозрительно знакомым образом:

Там живут ужасные
Люди-дикари:
Гнусные и грязные —
Снаружи и внутри.

ganga

Ну, а как ещё это прикажете понимать? Я, например, понимаю это очень просто: всё, что нам рассказывают о «древней богатой культуре» — либо глупость, либо обман. Культура, где институционализировано изнасилование, — да кому нужна такая культура?! Разве что насильникам, но почему культурных людей должно интересовать стремление троглодитов узаконить свои людоедские хотелки? Да ничуть!

Что делает человек, когда ему в руки попадает микроскоп? Он начинает изучать природу, стремясь к уменьшению страданий — исследует кишечную палочку и холерный вибрион, вирус гриппа и бледную спирохету, изобретает инсулин и документирует реакцию Вассермана (не того, но тоже еврея), — словом, двигает вперёд цивилизацию. Цивилизация — это путь уменьшения страданий, сколько раз это нужно повторить, чтобы до всех, наконец, дошло?!

А что делает с микроскопом дикарь? Дикарь мало того, что не пытается избавиться от своей дикости при помощи микроскопа — наоборот, он её раздувает до циклопических размеров. Так, примерно лет двадцать пять назад азиатским дикарям стали доступны технологии определения пола ребёнка на ранних стадиях беременности. И дикари принялись избавляться от девочек, пока те ещё в утробе! Нет, налицо, конечно, впечатляющий прогресс: раньше новорождённых девочек убивали фейсом об тейбл, а теперь всё по науке — чик, и готово! Результат: в возрастной группе от 15 до 30 лет в некоторых странах и социальных стратах (у богатых — поменьше, у бедных — побольше) «дефицит» девочек и женщин составляет от 5% до 15%. А дальше будет только хуже. Но уже сейчас гарачые васточные мущщыны сбиваются в стаи и нападают на подвернувшихся им под руку женщин, насилуя их скопом. Вот для чего дикарям наука!

Нельзя сказать, что правительство «самой большой в мире дерьмократии» ничего не делает. О проблеме им хорошо известно, и официально врачам запрещено устанавливать пол эмбриона без суровых медицинских показаний. Но дикари — потому и дикари, что плевать хотели на всякие законы каких-то там правительств. Дикарь подчиняется Её Величеству Традиции, а она, понимаете ли, велит ему устроить жене, беременной девочкой, выкидыш, да поскорее. Традиция — это же так прекрасно, культурно-самобытно! Не трожь! Непреходящая общечеловеческая ценность!

Когда-то белые сахибы были настолько преисполнены самомнения и культурного шовинизма, что взяли да и выкорчевали на им подвластных и контролируемых ими территориях Индийского субконтинента дикарский обычай сжигать на погребальном костре вдову мёртвого дикаря. Им было наплевать на чужую традицию, у них была своя: тех, кто пытается просто так взять и сжечь живого человека, нужно немедленно повесить и оставить висеть пару недель на солнышке — в назидание. Эта традиция подкреплялась не речами с трибуны ООН, а нарезным магазинным оружием, и прекрасно, я вам скажу, действовала! Мало того — пользовалась у дикарей надлежащим уважением. Но стоило белым сахибам дать слабину, как понаехавшие в их собственные города дикари принялись убивать и насиловать любых женщин, до которых могут дотянуться их руки-крюки, не способные ни к какому производительному труду. Сахибы вяло обороняются, но ведь известно: оборона — смерть восстания. Восстания цивилизации против дикости. Допустим? Проглотим? Но тогда чего ради мы рвались вверх, к звёздам, прочь из зловонного колодца, раздирая в кровь пальцы и колени? Чтобы с помощью изобретённых нами компьютера и полиграфической машины очередной питекантроп, на этот раз мусульманский, невозбранно тиражировал свои бредни о том, как правильно бить женщин — палкой или рукой? Или чтобы другой муслопитек — разучивший слова «демократия», «суд» и «права человека» — требовал судить нас за «антимусульманский расизм»?!

beaten

С традициями и адептами оных нельзя церемониться. Они деликатного обращения не понимают. Стоит промедлить долю секунды и не выстрелить поборнику традиций промеж глаз — он тут же садится тебе на шею и начинает требовать ещё варенья. «Хочу твой дом, твою женщину, твою страну». А самое страшное — это когда вместо того, чтобы разъяснять опасность всяких людоедских традиций, общество зарывает голову в песок, и из каждого утюга начинает вещать какой-нибудь фофудьин со щами в бороде или не проспавшийся с 30-х гг. ХХ в. гитлеровский недобиток. Из всех щелей лезут размноженцы-надомники, путаники-сталинизды и прочие представители тупиковых ветвей развития, и обычным людям начинает казаться, что с дикарями и дикостью можно бороться, противопоставляя их дикости — нашу собственную. Мстится им, будто это благородно — откликнуться на утробный рёв дикаря: «Вихады на чэсны бой, ти тряпка, ти нэ мушшына! Вихады, я тибя рэзать буду!» Поддаться на такой Хитрый План™ — это даже больше, чем глупость или преступление: это ошибка. Дикарь взывает к пережиткам архаики и магизма в нашем сознании, хочет, чтобы мы сражались его оружием, на его поле, по его «правилам» — то есть так, чтобы у него появился шанс победить и растоптать нас. Нет уж, дудки!

Нет, нет и ещё раз нет. Это лишь кажется, что вот тут мы немножечко одичаем, а потом быстренько взад цивилизуемся, и всё будет ладненько. Одичание не бывает временным или частичным. «Умерла, так умерла!». Одичание — это даже хуже смерти. Это предательство. Предательство Цивилизации, предательство принципов. Это у дикарей не бывает принципов — одно притворство. У нас они есть. Это у дикарей нет ничего — только вечное прошлое, только оно «свято». А у нас впереди — Будущее, наша цель — сияющий град на холме, а потом ещё один, и ещё — на следующей планете, в другой галактике, в новой Вселенной. Именно ради этого Будущего взлетают беспилотники с палуб наших авианосцев, и ради него летит с той же палубы на корм акулам салафитская протоплазма.

Это не значит, что дикари никого не смогут убить, — смогут. Но за каждого из нас они должны заплатить столько, и платить до тех пор, пока цена не окажется для них непомерной. Нам плевать на их стоны и вой даже не с вышки — с геостационарной орбиты. Мы — Технократический Разум, бестрепетный и рациональный, создающий боевые машины беспрецедентной мощи и эффективности, способные перемолоть миллионные орочьи толпы чисто и быстро, так, чтобы операторов даже кровью не забрызгало. А забрызгает — тоже не беда: слава Разуму, есть душ, дезинфицирующий раствор и «Кровавая Мэри».

Поверьте, это единственный путь: вперёд, через тернии — к звёздам, по черепам дикарей.

%d такие блоггеры, как: