Browse By

Спасибо, не надо!

«Позвольте представить вам шейха Юсуфа аль-Кардави (Yusuf al-Qaradawi) — египтянина, считающегося одним из ведущих суннитских богословов в мире», — пишет некий Джейк Уоллис Саймонс в английской (ну, конечно!) газете «Телеграф», и, попутно пожурив упомянутого шейха за «крайние взгляды», перечисляет его «достижения» (кому интересно, может ознакомиться с переводом).

Чем же вызвано столь внезапно пристальное внимание к этому рептилоиду? Оказывается, исламопат Кардави объявил Россию главным врагом арабов и, конечно, ислама. Это логично: ведь ислам — никакая не «мировая религия», а полевой устав арабов — шайки пустынных дикарей, чей набор условных рефлексов он призван распространять, превращая всех остальных в покорных воле этих бандитов. Ислам, как известно, означает «покорность», спасибо, мы уже выучили. Вроде бы должны были выучить и всё остальное, но вот поди ж ты: когда мне кажется, что всё уже сто раз сказано и можно, как в бородатом советском анекдоте, раздавать вместо исписанных мелким почерком листовок чистую бумагу — «и так всё ясно» — приходится снова и снова повторять повторённое.

Признаюсь, узнав о таком «эпохальном развороте», я испытал сложные чувства: с одной стороны, приятно оказаться в очередной раз правым — я не однажды говорил, что с дикарями можно общаться только через прорезь прицела и в директивной модальности, поскольку другого «языка» они вовсе не способны понять, а попытки с ними «сотрудничать» обречены. Недаром же их поговорка сообщает, что оказанное благодеяние ничего не стоит. С другой — что может быть хорошего в том, что родину космической мечты объявляет смертельным врагом какая-то патологическая гнида, к тому же имеющие на её территории потенциально многомиллионную армию сторонников? Да ничего. Но вот кое-кому, похоже, это даже нравится. Поэтому и позвольте, значит, представить. Мол, сложная, противоречивая личность. Вроде как разрешает бить жён, но не рекомендует калечить. Хоть и одобряет педофилию, но не советует, того-самого, до смерти. И прочие, мягко говоря, малоаппетитные подробности.

Нет, Джейк, спасибо, не надо. То есть, раз уж вы своими игрищами на исламском поле вынуждаете меня разбираться в сортах говна, мне, разумеется, ничего не остаётся, как разбираться. Но, поскольку я всё-таки не совсем тупой и кое-чему у вас научился, то, применив рациональный подход и т. н. «бритву Оккама», я довольно быстро разобрался в предмете, и спешу поделиться результатами.

Итак, сортов говна существует всего два: жидкое и твёрдое есть два типа мусульман: нетерпеливые и терпеливые. Первых ещё называют «воинственными», а вторых — «умеренными». Лично я избегаю подобных дефиниций, потому что они всё только запутывают. А тот, кто хочет разобраться, не должен позволять себя запутать. Вот я и не позволяю:

1) нетерпеливые мусульмане проявляют нетерпение и убивают(ся), взрывают(ся) и беснуются, всем своим поведением требуя немедленного введения шариата и покорения неверных;

2) терпеливые мусульмане, когда их попрекают наличием нетерпеливых, осуждающе покачивают головами: такое поведение, разумеется, неприемлемо, но ведь нетерпеливых можно понять — шариат и в самом деле до сих пор не введён, а неверные до сих пор не покорны мусульманам!

Терпеливые мусульмане воздевают руки к небу, призывая нас «читать коран». Не знаю, на что они при этом надеются — возможно, выиграть время? Особо одарённые даже предлагают читать его в подлиннике, т. е. выучить для этого арабский, — иначе, мол, вся красота корана не будет нам доступна. И пока мы будем прилежно сортировать говно учить арабский и читать коран, их нетерпеливые братья, глядишь, отвоюют у кяфиров очередной квартал в очередном городе, чтобы ввести там свой тупой троглодитский шариат. А, может, они думают, что в коране можно вычитать что-нибудь умное или интересное? Но, дорогие (вы нам очень дорого обходитесь — одни меры безопасности на транспорте чего стоят, я уже не говорю о джизье пособиях, которые мы выплачиваем вашим нетерпеливым «беженцам»-джихадёрам) мусульмане, это же смешно: что умного, а тем более интересного может сообщить мне какой-то полубезумный неграмотный дикарь, сгинувший неведомо где 15 веков назад?! Сборник унылых нравоучений, нанизанных на абсолютно неуместный в наше время и потому смехотворный пафос, путаный, бессистемный пересказ книги Бытия из Ветхого Завета, вкупе с несколькими правдоподобными и сотнями завиральных побасёнок (полёты на мохнатом змее, «несмешивающиеся воды», «стучащие звёзды» и пр.), — какое, по-вашему, впечатление всё это может произвести на человека, пускай даже поверхностно знакомого с мировой литературой на пяти основных языках Цивилизации?

Нет, кое-что из этого текста всё-таки можно почерпнуть. Например, по прочтении корана, сиры и хадисов становится совершенно ясно, как и даже когда поступал Магомет, жизнь и деятельность которого являются абсолютным образцом для любого мусульманина (и терпеливого, и нетерпеливого — это признают даже самые терпеливые). Эта, с позволения сказать, трилогия даёт нам полное, исчерпывающее представление о доктрине ислама. Она существует, и «неверные», т. е. мы с вами, вполне способны её выявить и понять — несмотря на утверждения мусульман, будто а) никакой доктрины нет и б) она есть, но «неверным её не понять. Из этих памятников литературы мы понимаем, чего Магомет хотел и чего — и как — добивался. Для понимания, что такое ислам, нам следует слушать не мусульман, которым позволено лгать ради их религии, а самого главного мусульманина — Магомета. Мёртвые не лгут. Всё, что нам следует знать об исламе, им уже сказано. Имеющий уши да услышит, имеющий глаза — да увидит.

В отличие от всяких расистов, считающих мусульман недочеловеками, нуждающимися в опеке и наставлении, научении их демо-кратии (от слова «демо», т. е. муляж, демонстрационная версия) и насильном причинении им нашего добра, я уважаю мусульман и полагаю, что они отнюдь не слабоумные, и вполне способны сами распорядиться своей жизнью. (Об отношении мусульман к чужой — или чуждой им — жизни мы поговорим в другой раз.) Я думаю, они вполне осознанно, с надлежащей взрослым и разумным представителям отряда приматов вида homo sapiens sapiens ответственностью, сделали свой нравственный выбор, предпочтя ислам благам цивилизации. Как человек либеральных взглядов, отстаивающий принципы свободы (ну, как минимум, на словах), я не могу этот выбор не уважать.

О том, что этот выбор ими сделан, ярко свидетельствует поведение мусульман во всём мире — и там, где они являются большинством, и там, где не являются:

Источник: NCTC

Я думаю, всем нам пора избавиться от комплексов и предрассудков и действовать так, как диктует нам выбор (недолгого) жизненного пути и смертельных перспектив, сделанный нашими соседями по планете.

Нужно тщательно и осторожно изучить механизм воздействия мнемовируса «ислам» на психику и соматику попавших под его управление, выяснить, как и почему нормальные (как минимум, с виду) люди становятся исламопатами и муслоантропами. Не исключено, что научный подход к проблеме позволит нам выработать методы эффективной борьбы с другими мнемовирусами, вызывающими терминальный религиоз головного мозга — коммунизм, православие, демокрацизм и пр., заставляющий людей то неистовствовать, круша всё подряд, то переться чёрт знает куда за тридевять земель, чтобы пройти семь раз вокруг метеорита, то стоять сутками в очереди, чтобы присосаться к какой-нибудь «святыне», то игнорировать очевидное, отдавая предпочтение грёзам о невероятном. Возможно, в интересах науки следует обеспечить учёным бесперебойные поставки анатомического материала в любых количествах, потребных для всеохватного и тщательного исследования. Ведь до сих пор только наука и её инструментарий познания мира оказывались в состоянии обеспечить хоть какие-то приемлемые для практического использования результаты. Религия в этом смысле не только бесполезна, но и опасна:

«Религия оскорбляет достоинство человека. С религией или без неё, хорошие люди будут творить добро, а плохие — творить зло. Но чтобы заставить хорошего человека творить зло — для этого необходима религия».

© Стивен Вайнберг, лауреат Нобелевской премии по физике (слабые э/м взаимодействия).

%d такие блоггеры, как: