Browse By

Под откос

Мусульмане по всему свету продолжают настойчиво доказывать, что они — неуправляемые дикари, которыми очень легко манипулировать. Достаточно погромче крикнуть «янкисожгликоран!» © ® — и дело в шляпе: беснующиеся толпы с воем громят всё подряд под аккомпанемент выстрелов и взрывов.

А западные СМИ продолжают настойчиво ныть и рефлексировать — а, собственно, что им ещё остаётся? Так, Соня Цекри из Süddeutsche Zeitung возмущается: «Сомнительный пропагандистский фильм, изображающий Мухаммеда скрытым гомосексуалистом и педофилом, недостоин никакой аудитории, кроме своих создателей». Нет, дорогая Соня, это не «сомнительный пропагандистский фильм», а самая настоящая провокация, причём топорно изготовленная — и выясняется, что тоньше и не нужно: и такое гуано вполне себе работает, причём именно так, как и задумывалось. Не надо умнее тоньше, понимаешь, Соня? Не надо! И так всё отлично! И ещё: какой бы грубой провокацией не был этот «фильм», он абсолютно правдив во всём, что касается личности его главного персонажа. Но разве может политкорректная журналистка озвучить такое?

Местами, впрочем, г-жа Цекри обнаруживает ясное понимание происходящего:

«После «арабской весны» на передний план вышли силы, одновременно использующие и презирающие США… Египетский президент Мохаммед Мурси осудил насилие только спустя день после его начала… Как исламист, Мурси конкурирует за роль главного хранителя религиозных ценностей с радикальными салафитами, но как президент, он нуждается в деньгах» (Америка собирается простить Египту долг в размере 1 млрд. долл.) «Однако и либералы ругают Америку, потому что Вашингтон якобы кокетничает с исламистами. А египетские публицисты жалуются, что беспорядки у посольства инсценированы Америкой, чтобы дискредитировать хрупкую арабскую демократию. Политика США на Ближнем Востоке — это цугцванг».

Но какой же вывод делает она из своих собственных размышлений? А вот какой:

«Люди арабского мира хотят, чтобы их рассматривали не просто как угрозу для безопасности».

Это заявление, примечательное своей алогичностью и абсурдной оторванностью от действительности, не может вызвать ничего, кроме гомерического хохота. Как говорил актёр Высоцкий в роли Хлопуши, «покажите мне этого человека!» Нужно, наверное, быть западным журналистом, чтобы разглядеть людей в стаде беснующихся макак. Да не просто людей, а тех, что «хотят, чтобы их рассматривали не просто как угрозу для безопасности».

Но беда в том, что всех этих «людей», в их совокупности, только так и можно рассматривать — как угрозу для безопасности. И добро, если бы только для них самих — а то ведь стада бешеных макак уже начали громить и другие, неамериканские, посольства. Так что они и в самом деле угроза. Для всех.

Очевидно, что никакие доводы разума на этих «людей» не действуют, поэтому сложно отнести их к виду сапиенсов. Вот и учёные предлагают рассматривать этих, гм, людей как биологический фактор. Пройдёт совсем немного — в историческом смысле — времени, и такая «биологическая теория» станет господствующей. Но и это ещё не всё.

Согласно опросам американского общественного мнения, ок. 12% зарегистрированных американских избирателей считают Обаму мусульманином. Среди республиканцев и евангелических христиан эта доля намного выше, и более 50% избирателей не считают Обаму христианином. Тот факт, что люди, считающие Обаму мусульманином, в целом не одобряют его работу на посту президента, указывает: мусульманская идентичность ассоциируется с неудачным президентством. А уж публикация целой серии статей Дэниэла Пайпса в The Washington Times, детально исследующая эту «проблематику» — и вовсе знак.

Прямо даже и не знаю — плакать или смеяться.

Но есть, есть на свете люди, эти знаки читающие прямо из ноосферы — не чета вашему покорному слуге, коего пока носом не ткнёшь, так и не увидит. В своей книге «За пределами религий» Далай Лама XIV пишет без всяких обиняков:

«В современных условиях, опираясь лишь на религию, невозможно найти универсальное, полноценное решение проблемы пренебрежения внутренними ценностями. Сегодня мы нуждаемся в таком подходе к этике, который не обращался бы к религии и был бы приемлем в равной мере для тех, кто придерживается веры, и тех, кто не верует вовсе. Это – светская этика.

Я твёрдо уверен в осуществимости и целесообразности нового светского подхода к универсальной этике. Моя уверенность основана на убеждении в том, что все мы, каждый человек, в основе своей склонны или расположены к тому, что нам представляется хорошим. Что бы мы ни делали, мы делаем это потому, что нам кажется, что наши действия принесут какую-то пользу. В то же время мы ценим доброту окружающих. Все мы от природы стремимся к основополагающим человеческим ценностям любви и сострадания. Мы все хотим, чтобы нас любили, а не ненавидели. В других мы ценим щедрость, а не скупость. И кто из нас отдаст предпочтение нетерпимости, неуважению и неприязни, вместо терпимости, уважения и умения прощать ошибки?»

Но это сказано для людей — а дикари, размахивающие своими «свяшчэнными» символами, продолжают погружаться в архаику. Так кто тут ещё жаждет «религиозного возрождения» и «защиты святынь»? Как бы вам не оказаться в одной помойной яме вместе с макаками — на свалке истории.

%d такие блоггеры, как: