Browse By

Вольный ганзейский город (СР)

Что называется, вдогонку.

Вадим Штепа

От автора: На летнем семинаре Московской школы политических исследований состоялась серия круглых столов на тему регионального развития и новых городских брендов. Всего было рассмотрено 15 городских проектов в самых различных регионах — многие выглядели традиционно, иные фантастично, а некоторые даже эпатажно…

По признанию публики, один из самых концептуальных креативов представила «калининградская группа», которую составляли как сами кёнигсбергцы, так и примкнувшие к ним — Дмитрий Бавырин, Евгений Бурлуцкий, Дмитрий Глухов, Максим Михайлов, Евгения Сайко, Мария Сергеева, Анатолий Чуманский, Вадим Штепа.

Группа поручила мне литературную обработку нашего бурного мозгового штурма и вынесение его на суд читателей РЖ.

* * *

Пролог. Легенда о кёнигсбергских кошках

Один из символов Калининграда-Кёнигсберга — кошки. Например, в Королевских воротах установлен бронзовый прусский кот работы скульптора Людмилы Богатовой, которого обязательно стремится почесать за ушком каждый посетитель.


Кошек в Калининграде-Кёнигсберге уважают, и для этого есть причина. Давайте перенесёмся в 1946-й год. Немецкие семьи, пережившие сначала ужасные англо-американские бомбардировки, а затем и приход русских, ютятся в подвалах. Их дома разрушены, в уцелевших школах советские комендатуры, только тёплый мурлычущий на коленях кот напоминает о безмятежной бюргерской жизни.

Стук в дверь, советский солдат принёс уведомление о выселении: все немцы должны собрать вещи, погрузиться в эшелоны и уехать в Германию. Вереницы людей с чемоданами потянулись на вокзал, собаки бежали за своими хозяевами. В этой холодной ночи только кошки, следуя вековым традициям, остались в своих домах. Из развалин они смотрели на людей и вспоминали, как вот эти самые немцы 700 лет назад выгоняли с этой земли пруссов, которые так и не вернулись за своими котами. Не вернутся и немцы, теперь придется жить с русскими, возможно, навсегда.

Новые переселенцы были рады встречавшим их котам, брали их на колени, наслаждаясь теплым мурлыканьем. И постепенно, через это мурлыканье, калининградцы узнали, что кошки — это единственные коренные жители этой земли, они здесь главные.

Genius loci

Итак, 1946 год, казалось бы, всё начинается с чистого листа.

Пустота — и незримый Гений места. Он родился — и три городка вокруг замка наконец-то объединились в Кёнигсберг. Он вырос и стал российским подданным, отказавшись менять присягу по окончании семилетней войны. Он умер и спас главный символ города — Кафедральный собор от разрушения. Спасибо Вам, Иммануил Кант. Мы знаем, Вы нас смотрите!

Метаистория

Калининград — город, который имеет два названия и три «вчера»: немецкое, советское, российское («лихое 90-е»).

Немецкое «вчера» Кёнигсберга длилось с XIII века, с момента основания замка крестоносцев, через времена герцога Адальберта, университета Альбертины, наполеоновских войн и до 1946 года, когда логово псов-рыцарей было разрушено, а всё немецкое население было депортировано — кто в Германию, кто в лучшее для души место. «Прусское» стало «русским», и это навсегда — в этом уверены и мы, и поляки, и сами немцы, правда, не все москвичи.

Калинин никогда не имел никакого отношения к Калининграду. Он просто умер не вовремя, дав своё имя новому городу, создаваемому на руинах, которые начали заселять советские переселенцы.

До 90-х годов город служил военным форпостом и был закрыт от мира. Но уже тогда Калининград начал проявляться как уникальный урбанистический проект.


Метакультура

Советские здания легли на немецкую планировку города — на улочках, выложенных брусчаткой, выросли хрущёвки. Но Кёнигсберг прорастает в городе — через черепичные крыши, через узкую трамвайную колею, через проступающие надписи на домах. На месте разрушенного кёнигсбергского замка когда-то воздвигли небоскрёб дома советов, но так и не смогли ввести его в эксплуатацию.

90-е годы открыли городу Европу — безвизовый режим с соседями, самые дешёвые в стране пиво и автомобили, более радикальное, чем в других регионах, изменение менталитета, новая волна миграции.

Сегодня каждый пятый калининградец — это тот, кто приехал сюда уже после развала Союза.

И будущий город мы видим не чужеродным островом в море ЕС, но синтезом русской и европейской культуры. Который когда-то и существовал в ганзейские времена… Но мы собираемся не «возрождать прошлое», а открывать его в будущем!

Перекресток идентичностей

Кёнигсберг прорастает в калининградцах. Но кто такой калининградец? В нём сочетается сразу 4 противоречащих друг другу идентичности:

Мы — герои, спасшие мир от фашизма.

Мы — варвары, разрушившие цивилизацию.

Мы — жертвы, чьи города были разрушены — и неважно, что города были немецкими, они в нашем сознании наши.

Мы — созидатели нового города, новой ментальности, открытой миру.

Наши преимущества

Это город для комфортной жизни: хороший климат, разумный пешеходно-велосипедный масштаб, море, отсутствие экологических проблем.

Это город вне резких национальных границ — «русская Европа», европейская культура, толерантное население.

Это ганзейский город, обращённый к миру — транспортный, интеллектуальный, медийный хаб для региона Балтийского моря. По географическим причинам он просто вынужден строить свою стратегию не столько как часть российского, сколько балтийского и европейского пространства.

У нас нет вековых устоев, народных традиций, несменяемых кланов, мы рады новым людям, и очень быстро они сами начинают радоваться незнакомцам.

С начала 90-х у нас есть очень хорошее средство от всяких ксенофобий — мы часто путешествуем по Европе. 25% жителей Калининграда имеют многоразовые шенгенские визы — до Гданьска 3 часа на машине, до Варшавы 6 часов, до Берлина и Копенгагена не больше часа на самолёте.

Город стремительно теряет советскость. Но то, что было прусским, окончательно стало своим, родным, калининградским: в каждом доме, офисе, кабинете чиновника есть виды старого города, в католическом храме теперь проходят православные богослужения, воссозданы целые улочки, имитирующие старый город, как например, рыбная деревня.

Люди едут в Калининград как туристы, но незаметно для себя переезжают сюда жить.


Наша стратегия

Стратегический выбор особого городского будущего уже чувствуется жителями, но лишь спорадически воплощается в городской политике. Город пока двигается без осознанной стратегии, имитируя образцы восточной Европы и, в меньшей степени, Москвы.

Сегодня сложился запрос городского сообщества на формулировку такой стратегии и её совместную реализацию.

Мы предлагаем новый бренд —
открытый ганзейский город.

Кёнигсберг сочетает в себе хорошее имиджевое наследство с наличием весьма креативного населения.

Основной вектор предлагаемой стратегии: превращение Калининграда в современный европейский город, минимизация негативных советско-российских влияний, но не путем масштабного восстановления старого города, а путем развития комфортной и творческой городской среды, соответствующей образу городов Европы

При этом город будет развиваться по двум однонаправленным взаимодополняющим направлениям.

1. Креативный город — город-место жительства креативного класса и город-экспериментатор

2. Город — место встреч и временного комфортного пребывания.

Работа над мечтой


Трансформация города — процесс долгий, мы с оптимизмом берём на это 10 лет, при условии активного участия элит, сообществ и властей. Начнём мы с создания «Комитета 2024» — мыслительного центра, включающего экспертов-волонтёров из России и европейских стран. Цель комитета — сформулировать концепцию развития города и разработать процедуры взаимодействия общества и власти при реализации проекта.

Шаг второй — новый мэр объявляет 2013 год годом работы над мечтой. Целый год город будет заниматься разработкой своей миссии и стратегии развития: международные семинары, конференции, круглые столы, интернет-обсуждения и прочий краудсорсинг.

Результат года работы над мечтой — дорожные карты развития города, содержащие перечни шаговмероприятийцелевых показателей и, что важно, распределение задач между властями, сообществами, наукой, бизнесом, которые объединены в ганзейские гильдии — так в Калининграде называют кластерные и гражданские инициативы.

Путь по дорожным картам, сложный, поэтапный. Начнём мы с повышения комфортности города и эффективности использования того, что уже есть. А продолжим строительством якорных объектов и, наконец, полномасштабной трансформацией города, основной этап которой завершится к 2024 году.

Новое старое имя

Но эта назревшая трансформация города несовместима с советской топонимической инерцией.

В апреле 2024 года, в честь 300-летия Канта городу возвращается имя свободного ганзейского города — Кёнигсберг. Все расходы, связанные с переименованием оплачиваются из Фонда-2024, созданного на пожертвования исключительно жителей города Калининграда.


Право на город

Наш город — прежде всего для горожан, новых и коренных калининградцев. Для тех, кто хочет участвовать в развитии своего города. Мы возвратим жителям право на город. Каждому.

Главная задача властей — поддерживать диалог и стимулировать общественные инициативы.

Граждане участвуют в выработке стратегии через диалог не столько с властью (которая и так представляет интересы граждан), сколько с экспертами: архитекторами, дизайнерами, городскими планировщиками). Граждане учатся владеть городом, самостоятельно реализуют свои инициативы, одомашнивают город.

Городская жизнь — это впечатления, самовыражение, общение людей друг другом — мы покидаем квартиры и выходим в город: танцевать, пить кофе, играть в футбол, слушать музыкантов на улицах. Каждый день, круглый год. Новые здания и кварталы обязательно предусматривают наличие общественных пространств. Теперь люди видят друг друга, а не пробегают мимо, люди влюбляются друг в друга и в свой город

• Возвращается и развивается кёнигсбергский трамвай, один из старейших в Европе, создаётся система «зелёного» общественного транспорта с единым билетом.

• Велосипед становится обычным для поездок на средние расстояния. Велодорожки пролегают по живописным паркам и скверам, через старые кварталы с уютными особнячками.

• Завершается строительство приморского автобана, объединяющего Калининград в одну агломерацию с городами-курортами и городами-портами, город де-факто становится миллионником.

• Улицы, образованные фасадами домов, эклектика переплетения Калининграда-Кёнигсберга, зелёные парки первого в Европе города-сада и настоящее удовольствие от пеших прогулок по булыжной мостовой.

• Уютные недорогие кафе, немецкие колбаски, французские круассаны, терпкое вино или литовский борщ.

• Уличные праздники и фестивали, праздники селёдки, янтаря, каштана — круглый год. Уже сейчас сюда приезжает внучка Вагнера, чтобы открыть неделю классической музыки в кафедральном соборе, фестиваль «Донченто джаз» на неделю превращает горожан в джазменов и дам в шляпках, а Чулпан Хаматова читает Мисиму под аккомпанемент органа.

Имея высокую долю жителей-новаторов, город становится местом экспериментов: научных, маркетинговых, социальных, политических.

«Политика» начинается в «полисах»

К 2018 году Калининградская область добьётся безвизового режима для граждан ЕС . Второй политический эксперимент — возрождение региональных партий. В начале 1990-х годов в Калининградской области уже действовала Балтийская Республиканская Партия. Она объединяла местное гражданское сообщество (бизнесменов, творческих деятелей, студентов), которое требовало повышения регионального самоуправления и большей европейской интеграции региона.

Но в «нулевые» годы, деятельность этой партии была запрещена — равно как и всех остальных региональных партий в других областях и республиках. Таким образом, Российская Федерация фактически перестала быть федерацией, а её субъекты — субъектами, обладающими собственным гражданским сознанием и голосом. Повсюду стали возможны лишь филиалы «общефедеральных» партий, которые проводят политику своих «центральных» штабов.

Однако в европейских странах существуют сотни региональных партий, представленных и в местных парламентах, и в Европарламенте. Но ЕС от этого совсем не развалился…

Федеральная власть вскоре также поймёт, что дальнейшее «затыкание» региональных гражданских инициатив приведёт к финалу, свойственному всем империям. И, используя Калининград как тестовую площадку, легализует здесь региональные партии, выражающие интересы различных местных сообществ и свободно избирающиеся в городской парламент.


Якорные проекты города

1. Крупнейший в России центр кроссмедиа — создания контента для разных технологических платформ — от телевидения до игровых приставок и мобильных телефонов. Ежегодные кинофестивали и чемпионаты по играм.

2. Университет Альбертина — центр интеграции российского и европейского образования и науки — своего рода интеллектуальный хаб. В течение рабочего дня любой европейский лектор может прилететь сюда, прочитать лекцию и улететь — существенно повышается интенсивность контактов. Но главным, безусловно станет превращение Кёнигсберга в европейско-российский центр лингвистического образования, где будет созданы все условия для изучения как русского, так и других европейских языков.

3. Центр морской науки и медицины на базе существующих институтов, музея мирового океана и глубоководных аппаратов «Мир»

4. Специальный общегородской проект — бизнес-инкубатор на уровне всего города. Старт-ап конвейер, поддержанный технопарками, центрами науки, трансфера технологий, дизайна и образования, система поддержки социального и творческого предпринимательства. Жители города — миллионная тестовая группа для новых товаров, услуг, маркетинга. Произведения науки и креативных индустрий, после испытаний, тиражируются по всему миру, направляя ренту интеллектуальной собственности в город.

5. Европейская столица гражданского общества — в честь заслуг Иммануила Канта в городе будут открыты отделения и представительства большинства глобальных, европейских и российских парламентских, правовых и гражданских организаций.


04.09.12 12:13

© Содержание — «Русский Журнал», 1997-2011.

%d такие блоггеры, как: