Browse By

Повод для манифеста

Die Welt радует читателей святочным рассказиком про иранцев, которые выкрещиваются из ислама и превращаются из махмудов и али в мартинов и михелей. Тональность рассказика умилительная, характерная для шпрингеровского винтажного консерватизма (который, к слову, не помешал самому мэтру пять раз жениться, в последний раз — на няне собственного сына). Предполагается, что читатели должны энтузиастически восклицать что-нибудь в духе «Weiter so!» (так держать!)

Но вот читатели почему-то настроены весьма скептически.

— Мило. Единичный случай.

— Хммм, то, что он вышел из ислама, это, конечно, здорово. Но есть ли у него необходимая нашей экономике квалификация и навыки? Почему в статье об этом ни слова?

— А как насчёт знаний вместо верований? Хватит потчевать народ религиозным дурманом!

— Несмотря на то, что я сам — практикующий христианин, я вижу в религиозной пропаганде и оболванивании серьёзнейшую угрозу для человечества. И 90% приезжающих к нам иммигрантов с Ближнего Востока несут с собой эту опасность.

— Государство обязано делать всё возможное для Просвещения, для поддержки недогматического, критического мышления и гуманизма. Вместо этого государство вбухивает миллиарды из средств налогоплательщиков в церковные институты, включая новые мечети. Это ошибка. Религия — частное дело каждой конкретной личности. Я не возражаю против чьих-либо верований, но поддержка государством разнообразных сект — это уже слишком!

И это достаточно серьёзный повод ещё раз поговорить о том, что меня очень сильно беспокоит. Даже, я бы сказал, пугает.


Насколько я могу судить — акцентирую на этом «насколько могу» своё, и не только своё, внимание — так вот, насколько я могу судить по медийной среде, включая прессу и блогосферу, Россия на всех парах мчится в каменный век. Архаичный менталитет — такое у меня впечатление — побеждает повсеместно, будь то политика, экономика, образование, личное пространство, — словом, абсолютно везде. Русская история продолжается, и формат этой истории неизменен — «борьба невежества с несправедливостью» © (arpadheizy) Все эти «молитвенные стояния», ряженые «казаки», надувные храмы и передвижные синагоги, сектанты, гороскопы, попы на космодромах, религиозно задвинутые ректоры технических вузов, пояса богородицы и прочий доисторический бред — яркие символы торжествующей архаики. И мне очень хорошо понятна истерика некоторых сенсибилизированных личностей по этому поводу — цитату я уже приводил, но не откажу себе в удовольствии её повторить:

Ну ты же тупой хомяк и совок, ты дрочишь на землю и крестьян как самый обычный шмуклер! Как патриот-импераст, мужикофил, почвенник и соцреалист-землеёб! И судя по твоим унылым выступлениям, для тебя, сраного колхозного холопа, таких понятий как город, культура, просвещение — вообще не существует! Тебе срать на цивилизацию и срать на прогресс, тебе лишь бы быдло на селе плодилось, лишь бы множилась по деревням и пгт гопота и совкота и горя не знала! Ебаный ты хуй, большевики были единственной интеллигентной силой, выбившей этой сволочи, с иваногрозненским феодализмом вместо головы, хоть немного зубов. А нам значед не нравится, пепел бьерьозокк и баляляйекк стучит в нашей жопе. Придурок! Локотская республика, я ебал! Сельское петушиное самоуправление, вот это да! И чем же ты на деревне управлять собрался, тупой ты мудак? Собственным хуем? Можно залезть на печку и можно слезть с печки, а также ссать, срать и дрочить вприсядку, я ничего не забыл? Говняный залупократ. Твои крестьяне говно и пидоры и источник всего говна и всех пидоров. Если ты идешь по улице и тебя обувает гопник, знай: это крестьянский сын. Если тебя затрахал и заебал гнетущий совковый бред, говно, посевная и зыкина — будь благодарен крестьянам, вырастившим на навозе в зажопинске всю эту братию, поэтому иди и отсоси у них, чтобы по щекам текло. Если наконец в энторнетах ты встречаешь абсолютно овцеголового и от рождения закостенелого юзера и телезрителя, будь уверен: это ебаное крестьянское быдло, до которого не дотянулись большевики. Поэтому ты мудак, мудак и белая обезьяна, и со своими сраными крестьянами не слезешь с березы никогда. Ведь это пиздец, пиздец, пиздец, в двадцать первом веке мерять мир крестьянскою мерою и носить в жопе крестьянские мозги из отрубей и даже мысли не помыслить, что это говно и что говно должно быть уничтожено! Вся мировая история прошла мимо тебя напрасно, сраный дебил! ©

Поэтому я понимаю и даже с определённой симпатией отношусь к тем, кто, в попытке уцепиться хоть за какой-то исторический позитив, навешивает на себя ярлык «левого», «большевика» и «сталиниста», будучи на самом-то деле просто сторонником гуманизма, просвещения и цивилизации. Их мне жаль куда больше, чем рыкающих вставателей сколен, и уж точно мне куда более отвратительны всякие «почвенники» и «деревенщики», певцы «землицы и хлебушка» — опасные мерзавцы, феминофобы, мракобесы и троглодиты, с каждым днём набирающие силу. Вся эта повылазившая из неведомо каких щелей заплесневелая гнусь, косящая под «романтиков» и «рыцарей», все эти дугины-джемали, «Флорианы Гейеры» и прочие борцы с цивилизацией, бравирующие своей ненавистью к тому, что уменьшает страдания людей — а именно в этом и состоит смысл самого понятия «цивилизация». Город = свобода, деревня = рабство, и джемали, жаждущие «победы мировой деревни над мировым городом» — это рабы, мечтающие стать рабовладельцами, оставаясь рабами. Это такая неизъяснимая, несказуемая мерзость, что у меня вовсе нет слов для её описания. Её нужно просто давить, давить, безжалостно и бестрепетно давить сапогом, чтобы хрустел хитин и брызгала во все стороны жёлто-зелёная слизь, а чей именно это будет сапог — мне, право же, абсолютно всё равно. Этих скользких и вонючих членистобрюхих ненавидит до дрожи моя городская душа, — душа, за которой — десятки поколений горожан и «гербовых мещан», ремесленников, лекарей и пекарей, книжников и учителей, мужчин и женщин, выходивших, если нужно, на городские стены Вены, Будапешта и Праги и поливавшие кипятком и горячей смолой наглые дикарские рожи в тюрбанах. Защищавших свои города — символы и факелы цивилизации — от тех самых дикарей, которых нынче даже в Праге полно — о Вене молчу, чтобы не включать самоцензуру.

А, впрочем, «повылазившая из неведомо каких щелей» — это тоже неверно. Ведомо, ещё как ведомо. Поэтому «сталинистов» мне тоже очень жаль. Сталин был уникальным историческим персонажем: весь Советский Союз находился у него в голове. Он помнил тысячи, если не десятки тысяч, имён, причём не просто имён, как таковых — он видел объёмную карту-схему истории перемещения людей, носящих эти имена, в пространстве политико-хозяйственного континуума огромной страны, знал, с высокой степенью достоверности, на что и при каких условиях каждый из них способен. Я вообще не уверен, что руководители такого масштаба и одарённости существовали ранее и не знаю ни одного, сравнимого со Сталиным сейчас. Везде, где эта работа более или менее успешно выполняется, она имеет совершенно иную форму, куда более человечную и «беззубую». Недаром же он так ненавидел кибернетику и генетику — «продажных девок империализма»: знал, точнее, чувствовал, что в обозримом будущем, как ни тужься, ничего, похожего на Сталина, при помощи этих наук получить невозможно. А ведь именно об этом он и мечтал — чтобы так было! И за сказку за бессмертие уцепился на излёте жизни только потому, что понимал: нету другого Сталина, нет и не будет, — возможно, что и вообще никогда. Очень страшное это слово — «никогда». А без Сталина никакого сталинизма не получится. Хрущёв, Брежнев, Ельцин и Путин как вишенка на вершине тортика из дерьма — пожалуйста, варианты возможны и бесконечны, а Сталин — тю-тю.

Я как-то пенял, в том числе публично, Сталину на то, что не создал он, дескать, систему воспроизводства элиты, достойной своей страны и её истории. Но, по большому счёту, претензии такого порядка к Сталину неуместны: он был цельное дитя эпохи перелома, взрывного перехода от архаики к Модерну, марксист-догматик и практик-уголовник-экспроприатор-боевик, к сему присовокупим отсутствие обыкновенного человеческого уюта и покоя — о счастье и заикаться-то невместно, — всё это вместе превратило Сталина и его «систему» в то, что мы наблюдаем. И ничего иного выйти из этой системы, напоминающей клетку для выращивания крысиных королей, не могло — и не вышло. А вышло лишь то, что могло — толпа крысиных королей, лишённых всего, кроме инстинкта выживания — то есть вообще всего человеческого. Именно продукты этой системы, сочетающие архаический архетип мышления с чудовищным, непредставимым для цивилизованного человека меркантилизмом, мы и наблюдаем в Кремле и ниже по «вертикали». Именно они, а не пресловутая «либеральная интеллигенция», превратили страну в руину. Сложный, «запутанный» механизм цивилизованного государства — даже в полуублюдочном, советском варианте — мешал архаическому человеку набивать мошну и пузо, поэтому он этот механизм и пустил под откос. Но даже для такой работы оказались потребны какие-никакие профи, поэтому крысиные короли наняли всяких ходорковских-березовских — удобных, послушных и грязненьких, чтобы, в случае, если взбрыкнут, можно было укоротить на раз-два. Кстати, я однажды оказался — в каком-то смысле невольно — посвящён в этот Хитрый План™ неким генералом из органов «в отставке». Уж не знаю, что именно подвигло старика на откровения со мной в «мягких» апартаментах литерного «Москва — Минск» — то ли водка была несвежей, то ли звёзды для меня так удачно совпали, — но давно сложившаяся у меня в мозгу картинка обрела окончательную стройность и непротиворечивую завершённость. А, собственно, кому и зачем я это говорю…

И ещё кое-что о возврате к архаике. Вернуться в неё гораздо проще — неизмеримо проще — нежели из неё вырваться. Чтобы снова подняться из пропасти архаики к свету Модерна, понадобятся сотни лет — или миллионы жертв. А скорее всего — и то, и другое. И тех, кто этого не понимает, мне даже не жаль — мне хочется их раздавить, словно гадин. Сапогом.

И вот вчера мне отчего-то стало совершенно отчётливо ясно следующее.

Мне не под силу, невмоготу спокойно смотреть, как страна, обильно политая кровью и потом моих предков за те три века, что они жили с нею неразрывно, одной судьбой, катится в пропасть архаики. Поэтому простите меня — но я не могу осуждать тех, кто пытается этому помешать, — пусть неумело, пусть безнадёжно, пусть выплёскивая вместе с грязной водой и ребёночка — но пытается. Подрабинеков и шендеровичей, латыниных и пономарёвых, гозманов и прочих шмуклеров. Я, конечно, пну их при случае и мордой ткну в невежество, начётничество, непоследовательность и догматизм, а местами и нечистоплотность — но осуждения не ждите. Не дождётесь. Ткну и пну потому, что свои — со своих спрос строже.

А тех, кто, улюлюкая и повизгивая от удовольствия, подталкивают поезд «Россия» обеими руками к бездне, во тьму архаики и обскурантизма — всяких борухгориных да берллазаров, подмахивающих вершининых и полыхающих «праведным гневом» прилепившихся — буду низводить, дуракавалять и курощать без всякого сожаления и оглядки. Этому кагальному быдлу и местечковой гопоте я при личной встрече и в рожу харкну — со всем моим возможным удовольствием. Они хотят, чтобы Россия, — да что там Россия! весь мир! — стал вот таким:

Не знаю, зачем им это, ведь сказано давно: в стране рабов и хозяин — раб. Может, рабами и проще рулить, но уж точно это противно: недаром вся совковая номенклатура, как и все прочие туземные царьки, непременно норовили хоть чучелом, хоть тушкой, хоть одной ногой недолго среди людей постоять. А сейчас — такое у меня ощущение — слишком многие перестали понимать: превратив 9/10 мира в дикий вонючий вазиристан, сами в нём, так или иначе, рано или поздно, окажутся.

Но я — не хочу. Мне всё равно, крестом себя будет талибан осенять, магендавидом, полумесяцем или вовсе топор на шее таскать заставит. И я, кажется, не одинок.

Так вот, дорогие мои господа и товарищи. Наверное, настала пора всё-таки протереть глазоньки и осознать, что все мы — в одном окопе: сказочник Вадим Давыдов и писатель Игорь Николаев со страшным адресом сталинизм53@мейл.сру, правая Китти Сандерс и левый Якобинец, ехидная Киска-Лариска и тихий «Михаил Самуэльевич», ироничный мальтузианец Пан Баклажан и рассудительный «дядюшка Пьер», умница Никита Лавров и талантливый поэт Михаил Огарёв. Мы все — простите великодушно, кого не назвал по имени —люди одной серии, одной обоймы: дети Модерна, внуки Просвещения, наследники Прометея. А по другую сторону мушки от нас — дегенераты, предатели и крысиная сволочь, пургеняны-путаники со своими верными-правоверными учениками-мюридами, джемалями да шевченками. И разливанное море архаики, в котором утонуть — да нет ничего проще. А нам надо удержаться — во что бы то ни стало. Авось, и остальных вытянем.

Если вдуматься, то выбора у нас, в общем-то, никакого другого нет.

%d такие блоггеры, как: