Browse By

Туфта

Нет, с ранеными у немцев всё было не просто — например, сортировка шла, не как по Пирогову положено — сначала тяжёлые получают помощь, потом лёгкие, а наоборот — все внимание на лёгких, благо они быстро вернутся в строй, тяжёлые потом. Очень большое количество ампутации — у нас было меньше. Также и то, что после определённого срока лечения не вставший на ноги, а померший военнослужащий автоматически переставал быть боевой потерей (?!).

Не могу подтвердить это документами (!), но когда меня тридцать пять лет тому назад учили основам военно-полевой хирургии, то преподы (а у нас были и воевавшие) при сравнении с другими странами приводили в пример эти германские отличия. Неизменно заканчивая выводом — наша медицина утёрла нос немецкой во время войны — и в плане возвращения в строй и в плане вылечивания, и в плане санэпидработы. Таких эпидемий, как у немцев, у нас не было (как, например, микстэпидемия в армии Паулюса — дизентерия, гепатит и туляремия сразу)

Хе! Так кто кого трупами завалил? У кого более гуманное отношение к человеческой жизни?

— спрашивает Алексей Ивакин (кого-то цитируя, неважно кого)

И получает ответ:

Николай Иванович бы весьма изумился.

На самом деле — собственно по Пирогову — тяжёлым и безнадёжным раненым давали обезболивающие, а врачи занимались средне-тяжёлыми случаями. Лёгкие же перевязки параллельно делали военфельдшеры.

«сначала выделяются отчаянные и безнадёжные случаи… их отделяют от прочих; им дают наркотические средства, чтобы уменьшить их страдания, и тотчас переходят к раненым, подающим надежду на излечение, и на них сосредоточивают всё внимание… Прочих слегка перевязывают фельдшера, под руководством одного или двух врачей… «

Н. И. Пирогов «Севастопольские письма и воспоминания»

А воспоминания действительно воевавшего в пехоте человека дают более или менее достоверную картину происходившего.

Отношение к раненым, компетенция

Тяжело писать об этом, но по моим подсчётам не менее одного процента похороненных в братских могилах — люди в состоянии клинической смерти. При наших потерях это колоссальная цифра. Определить, клиническая ли это смерть или летальный исход, может только врач. Врачей на передовой нет. Их в госпиталях и медсанбатах не хватает.

Санитария

Не было ничего, даже саманных стен. Госпитальная палатка, правда, была. По всей её длине выкапывали неглубокую траншею-проход: три ступеньки с одного конца, три  с другого. Через каждые полтора метра направо и налево выкапывали такой же глубины боковые отростки. Вот на том, что не вырыто, и лежат солдаты. Есть сено-солома — накидают, нет — лапником прибросят, ничего нет — плащ-палатка на голой земле лежит. В медсанбате не переодевают, все лежат в своём, своими шинелями укрываются.

Ну, и так далее. Кто хочет, может ознакомиться с подробностями здесь. Но нет, — умнику непременно надо вставить свои 5 коп. (орфография сохранена):

Однажды под Вереей к нам вышел дедок и спросил, хлопчики, чи вы фашистов ищете? И рассказал, что здесь стоял немецкий госпиталь и когда наши внезапно перешли в наступление, немцы госпиталь вместе с раненными… просто сожгли.

Я вот не понимаю: зачем? Зачем эти фантазии? Почему надо постоянно себя накручивать — «они хуже нас»? Это что, самооценку поднимает? Ну, ладно, Ивакин просто «живёт на этой войне», а остальные-то?! Никакого желания разобраться, сплошная истерика. Чувствую, дальше только хуже будет.

%d такие блоггеры, как: