Browse By

Ещё одна «История «Х»

Не правда ли, они чем-то похожи, если не принимать во внимание цвет кожи? Это хороший знак для долгих и гармоничных отношений, как утверждают специалисты

Звучит невероятно, но это правда. Неонацист из Германии отправляется в Африку, чтобы вступить в ряды полувоенных расистских формирований (видимо, речь идёт о какой-то бурской самообороне. — В. Д.). Однако всё идёт наперекосяк. Вместо того, чтобы мочить направо и налево «грязных ниггеров», наш герой влюбляется в негритянку и внезапно понимает, что вся его «идеология» — говно. Между тем список правонарушений горе-нацика весьма впечатляет: Ник Грегер арестовывался за нанесение телесных повреждений, использование антиконституционной символики, разжигание межнациональной ненависти, изготовление взрывных устройств — в общем, ничего себе карьера, да ещё с международным ангажементом.

В августе 2003 г. Грегер бежал из Германии в ЮАР, чтобы скрыться там от очередного уголовного преследования. На тот момент у него за плечами уже был «четверик» в различных исправительных учреждениях федеральной земли Саксония-Анхальт. Почему в ЮАР? Да потому, что Грегер собирался там присоединиться к единомышленникам, чтобы сражаться за «расовое народное государство».

Сперва он попал в «Народное государство Орания» (?), бурское поселение в пустыне Кароко. Жизнь здесь была организована на старомодный лад — без негров. Тут Грегер вступил в ряды местного «сопротивления». Его военизированное крыло, «Буренмахт», даже планировало военный переворот для возврата к системе апартеида. Грегер был уверен, что достиг цели своего путешествия. В своей книге он так и пишет: «Я пересёк полмира для того, чтобы сражаться с ненавистными ниггерами» (…) «Сильнее, чем когда-либо прежде, я был настроен на борьбу и непоколебимо твёрд в своих убеждениях».

Грегер добровольно вызвался достать для «сопротивления» оружие. Он отправился на юг Анголы, чтобы приобрести автоматы и пулемёты у бывших бойцов УНИТА. С момента окончания гражданской войны в Анголе здесь, на границе с Намибией, процветает незаконная торговля оружием. Своей «базой» Грегер избрал город Очиваронго на севере Намибии. Здесь он надеялся завести нужные знакомства с оружейными контрабандистами.

Чтобы как-то приблизиться к своей цели, Грегер принялся искать контакты прямо на улице, решив представиться журналистом, пишущим репортажи о судьбах людей в Южной Африке. Проголосовав на дороге, он сел в машину к местному жителю и попытался убедить его своей легендой в надежде, что тот выведет его на «нужных людей». Но жизнь внесла свои коррективы. Очень скоро Грегер почувствовал, что человек, с такой необычайной открытостью и дружелюбием, без всякого страха, к нему отнёсшийся, никак не вписывается в существующее в голове гостя из далёкой Германии клише «ненавистного черномазого».

Дальше стало совсем весело: оказавшись волею судьбы в гостях у этого человека, Грегер уже через два дня понял, что его твёрдый нордический расизм зашатался и вот-вот рухнет. Здесь он был чужаком, но здесь, в отличие от привычного ему на родине порядка, он стал желанным гостем и оказался вовлечённым, практически интегрированным в жизнь людей, с которыми собирался из идейных соображений воевать. Игнорировать дружелюбие и общительность, открытость окружавших его людей Грегер оказался просто не в состоянии. «Впервые в моей жизни как неонациста я испытал чувство стыда. (…) Как мог я разделять и, больше того, распространять своё прежнее мировоззрение, получив столь тёплый приём и столкнувшись со столь непредвзятым, сердечным отношением?»

Даже когда образ мыслей Грегера перестал быть тайной для его новых друзей, увидевших его татуировки «Кровь и честь» и «Всё для Германии», отношение к нему совершенно не изменилось. Грегер вынужден был признать, что вся эта идеологическая шелуха, да и сама разница в цвете кожи и волос не играют никакой роли в истинных взаимоотношениях между людьми, что вся его расистская идеология никак не вписывается в окружающую его реальность, да и с его собственными идеалами дружбы и товарищества вступает в противоречие.

Последний и самый сильный удар по своим прежним идейным установкам Грегер ощутил, влюбившись в сестру своего попутчика. Это стало приговором идиотизму былого миропорядка в душе Грегера. Некоторое время он ещё разрывался между своими былыми идеалами и «прекраснейшей из девушек, встреченных мной на просторах Чёрного континента». Наконец, любовь победила ненависть. Грегер вместе с девушкой осел в Очиваронго. Для белого меньшинства города, всё ещё пребывающего в тисках идеологии апартеида, Грегер как нарушитель страшного табу перестал существовать. И теперь ему приходится лишь сожалеть о без малого полутора десятилетиях его жизни, выброшенных псу под хвост, и о бесцельно растраченном на общение с белыми расистами Южной Африки времени. Он чувствует себя словно очнувшимся после длинного, томительного кошмарного сна.

Спустя некоторое время Грегер решил вернуться в Германию, отсидеть полагавшийся ему срок и снова возвратиться в родную теперь для него Намибию — туда, где его ждёт новое будущее и любовь всей его жизни.

Источник: AZN, Allgemeine Zeitung Namibia

© Вадим Давыдов*, пер. с нем.

Книги Ника Вольфганга Грегера: «Потерянные годы» и «Ничейная земля»


* при перепечатке ссылка на первоисточник обязательна

%d такие блоггеры, как: