Browse By

Отставной козы барабанщики

Уже неделю немецкие СМИ обсуждают бездарный и тупой опус бывшего писателя Грасса. Маразм крепчает день ото дня: вот уже Израиль объявил дедулю персоной нон грата, а какой-то служитель культа из Тегерана чуть ли не политическое убежище ему предлагает.

С одной стороны, Грасс, конечно, сам виноват, но только ли он?

Я уже упоминал о том, что Грасс не сказал ничего такого, что не было бы так или иначе озвучено различными европейскими политиками с той или иной степенью откровенности. Разве что от «нобелиата» и бывшего эсэсовчика этого никто не ожидал. Между тем, проблема гораздо серьёзнее. Грасс выразил мнение большинства европейцев: военного противостояния следует избегать любой — действительно, любой, без всяких оговорок — ценой. В первую очередь это, конечно, жизненное кредо т. н. «евроинтеллектуалов»: недаром они бесновались не хуже мусульман по поводу Регенсбургской речи Бенедикта XVI. Такой радикальный пацифизм, возможно, уместен как точка зрения или даже жизненная позиция личности, и его даже можно уважать — но абсолютно неприемлем как политический выбор на государственном уровне. В первую очередь потому, что прямая обязанность любого государства — защищать своих граждан от внешней угрозы. И ни одно правительство в мире никогда не следовало идеалам пацифизма, сколько бы болтовни о «мире во всём мире» оно не генерировало на публику.

Заголовок карикатуры обыгрывает фамилию пейсателя и слово «krass» — «крутой». Надписи на столбике (снизу вверх): поэт, барабанщик, нобелевский лауреат, самопиарщик, помешанный на атомной угрозе, критик Израиля, антисемит, бывший эсэсовец

Повседневный бытовой пацифизм граждан и государственные интересы стран Европы, в первую очередь — Германии, противоречат друг другу давно, но никогда это противоречие не было столь острым и явным. И Грасс, остро чувствующий дух времени, стал ярким выразителем этого противоречия. Грасс и вся его компания всерьёз считают историю Европы (и Германии как «квинтэссенции Европы») доказательством правомочности и абсолютной неизбежности радикального пацифизма. Я уже объяснял, почему следует стремиться разрешать конфликты мирно, но и указывал на то, что это далеко не всегда возможно — в первую очередь потому, что системы ценностей «высоких договаривающихся сторон» могут различаться настолько сильно, что ни о каком мире речь идти не может в принципе. И дискуссию по поводу грассовых «виршей» следует как можно скорее перевести в русло рассуждений о границах пацифизма и об обязанности государства пойти на использование военной силы в том случае, когда это необходимо. Нет сомнений, что Израиль на протяжении всей своей современной (как минимум) истории находился в таком положении, и продолжает находиться сейчас. Больше того — конца этому не видно.

Я понимаю раздражение израильтян, да и сам с удовольствием харкнул бы в рожу этому Грассу — да что толку, если Грасс — всего лишь выразитель «коллективного бессознательного» (а также вполне сознательного) европейского политического класса? Этот политический класс льёт крокодиловы слёзы по жертвам Катастрофы европейского еврейства, да так, что за много лет у него на морде русла пролегли, но это не мешает ему делать всё для её повторения, и не только на Ближнем Востоке — в Европе тоже. От этого лицемерия не только плевать — блевать тянет.

Пора, наконец, перестать делать вид, будто показательные выступления в стиле «никогда больше» на еврейском кладбище интересуют живых — пока ещё — евреев. Вместо этого, дорогие европейцы, возьмитесь за дело и наведите порядок у себя на заднем дворе, приструнив оголтелых и вконец осатаневших от безнаказанности дикарей, которых пустили пожить среди людей за ради бога. И перестаньте хватать за руки Армию Обороны Израиля. Если вы готовы платить любую цену за «лишьбынебыловойны!» — дело хозяйское. А Израиль в ваши гнилые расчёты не впутывайте: вы не можете себе позволить «агрессию» и «расизм», а евреи не могут позволить себе быть безропотной жертвой. Никогда больше — без всяких кавычек.

Jedem das Seine, знаете ли.


Дополнение

Перевод (подстрочник) «То, что должно быть сказано» (пер. Михаил Ошеров).

О чем нужно говорить.

Почему я молчу,

Почему скрываю слишком долго

то, что очевидно и при планировании практикуется

— мы, выжившие в конце, станем примечаниями.

Утверждается, что есть право на первый удар

возможных жертв от хулиганов

и на организацию великого праздника (Грасс здесь использует древненемецкое слово Jubel, пришедшее в немецкий язык из иврита Библии)

направленного на возможное уничтожение иранского народа,

потому, что он подозревается в строительстве атомной бомбы.

Но почему я говорю себе:

Есть и другие страны, которых называют поимённо,

Которые в последние годы, хотя это и держится в секрете,

Нарастили свой ядерный потенциал,

Но недоступны для контроля, потому что невозможно их проверить?

Общее сокрытие этих фактов подчинило моё молчание.

Я чувствую, как обременительны ложь и принуждение,

когда они мной будут игнорироваться.

Мне в перспективе маячит штраф (наказание);

Вердикт «антисемитизм» мне знаком.

Но сейчас, когда к моей стране,

собственные преступления которой не имеют сравнения,

Снова и снова ставятся вопросы и требования, они ставятся на чисто коммерческой основе, когда также с проворными губами объявляют о реституции,

Следующая подводная лодка

должна быть доставлена в Израиль

Ее специальность состоит в том, чтобы доставлять разрушительные боеголовки (до цели)

(в страну), где существование даже одной атомной бомбы не доказано,

но страх используется как доказательство.

Я говорю, что (это) должно быть сказано.

Но почему я молчал до сих пор?

Как я уже говорил, в моем прошлом есть один недостаток,

Который запрещает мне это, как и запрещено говорить правду о Земле Израиля,

С которой я связан и хочу оставаться на связи.

Почему я говорю только сейчас,

состарившийся и с последними чернилами:

Ядерное оружие Израиля опасно для

и без того хрупкого мира во всем мире?

Потому что надо сказать,

что завтра может быть слишком поздно;

И потому, что мы — как немцы и как поставщики (оружия) можем стать соучастниками преступления, которое предсказуемо, поэтому наше соучастие нельзя оправдать ни одним из обычных оправданий.

И да, я считаю, потому что я устал от лицемерия Запада;

и можно надеяться

что многие освободятся от молчания

(что многие) по причине очевидной опасности будут настаивать отказаться от насилия и призывать к неограниченный и постоянный контроль

ядерного потенциала Израиля

и ядерных объектов Ирана

международным органом, (который — контроль) будет

одобрен правительствами обеих стран.

Только тогда все враждебные (друг другу) израильтяне и палестинцы,

Более того, все люди, остающиеся в этой

оккупированной области, будут жить бок о бок,

и в конечном счёте помогут нам (жить спокойно).

Оригинал

%d такие блоггеры, как: