Browse By

Новый «стиль» исламского террора

Эсперт по терроризму Гидо Штайнберг предупреждает: нас ждут атаки одиночек, до поры притворяющихся обыкновенными людьми — рекрутов распределённой сети исламского террора, олицетворяемой пресловутой аль-Каидой

muslo

Die Welt: Стрелок из Тулузы, потомок иммигрантов из Алжира, проходил обучение в террористическом лагере Талибана. Много ли таких «часовых бомб» находится среди нас?

Гидо Штайнберг: в последние годы мы отмечали несколько волн интересантов, желавших отправиться в Ирак, Алжир или Пакистан, чтобы получить там террористическое «образование». Тенденция налицо: количество европейских мусульман, стремящихся к такому «образованию», растёт. Это отчасти обусловлено текущими конфликтами. Начиная с 2003 г., множество выходцев из арабских стран направились в Ирак.

С 2006 г. французские, британские и очень много немецких мусульман едет в Пакистан. Я бы не стал называть их «часовыми бомбами», это, на мой взгляд, преувеличение (?!?), даже если эта группа — вершина айсберга. Нам известно о двух (примерно) дюжинах лиц с немецким гражданством, в настоящее время находящихся в террористических лагерях в Пакистане и Афганистане.

Die Welt: статистика утверждает, что по вине аль-Каиды за период с 2004 по 2008 г. погибло 371 не-мусульман и 2639 мусульман. Утверждается, что мусульманам нельзя убивать единоверцев. Однако Мохаммед Мера убил нескольких солдат — выходцев из семей алжирских иммигрантов. Почему?

— Мусульмане постоянно убивают друг друга, и происходит это по религиозным мотивам. Существуют изводы исламского бесословия, санкционирующие такие убийства. Приверженцы аль-Каиды и джихадисты вообще в этом смысле чрезвычайно легки на подъём.

Какой-нибудь рекрут аль-Каиды рассматривает единоверца, не просто работающего на государство, но сражающегося за Францию, как предателя и вероотступника. В таком случае этот «неверный» не только может быть целью, но и должен быть уничтожен. Это основа идеологии аль-Каиды, и это не так уж сильно отличается от исламского мейнстрима вообще.

Die Welt: Выясняется, что Мера давно находился в поле зрения спецслужб. Как же так вышло, что ему удалось совершить свои убийства?

— В Европе отчётливо прослеживается: количество «туристов-экстремалов» из числа потомков мусульманских иммигрантов, направляющихся на курсы джихадёров, в последнее время катастрофически возросло. (На два порядка. — В. Д.) Этот круг вовлечённых чрезвычайно динамично расширяется примерно с 2006 года. Службы безопасности, особенно в Бенилюксе, Великобритании, Франции и Германии сталкиваются в связи с этим с серьёзными проблемами. «Муджахидов» становится слишком много, и спецслужбам банально не хватает средств и инструментов, чтобы их всех контролировать, — так, чтобы предотвратить исходящую от них опасность.

Die Welt: Выходит, нам пока просто везёт? Или немецкие спецслужбы лучше подготовлены?

— Что касается профессионализма, то британцы и французы значительно опережают всех остальных. У французов вообще большой опыт: ещё в начале 90-х они столкнулись с волной алжирского джихадизма.

Французы тогда отреагировали достаточно оперативно. Надо заметить, что у них были для этого возможности — и колониальный опыт, и гораздо лучшее знание языка, и разветвлённая сеть контактов с Алжиром и внутри диаспоры. Силы противодействия терроризмы там всегда были подготовлены намного лучше, чем в Германии. И тем более Тулуза должна стать для нас отчётливым сигналом тревоги.

Die Welt: Мусульмане в Германии — в основном выходцы из Турции. Не является ли это причиной пониженной опасности исламского терроризма в нашей стране?

— Ни в коем случае! Джихадистское движение стремительно интернационализируется. Это означает, что в последние 6 — 7 лет аль-Каида рекрутировала шахидское мясо не только среди арабов, но с куда большей интенсивностью — среди европейских новообращённых, курдов, афганцев и даже перешедших из шиизма в суннизм. Я бы сказал, что опасность терактов в Германии скорее выросла, несмотря на то, что число «туристов-терористов» в пакистанские лагеря с 2010 г. несколько снизилось.

С этими «туристами», возвращающихся из Пакистана, у нас та же беда, что у французов и британцев. То, что пока ни один из планировавшихся терактов не увенчался успехом, никак не связан с тем, что мы хорошо работаем. Единственная причина — отличная работа американцев.

Die Welt: Стрелок из Тулузы был, судя по всему, террористом-одиночкой, хотя и заявил о своей связи с аль-Каидой. Получается, что эта организация теперь сосредотачивается на одиночных терактах или атаках маленьких, не связанных между собой групп, поскольку всемирная сеть распалась? Иначе говоря: верно ли, что аль-Каида больше не способна наносить удары, подобно тем, что имели место в Нью-Йорке, Мадриде и Лондоне?

— Атаки, подобные 9/11, аль-Каида действительно больше не может осуществлять. Их и в самой организации считают в настоящий момент невозможными, хотя отказываться от них в принципе не собираются. А пока теракты должны осуществляться оп образцу 7/7/2005 в Лондоне — они требуют гораздо меньше затрат, их сложнее предотвращать. Новой «террористической модой» становится самостоятельность отдельных мусульман в деле организации террора — именно к этому призывает их аль-Каида. Именно с таким терактом мы имеем дело в Тулузе.

%d такие блоггеры, как: