Browse By

Миф как мост над незнанием

© Леонид Андреев

До сих пор я не встречал достаточно понятного объяснения происхождения мифов и механизмов, в соответствии с которыми мифы встраиваются в сознание человека. Так, например, знаменитый российский философ А. Ф. Лосев писал: «Миф есть наивысшая по своей конкретности, максимально интенсивная и в наибольшей степени напряжённая реальность. Это не выдумка, но — яркая и на самом деле оригинальная действительность».


В культурологической концепции австрийского психолога и философа К. Г. Юнга миф занимает едва ли не самое важное место, поскольку именно через это понятие философ стремился объяснить связь между обществом и личностью, индивидуальным и коллективным. К. Юнг называл мифы мостиками, которыми соединяют человека с прошлым, делая его актуальным, живым и современным, и считал, что трансформация мифов, подъем их на высший уровень осмысления и положены в основу культурно-исторического развития человечества: «Миф — это то, что происходит с нами».

Если кто-то из читателей удовлетворён приводимыми определениями, то я искренне рад этому. Что же касается меня, то для меня эти примеры объяснений — пустое место, словесная эквилибристика, поскольку они ничего не дают ни моему уму, ни сердцу и не объясняют истинную природу явления.

Мифотворчество и эксплуатация существующих мифов лежат в основе таких распространённых и активных областей человеческой деятельности, как реклама, политтехнология, имиджмейкерство, наука, религия, журналистика и т.п., иначе говоря, в любом виде деятельности, где ставится цель оказать эффективное психологическое воздействие на индивидуум или социум, включая, например, выбивание грантов на научные исследования. Поразительно, что при таком насыщенном участии в социальной активности людей до сих пор нет достаточно ясных определений того, что такое миф, как мифы возникают, как они взаимодействуют с интеллектом человека, как они закрепляются в человеческом сознании и каким путём вымываются из человеческого сознания.

На примере людей — выходцев из советского прошлого — можно видеть, что практически насильственно внедрённая в сознание коммунистическая идеология не элиминировалась с падением коммунистического режима, она не только не рассасывается в новых условиях существования, но пребывает в состоянии развития, даёт глубокие и необратимые метастазы. Коммунизм был грандиозным мифом, который яростно насаждался теми людьми, которые на этом мифе строили своё благополучие и страховали свою жизнь. Как будет функционировать экономика коммунизма, не знал никто. Но у многих на полках лежали тома классиков марксизма-ленинизма, которые как будто бы объясняли этот неясный вопрос, хотя это и было чистой воды мифом.

Я думаю, наблюдая за жизнью современной России, никто не сомневается: хотя Сталин умер, в сознании многих людей дело его живёт. Мифы коммунистического прошлого прочно закрепились в сознании не только пожилых людей, живших в период «социализма с человеческим лицом», но и их потомков, которые практически ничего о новейшей истории страны не знают, не знают того, что в своё время купить «суповой набор» в магазине было большой удачей. Суповым набором эти кем-то обглоданные кости называли потому, что назвать это мясом было стыдно. Лет 15 тому назад я смотрел по телевидению выступление раввина из Нью-Йорка, который говорил: «Вы эмигрируете из России и привозите сюда с собой Советский Союз, с которым не можете расстаться. Этот привезённый вами с собой «Советский Союз» выдавливает вас из американского общества, что вы не всегда понимаете и чувствуете». Очень важно понять, с чем именно связана живучесть мифов.

Тема мифологии и мифотворчества огромна, на эту тему написано много книг и статей. Сравнительно большой материал в области мифологии внесли в науку этнопсихологи, активно изучавшие особенности племенной мифологии. Здесь я, не вдаваясь в подробности современного знания в области мифологии и мифотворчества вкратце опишу предлагаемую мной гипотезу, объясняющую возникновение мифов и закрепление их в сознании этноса. Эта гипотеза, которую можно назвать «мост через незнание», как мне кажется, объясняет, почему внедрённые в сознание мифы долго не вымываются из сознания людей после того, как давление искусственно насаждаемых мифов устранено.

Мышление человека может быть ассоциативным или логическим (операциональным). Ассоциативное мышление (или интуиция), которое, кстати говоря, лучше всего развито у женщин — важная составляющая способности человеческого мозга перерабатывать информацию, позволяющая ему производить обобщение и абстрагирование. Особенностью ассоциативного мышления является способность выделять общие признаки вещей — обобщать, не проводя логического анализа. Анализ на основе ассоциативного мышления намного быстрее анализа на основе операционального мышления и чаще используется в практике жизнедеятельности.

Человеческая психика представляет собой самоорганизующуюся систему, поскольку не имеет управляющего центра. Несмотря на интенсивные исследования в последние четверть века, стимулированные разработкой томографии мозга, попытки найти участок, управляющий памятью, так и не увенчались успехом. В человеческом мозгу отсутствует отдел, отвечающий за процесс вспоминания. Этот факт наука не может объяснить. Известный исследователь мозга Карл Лэшли во время экспериментов над крысами обнаружил, что они помнят то, чему их научили, даже после удаления 50% мозга.

Память — это сложный психический процесс. Способность мозга хранить и воспроизводить информацию лежит в основе мышления. Вспоминание, как целенаправленный или же спонтанно возникающий запрос на извлечение информации определённого вида из памяти, представляет собой чрезвычайно сложный процесс, детали которого в настоящее время совершенно непонятны. Непонятно, в каком виде направляется запрос, ещё более непонятно, каким образом он реализуется. Но ясно, что вспоминания теснейшим образом связаны с ассоциациями. Часто эти ассоциации самоочевидны для человека, но, как правило, ассоциативный процесс протекает на подсознательном уровне.

Запрос на извлечение хранимой в памяти информации проходит невероятно сложный путь по принципу известной детской игры «холодно-горячо». Непонятным нам образом возникает сигнал того, что поиск «просимой» информации в данном направлении неперспективен или менее перспективен, после чего параллельно запускается поиск в другом направлении. Таким образом, запрос проходит сложный ветвистый путь, утыканный тупиками и ведущий к ассоциации нейронов, хранящей нужную информацию. Часто цель запроса находится совсем рядом, но наличие тупика направляет запрос по значительно более сложному пути, что сопряжено помимо прочего с более высоким риском забывания. Преимуществом логического мышления является то, что с его помощью можно перешагивать через подобные тупики.

До 7 — 8 лет дети практически не используют логическое мышление. С возрастом эта способность у них быстро развивается. Развивается не только объём памяти, но и совершенствуется техника удовлетворения запросов, в чём немаловажную роль играет то, что дети приучаются решать проблемы мышления логическим путём, тем самым устраняя тупики на пути запроса к хранилищу конкретного вида информации. Возникающие мостики через тупиковые участки не стираются и приводят в итоге к повышению интеллектуальных способностей. Это — один из путей повышения интеллекта в процессе взросления.

Запрос информации обладает свойствами поливалентности, т. е. он включает в себя связку всех признаков, причастных к данной конкретной информации: цвет, запах, особенности звучания и ритма, множество эпизодов, так или иначе связанных с запрашиваемой информацией и т.п. Это приводит к тому, что логические мостики через тупики ассоциативного поиска приводят к лавинообразному повышению проходимости каналов поиска, к тому, что решение одной логической задачи может облегчить удовлетворение непредсказуемого количества запросов.

Одной из характеристик человеческой индивидуальности является преимущественность обращения к определённому кругу проблем. Любой человек в своей жизнедеятельности сталкивается с мелкими или крупными вопросами, ответ на которые он дать не может. Есть проблемы, о решении которых задумывается каждый человек, например, что будет после смерти. Есть проблемы, к которым преимущественно обращаются некоторые группы людей — представители одного и того же этноса, люди, работающие в одной и той же области науки, искусства, промышленности. Эти люди, обладающие сходной ментальностью, часто встречаются с одинаковыми затруднениями в решении тех или иных логических проблем и в извлечении сходной информации.

Мифы — сочинённые или внедрённые — значительно облегчают таким людям мироощущение и мировосприятие. В этих мифах содержится псевдологическое решение проблем, которые мучают людей, они представляют собой псевдомосты над тупиками ассоциативного поиска, позволяют преодолевать область незнания не логическим, а псевдологическим путём, что в конечном итоге даёт примерно один и тот же результат.

Французский учёный Л. Леви-Брюль (1857 — 1939) все свои работы посвятил исследованию одной темы — своеобразию «первобытного» мышления, качественно отличного от «логического» мышления.

Суть «первобытного» мышления в том, что оно не выстраивает цепочки причинно-следственных связей и не сопоставляет свои выводы с опытом. Причины явлений носят, при таком видении мира, мистический характер.

Леви-Брюль писал об этом типе мышления: «Оно не антилогично, оно также и не алогично. Называя его пралогическим, я только хочу сказать, что оно не стремится, прежде всего, подобно нашему мышлению избегать противоречия. Оно отнюдь не имеет склонности без всякого основания впадать в противоречия, однако оно и не думает о том, чтобы избегать противоречий. Чаще всего оно относится к ним с безразличием. Этим и объясняется то обстоятельство, что нам так трудно проследить ход этого мышления». Т. о., можно сказать, что «мифы представляют собой пралогические мосты над областями незнания».

Для того, чтобы разум не отторгнул миф, для того, чтобы миф встроился в сознание, он должен иметь липкие участки (чем больше, тем результативнее будет встраивание), которые органически прилегают к определённым сайтам сознания. Отторжение мифов происходит с помощью знаний, с помощью логической оценки мифов, по этой причине мифы играли в жизни наших предков намного бОльшую роль, хотя и в современной жизни роль мифов очень высока.

С точки зрения высказанной выше гипотезы разнообразие мифов очень велико. Например, миф о загробной жизни позволяет выкорчевать страх смерти у людей, которые в силу определённого уровня образованности не нашли оснований его отторгнуть, но этот же миф неотвратимо втягивает людей в религиозное верование, т.е. притягивает к себе новые и новые мифы.

Музыкальные ассоциации позволяют легко встраивать те или иные мифы. В качестве примера можно привести песню «Белая армия, чёрный барон» на слова П. Григорьева и музыку С. Покрасса.


Песня написана на запоминающуюся музыку в стиле торжественного марша, настраивающую людей на серьёзный лад. В песне утверждается заведомо ложная позиция: «Но от тайги до британских морей Красная Армия всех сильней». Кого всех? До каких таких морей? Эти вопросы в умах рабочих и крестьян при исполнении песни не возникали, миф о том, что Красная Армия всех сильней, прочно вбивался в мозг людей. В других словах этой же песни утверждалось: «И все ДОЛЖНЫ (?) мы неудержимо идти в последний смертный бой». В условиях исполнения торжественной мелодии миф без труда врезается в сознание людей, у которых как-то самим собой отпадает вопрос: кому мы это должны и какого рожна?

В рекламе написано: «В таком-то магазине продаётся лучший на свете йогурт». Ординарный человек, не знакомый с технологией производства йогуртов, при всём желании не может верифицировать это утверждение, поскольку он этот йогурт не пробовал. Но при запросе «йогурт» ассоциация преимущественно приведёт к информации «лучший на свете йогурт», поскольку эпитет «лучший на свете» ускорит движение запроса к цели. Даже после того, как человек убедится в том, что рекламируемый йогурт ничем не отличается от других сортов, название магазина закрепится в сознании против воли человека.

Удалить закреплённые в сознании мифы весьма сложно. Для этого нужны волевые усилия, специальные знания и способность логически мыслить. Чаще всего людям не приходит в голову заниматься искоренением мифов, потому мифы обладают живучестью и участвуют в психической деятельности человека помимо его воли, обрастая всё большим числом псевдологических (пралогических) связей с вновь приобретаемой информацией. Французский литературовед Ролан Барт — известный специалист в области мифологии — считал, что наилучшим способом демифологизации является создание искусственных или вторичных мифов, что помогает развенчать первичный миф, его кажущуюся естественность. Этот способ вряд ли может быть использован простым народом, который в реальности с большим трудом избавляется от навязанной ему мифологии.

%d такие блоггеры, как: