Browse By

Турецкие сопляки обозвали министра семьи Кристину Шрёдер «немецкой шлюхой»

Не только обычные люди становятся жертвами агрессивных «джигитов» с «миграционными корнями». Достаётся и министрам. Теперь г-жа Шрёдер требует наказания для той молодёжи из семей мигрантов, которая не желает интегрироваться.

Кристина Шрёдер в бытность депутатом Бундестага

Федеральный министр семейной политики Кристина Шрёдер (ХДС/ХСС) раскритиковала ненависть к Германии, культивируемую в молодёжной среде выходцев из семей мигрантов, в основном из мусульманских стран, и потребовала «власть употребить». В интервью «Бильд» (наиболее популярной из немецких массовых газет) Кристина Шрёдер заявила: «Подобные ругательства — увы, повседневная реальность среди молодёжи в известных районах, не только во дворе школы, но и в метро. Речь о глубоко укоренившейся негативной установке против других людей — в первую очередь, против немцев и христиан вообще. Против этого мы обязаны бороться так же, как и против беспричинной ненависти к иностранцам».

Кристину Шрёдер назвали «немецкой шлюхой», когда она, тогда ещё депутат парламента, выступила против исламских экстремистов. Она потребовала применить санкции к турецкой газете «Факит», которая в своём немецком издании опубликовала антисемитские измышления. Газета тотчас же инициировала кампанию ненависти против депутата. Десятки анонимов звонили Кристине Шрёдер, всячески понося и угрожая расправой.

Свадьба Кристины и Оле Шрёдера, 14 февраля 2010

По словам министра, речь идёт, к сожалению, о далеко не маргинальной части мусульманской молодёжи. Причиной агрессивного поведения Кристина Шрёдер видит в недостатке образования, неправильных друзьях [молодёжных бандах], а также мачистских стереотипах и примерах насилия в семьях. «Меня бесит, когда ситуацию выставляю так, будто наше общество недостаточно дружелюбно к этим юнцам настроено, и, дескать, только в этом всё дело. Когда некоторые течения в исламе [да, нельзя же сказать просто — «ислам»] пропагандируют чувство превосходства по отношению к не-мусульманам, когда женщина только тогда признаётся «достойной», если носит предписанную [непонятно кем] одежду, — это большая проблема».

Министр объявила об открытии 4000 детских садов «полного дня» [а не до 12:00, как это принято] специально для детей из семей мигрантов, в которых будут проводиться дополнительные воспитательные мероприятия для соответствия требованиям интеграции, в т. ч. занятия немецким языком. Наряду с этим Шрёдер потребовала жёстких наказаний для тех, кто не желает интегрироваться и совершает при этом преступления — вплоть до депортации. « Я выступаю за неотвратимость наказания и быстрое правосудие — независимо от гражданства преступника. Депортация как инструмент не является наказанием в юридическом смысле. Однако это правовой инструмент, который в отношении некоторых преступников является последним доводом. И тогда его применение правомочно».

Вскоре уходящий в отставку глава федерального ведомства по вопросам беженцев и мигрантов Альберт Шмид предостерёг от эмоциональных настроений в дебатах по интеграции. «В нашем случае речь идёт о десятках тысяч, поэтому для страхов перед какой-то захлёстывающей волной иммиграции нет оснований. Среди стран ЕС Германия далеко не на первом месте по количеству мигрантов, позади Великобритании и Франции», заявил Шмид «Франкфуртскому обозрению». По его словам, лучшее оружие против беспричинной ксенофобии — рационализм, а не эмоции.

А в это время 56% немецких предпринимателей, как свидетельствует опрос, проведённый газетой «Хандельсблатт», хотят не ужесточения, а облегчения иммиграционных правил. 77% из них выступают за систему пунктов, подобную канадской, действующей с 1967 года. [Вот когда следовало браться за ум!]

Всё происходящее вызывает самую разную реакцию. «Интегрированные», например, очень возмущены — так, что пишут коллективную жалобу в спортлото в газету «Die Welt». В этом письме они сетуют: все обращают внимание на бандитов и хулиганов, но никто не говорит о том, что «иностранцы» создали в Германии 600 000 предприятий и дают работу 2 500 000 человек! Только в 2010 году «иностранцы» создали 150 000 рабочих мест.

Возмущены «интегрированные» напрасно. Никто и не собирается валить их в одну кучу с турецко-арабским молодняком, обзывающим министра «шлюхой». Больше того: от молодёжных банд и мафиозных группировок страдают прежде всего сами предприниматели-«иностранцы». В том, что СМИ говорят в первую очередь о проблемах, ищут сенсаций — это беда, но такова природа современных СМИ. Проклинать их теперь за это — всё равно, что пытаться высечь море. Разумные люди прекрасно понимают разницу между сопливым дебилом, размахивающим ножом, и прекрасно говорящим по-немецки врачом с турецкой фамилией. Достаточно хорошо для того, чтобы видеть угрозу не во всех мигрантах, а только в некоторых. Это «люди доброй воли», профессиональные толерасты на зарплате, не видят разницы, а мы, нормальные люди — видим. У меня самого перед глазами масса примеров успешной — и даже более чем успешной — интеграции. Но у плохой интеграции есть имя, и его необходимо назвать.

%d такие блоггеры, как: