Browse By

Этот стон у нас песней зовётся?!

Ах, какой хороший повод поговорить о своём, о бабьем литературно-мировоззренческом.

ston1

Теперь жить нужно в долгую.

Так вот. Рецепт, по-моему, прост — хотя сложен для каждого конкретного человека, поскольку полностью изменит его жизнь. Каждый (вы слышите — каждый!) из тех, кто был наблюдателем, ходил по площадям с белыми ленточками и писал в блогах правильные тексты, должен идти в школы, в вузы, в колледжи. Пусть руководителем кружка бальных танцев.

Мы свой политический цикл проиграли — ну, надо это признать.

Но только мы можем сделать так, чтобы не был проигран следующий исторический шанс.

Идите говорить с детьми. Не о политике — ни в коем случае — о хороших книжках, о добре и зле, о чести, совести и чувстве собственного достоинства, о том, что жить надо радостно, но никому не позволять эту радость отнимать, о красивых людях и правильных поступках, о любви, дружбе и сострадании.

И они — дети, — когда вырастут, всё сделают правильно.

© Сергей Соколов

Ну вот могут же, когда захотят. Не на Путина нужно кидаться, а с жёлтыми мифами бороться. И бороться долго, упорно, созидательно и позитивно. С выдумкой и огоньком, да. А иначе ничего не будет. Никогда.

ston2

У меня только один вопрос: это что, «мы вдруг прозрели»? Раньше всего этого нельзя было понять и почувствовать? Почему?! Сколько раз можно повторять:

— Я, дорогой мой, не всякому народному решению безоговорочно доверяю, — ласково и опасно улыбнулся Майзель. — Народ — не господь бог, может и ошибиться с перепугу. Опять же — не весь народ разом, а какая-то значительная его часть. И выбрать себе — и остальным — на голову какого-нибудь бацьку-бульбаши, после чего — превратиться из народа в население. Для того, чтобы народ сделал сознательный, разумный, взвешенный выбор, он должен быть к нему готов. И морально, и материально, — не забудь. А народная интеллигенция несёт за это полную ответственность, между прочим. Вплоть до уголовной. Так что не надо мне тут за народ щёки надувать. Народным образованием и воспитанием следует заниматься.

Идите и работайте, чёрт вас всех подери. И не ждите, что вам за ваши разговоры с детьми кто-то заплатит, или заплатит столько, чтобы по куршавелям куролесить. Не надейтесь на массовые тиражи и очереди в театральные кассы. Да, власть идеологически и эстетически беспомощна, но заполнять этот вакуум 60-метровыми хуями на мостах или воем «срань господня!» с амвона, называя это «современным искусством» — значит просрать ещё одно поколение. А они — вслед за вами — рисуют и вопят потому, что вы, вместо того, чтобы «идти в школы, в вузы, в колледжи, пусть руководителем кружка бальных танцев», вместо того, чтобы говорить с ними «о хороших книжках, о добре и зле, о чести, совести и чувстве собственного достоинства, о том, что жить надо радостно, но никому не позволять эту радость отнимать, о красивых людях и правильных поступках, о любви, дружбе и сострадании», доблестно сражались в блевничках с «кровавопутинской гэбнёй»™ и потешными сталиниздами. А тех, кто пытался что-то делать, обзывали «фантастами» и, кобеняся, отпихивались от них. И как? Помогло вам ваше «современное искусство» и внушаемые им «ценности» кого-нибудь победить?

Нельзя разрушать, ничего не давая взамен. Иначе — будет кровь. Ваша — ещё полбеды. Наших детей — вот что страшно.