Browse By

Последний бой — он трудный самый

Ведь этот бой — с самим собой. Последний наброс перед выборами

Нет, ребята, всё не так! Всё не так, ребята!

В. Высоцкий

Давно пора, ебёна мать, умом Россию понимать!

И. Губерман

Вопрос о Загадочной Русской Душе™ был затронут в ужасной русофобской статье под моей редакцией, но действительность заставляет меня снова к нему возвращаться.

ЗРД™ характеризуется, среди прочего, зашкаливающим уровнем идеализма. Ознакомившись с какой-нибудь новой (или старой, но хорошо забытой) теорией, как правило, задутой чёрт знает каким ветром с Проклятого Загнивающего Запада, ЗРД™ приступает к её освоению. Освоение заключается в том, что ЗРД™ принимает теорию «as is», без критического переосмысления и/или адаптации к каким бы то ни было параметрам окружающей действительности. Так было с православием, социализмом-коммунизмом, так же точно обстоит дело и с Либерализмом® и Протестансткой Этикой®. Внедрение происходит по инструкции, переведённой на русский студентом-заушником Института Иностранных Языков (тоже чисто русское ноу-хау), и отпечатанной седьмой копией на пишмашинке с западающими буквами «А» и «Е».


Дальше — самое интересное: ЗРД™ начинает кроить собственное бытие и бытие окружающих (не спрашивая при этом их мнения) под облюбованную «теорию» (точнее, инструкцию в переводе, но для удобства продолжу именовать её «теорией», беря в многозначительные кавычки). Всё, что не соответствует «теории», должно быть даже не переделано или усовершенствовано, не просто отметено или забыто — но сладострастно, с хеканьем и пыхтеньем, растоптано в пыль и втоптано в грязь. Это ЗРД™ называет покаянием за грехи. Затем, после закономерного краха построяемого ввиду полнейшей имманентной несостоятельности такого подхода, наступает период страстного раскаяния за ложное покаяние и поиска новых Духовных Высот. По нахождении — цикл повторяется снова:

И, повысив звенящие шашки,
Рубанём ненавистных врагов —
Ты меня — от погона до пряжки,
Я тебя — от звезды до зубов. <…>
Это дедушка дедушку снова
На расстрел за измену ведёт.
Но в мундире, запёкшемся кровью,
Сам назавтра на нарах гниёт.

Тимур Кибиров (кстати, нацмен, о чём речь пойдёт ниже)

Ужасна трагедия ЗРД™, столкнувшейся с тем, что на Родине Всего, на Великом и Прекрасном Западе, задутая с него на Бескрайние Русские Просторы® теория воплощается в практику с ограничениями, наводящими ЗРД™ на мысль об Окончательном Предательстве Идеалов и Кощунстве. Предательство Идеалов, тем более Окончательное, как и Кощунство — это преступления, никаким Покаянием неискупимые. Таким образом, ЗРД™ приходит к умозаключению, естественному (для неё) и единственному, опять же окончательному, не подлежащему пересмотру: Запад Извратился и Должен Умереть. Дескать, только Смерть станет надлежащим воздаянием за Грехи Запада. (Как вариант: Запад нужно добить, чтоб не мучился, и т. д.) Главным образом же Запад внезапно оказывается виноват в том, что растлил нежную и доверчивую ЗРД™, сифилизировал бедняжку, а теперь не только отказывается носить на руках, холить и лелеять, а и вовсе сторонится, — да ещё, гад такой, насмехается!

И простая, как оглобля, мысль о том, что бесконечное разнообразие теорий и гипотез, порождаемых на Западе, обусловлено не заговором против ЗРД™, единственной и неповторимой, а тем, что Запад постоянно размышляет над окружающим миром, осмысляя мир и себя в нём, ЗРД™ даже не посещает. Тем более невозможным представляется ей, что практические воплощения разных теорий обусловлены как раз и прежде всего соображениями Здравого Смысла, а не Идеального Соответствия. Это же Предательство Идеалов! Сказочка про белого бычка входит в очередной круг бесконечной чёртовой карусели.


Парадоксальность ЗРД™ проявляется в удивительном сочетании низкопоклонства перед западными «теориями» (в русском переводе) и пренебрежительного презрения к людям, на русских непохожим — не внешностью, здесь как раз всё в порядке, а образом жизни:

И то сказать, хорошо было наше обрусительное культуртрегерство. Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Фёдоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой. Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бородёнка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов… Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

— А я… нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.

— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

А. И. Куприн, Немного Финляндии

Ещё прежде Куприна о чужебесии и пресловутом русском характере писал аж в XVII веке Юрий Крижанич, и, перечитывая его труд, поневоле изумляешься, насколько мало всё с той поры изменилось, если изменилось вообще.

ЗРД™ свято убеждена в том, что живёт по уши в говне «бедненько, но чистенько» потому, что честная, а проклятый Запад (откуда ЗРД™, невзирая, тянет идею за идеей уже который век), жирует потому, что всех подряд грабит и насилует и вообще вор по жизни. Меня всегда живо интересовало, кого ограбила, например, Финляндия или хотя бы Канада, не говоря уже о каком-нибудь Люксембурге или, прости господи, Швейцарии. При этом высокоморальные качества самой ЗРД™ вызывают как минимум обоснованные сомнения: с устранением такой досадной помехи, как «моральный кодекс строителя коммунизма», в России все торгуют всем, в том числе собой в самом широком смысле этого понятия. (Я уже молчу о повальном воровстве, процветавшем именно что на всех уровнях и тогда, когда «моральный кодекс» свирепо насаждали с детсадовского возраста.) Любую должность, удостоверение, диплом или информацию можно купить, не особенно напрягаясь. Доступна даже немыслимая где-либо ещё экзотика: так, накануне судьбоносных выборов 2012 года можно по сходной цене приобрести прямо на улице, у метро (в Москве)… открепительный талон! Казалось бы, кому он нужен, да ещё за деньги — а всё равно, знай наших!


Однажды выбрав себе поприще, ЗРД™ проявляет на нём чудеса озверелого упорства, поднимаясь до клинических высот. Так, если ЗРД™ упирается в Сталина, то либо марширует по улицам с иконами Св. Джугашвили на хоругвях, либо вопит о сотнях миллионов, лично замученных «корифеем всех наук». Я не случайно упомянул либерализм свободоложество головного мозга: буде ЗРД™ его подхватит, можно заказывать гроб с музыкой — дело легко доходит до номинации на премию Дарвина.

Точно так, как дедушки нынешних «либералов» не понимали, зачем человеку дом с палисадом и удобствами, внуки не в состоянии уразуметь, что собственность (которой у них никогда не было, нет и, вероятно, уже не будет) приносит не только пресловутую Свободу®, но и накладывает — невероятно, но факт! — Обязанности. Например, владелец земельного участка под строительство жилья, приобретаемого на самые что ни на есть кровно заработанные непосильным трудом средствА, не может построить на нём казино или растить картошку. Он обязан построить жилой дом, и точка. ЗРД™ в панике: тоталитаризм! Бюрократия! Все на борьбу с прогнившим режимом! Долой! Так победимЪ! Но настоящий когнитивный диссонанс разбирает нашего свободуя, когда какое-нибудь Крестьянское Быдло™ активно сопротивляется, например, продаже родимых Воловьих Лужков под строительство современной сверхскоростной трассы. С одной стороны, священное право частной собственности, с другой — как же так, Быдло™ сопротивляется Прогрэссу?! Что делать, куды бечь?! Нужно поддержать Прогрэсс, но как же быть с правами собственника? Воистину, танталовы муки буриданова осла — врагу не пожелаешь.


Особое рвение ЗРД™, к какой бы деструктивной секте она не принадлежала, проявляет в борьбе с непредсказуемым прошлым своей родины. Борьба заключается в том, что государственные и общественные деятели прошлого произвольно наделяются нужными чертами, а также в том, что неизменному на протяжении без малого шести столетий общественно-политическому устройству (если вообще можно говорить о существовании здесь общества и политики именно в их первоначальном, западном понимании) также по принципу сугубого волюнтаризма присваиваются «исторические этапы» и желаемые признаки. Этот характерный способ расправы с жизнью и разумом хорошо документирован много лет назад западным писателем и по совместительству Британским Шпионом™ Джонатаном Свифтом (спор остроконечников с тупоконечниками), поэтому повторяться не буду. Кто хочет, может приобщиться, прочитав Свифта или посмотрев 145678-ю серию титананомахии Свинидзе-Пургенян, только в последнем случае не забудьте принять противорвотное.

Ну, а теперь — о наболевшем, то бишь о нацменах. Как известно, длительное прозябаниецветание в качестве псевдоимперии привело к тому, что на территории «исторической России» проживало или проживает некоторое количество нацменов. Как не менее широко известно, «идиотизм русской жизни» © так и не позволил окончательно детерминировать понятие «русская нация» и всё ещё не даёт русским построить своё государство, где в рамках гражданской идентичности любой нацмен может без всяких проблем назваться и почувствовать себя русским, выполнив ряд конечных и, главное, верифицируемых условий.

Русские не знают, зачем им нужно государство и нужно ли вообще, и если да, то в каких границах. Но свято место, как известно, пусто не бывает, и вакуум смысла заполняется всякими кликушами, по большей части нацменами. Поскольку они не являются русскими в истинном значении этого слова (в лучшем случае они — русские нацмены, а почему так — см. выше), им кажется, будто они избывают своё нацменство, запихивая русских в казармы под опостылевшую сурдинку о «великой империи». Будучи нацменами и не обладая присущим всякому живущему на своей земле народу историческим чувством, они не догадываются, что эта самая империя — не столько русская победа, сколько русская беда. Они видят, что, но не понимают, почему. Почему Россия такая большая? Да потому, что русский человек бежал от москвордынской власти, куда глаза глядят, а власть его — не особенно спеша — догоняла:

«Оппозиция против государства существовала в народе, но, по причине слишком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тягостей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борьбой» (Костомаров).

Потому всякие остяки да коряки были ему милей «родного» барина-супостата да попа с бородой да пупа. Русский — это вам не англичанин с его «у короля много», готовый за родное государство кому угодно пасть порвать и моргалы выколоть. Московская орда — государство — враг русского народа, и потому с её очередным изводом — петербургским — он в 1917 году безжалостно расправился. Если бы не объективные пределы возможного, одержимые синдромом ЗРД™ и всех прочих людей от их государств освободили бы, ни на мгновение не задумавшись: а надо ли? ЗРД™ любит поглумиться над «тупыми буржуями», за всяким делом обращающимися в суд и полицию, клеймит «сутяжничество» и «доносительство». Никак она, бедная, в ум не возьмёт, что такое государство и зачем оно нужно. «Государство для народа» видится ЗРД™ как оксюморон, издевательство: чтобы народ считал какое-то государство своим, общим делом, res publica — да такого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Широк, широк русский человек — надо бы сузить.

Пресловутой широтой — до последнего русского солдата — грешат едва ли не в первую очередь нацмены. А как же иначе?! Не имея никаких иных, в качестве единственного критерия «русскости» нацмену приходится рассматривать наличие у него признаков ЗРД™. Наиболее способные из нацменов насобачились выделять из окружающего их русского воздуха эссенцию ЗРД™ и употреблять её внутрь разными способами. К сожалению, эта жидкость, усваиваемая посредством русского языка и литературы, действует на всяких нацменов примерно так же, как водка на чукчей: пьющий, как правило, не знает меры, и в результате опивается сладким ядом Русской Духовности™ до полной потери человеческого облика (см. Аракчеев, Нессельроде, Троцкий, Лацис, Сталин, Примаков, Лимонов-Саенко и прочие жидомоскальские империал-большевики).

Этот «достоевский надрыв палачей» отчётливо слышен в окуджавиных завываниях — «Мы все равно падём на той, на той единственной гражданской…». Его великолепно спародировал — и отрефлексировал заодно — другой нацмен, Тимур Кибиров:

Всё равно мы умрём на гражданской —
Трынь да брынь — на гражданской умрём,
На венгерской, на пражской, душманской…

Что характерно, в итоге все — и нацмены, и русские — оказываются у разбитого корыта «империи», в очередной раз напоровшейся на Рифы Реальности.


Не выработав собственных, самим себе необходимых критериев государственности, русские вот уже седьмой век подряд возводят всё, что угодно — от европейского меркантилизма через империалистическую экспансию до социалистического рая с последующим возвращением на Основную Историческую Последовательность, а получается… всё время одно и то же! Вместо организации мало-мальски приемлемого уровня жизни и упорядоченности личного и общественного пространства, ЗРД™ строит бесконечно воспроизводящую себя во времени — точнее, в безвременье — и пространстве деспотию, превращающую жизнь попавших в её орбиту в неизбывный филиал преисподней:

Подъезжая к Кёнигсбергу,
Мы приблизились к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в говне, —

при этом понятия «Гуттенберг» и «говно» можно трактовать как предельно расширительно, метафорически, так и абсолютно конкретно. Что во времена Страшного Грозного Ивана, что в настоящем, повсюду и всегда лицо власти — непотическое, продажное, обнаглевшее от безнаказанности и погрязшее в круговой поруке хамское мурло. При этом совершенно неважно, каков, так сказать, «резус» у этой деспотии — левый или правый. Извините за натурализм, но больному наплевать, чем именно вызвана кровавая диарея, от которой он умирает — дизентерией или дисбактериозом. Больной желает излечиться, а не оказаться залеченным до смерти.

Вы, дорогие русские, можете на меня обижаться, но неплохо бы вам, хорошенько обидевшись и разозлившись, вспомнить слова самого русского из всех поэтов, Сергея Есенина:

Лицом к лицу лица не увидать — большое видится на расстоянии.


Боюсь, это безобразие будет продолжаться до тех пор, пока русские не повзрослеют, не научатся думать, причём думать самостоятельно, и не оставят свою ЗРД™ в истории. Ну, а с последней перестанут безжалостно разделываться, приняв её такой, какая она есть — вместо того, чтобы бесконечно переписывать её в угоду очередному Ветру с Запада.

P. S. Картинки Васи Ложкина и Лены Хейдиз, по неизбывной русской привычке, беспардонно надёрганы из энторнетов, без всякого уважения к авторскому праву и тому подобной пендосской чепухе.

%d такие блоггеры, как: