Browse By

Наелись

Великобритания начинает войну с мультикультурализмом

Дошло до того, что мы терпели существование анклавов, полностью отгородившихся от нашего общества, чьё поведение бросало вызов всем нашим ценностям. Я верю, что действительно свободное общество не только придерживается определённых ценностей, но и активно распространяет их.

Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании


Британское правительство представило новую «стратегию интеграции», направленную на отстаивание «единой британской идентичности».

Согласно этому документу, иммигранты, желающие получить разрешение на проживание в Соединённом Королевстве, обязаны знать английский и придерживаться основополагающих ценностей британского образа жизни, таких, как демократия и верховенство закона.

Заявленные меры призваны поддержать уже предпринимающиеся усилия правительства. Цель — развернуть вспять негативную тенденцию последних двух десятилетий, позволявшую мусульманским иммигрантам избегать интеграции и создавать параллельные общественные структуры.

Документ носит название «Создание условий для интеграции» (Creating the Conditions for Integration) и опубликован 21 февраля 2012 года. В частности, в нём говорится:

«Мы будем непреклонно противодействовать поведению и пропаганде взглядов, противоречащих нашим общим основополагающим ценностям, таким, как демократия, верховенство закона, равенство возможностей и взаимное уважение, свобода слова, право любого человека, мужчины и женщины, жить свободно, не подвергаясь притеснениям любого вида. Мы будем исключать из политического процесса и бороться с экстремистами, стремящимися подорвать наше общество. Мы не будем сотрудничать или финансово поддерживать подобные организации».


Среди прочих мер, предложено пересмотреть иммиграционное законодательство и повысить требования к претендентам на получение вида на жительство. Те, кто прибывает в страну на работу, учёбу или для вступления в брак, обязаны продемонстрировать знание английского, а тем, кто собирается постоянно жить в Англии, необходимо будет продемонстрировать знания не только языка, но и британских общественных стандартов.

В документе предложено обязательное преподавание британской истории и культуры во всех школах, и приветствуется демонстрация британских национальных символов, таких, как флаг и гимн, в общественных местах. Кроме того, правительство собирается восстановить роль христианства как центра общественной жизни Великобритании.

Министр по делам общин и местного самоуправления Эрик Пиклз, ответственный за проведение в жизнь объявленной стратегии, подчеркнул, что эти мероприятия — «лобовая атака» на мультикультурное безумие, претворявшееся в жизнь прежним правительством лейбористов, их попытки ослабить преподавание британской истории и проталкивание «агрессивного секуляризма».

В интервью лондонской газете «Daily Mail» Пиклз заявил:

Программа Гарриет Харман (министр по вопросам равенства в прежнем лейбористском кабинете) предусматривала разделение различных культур, поощрение обособленности и отказ от признания основополагающих ценностей. Политическая корректность заменила здравый смысл. Люди боялись высказывать обоснованные опасения и разочарование происходящим. Нам нужен совершенно иной подход, подход, сосредоточенный на том, что объединяет нас, а не на том, что разделяет. Больно видеть, как в последние годы прекрасная идея терпимости и уважения была вывернута наизнанку. Кучка крикливых активистов заявляла: недостаточно просто терпимо относиться к иным верованиям различных меньшинств, нужно непременно отринуть наследие большинства, разрушить его традиции, включая христианство и английский язык».


Новая стратегия интеграции стала следствием заявления премьер-министра Д. Кэмерона о том, что длительно насаждаемая политика агрессивного мультикультурализма потерпела полное фиаско. Именно эта безответственная политика, подчеркнул Кэмерон, привела к эскалации мусульманского экстремизма и терроризма.


В своей речи на Конференции по Европейской Безопасности в феврале 2011 г. в Мюнхене Кэмерон сказал:

Доктрина государственного мультикультурализма вдохновляла представителей различных культур обособляться и отгораживаться и друг от друга, и от ведущей культуры страны пребывания. Мы не сумели в рамках этой доктрины обеспечить чувство причастности, стремление идентифицировать себя с обществом, в котором они живут и которому хотели бы принадлежать. Дошло до того, что мы терпели существование анклавов, полностью отгородившихся от нашего общества, чьё поведение бросало вызов всем нашим ценностям.

Эта беспомощная толерантность тотального невмешательства вселила в людей уверенность, что у нас нет ценностей, которые следует признать общими для всех. Поэтому, в свою очередь, некоторые молодые мусульмане растеряны и дезориентированы. В поисках ценностей, достойных веры, они обратились к идеологии экстремизма. То, что мы видим — и мы видим это во многих странах Европы — это процесс радикализации мусульманской молодёжи.


По словам Кэмерона, для нейтрализации исламской угрозы в Европе необходима двухступенчатая стратегия. Во-первых, противостояние экстремистской идеологии политического ислама и, во-вторых, вместо того, чтобы поощрять сегрегацию, всячески продвигать ясные и очевидные общие ценности национальной идентичности, открытой для всех, кто эти ценности признаёт и разделяет.

Останавливаясь подробнее на втором этапе — укреплении всеобщей национальной идентичности — Кэмерон утверждает:

«Откровенно говоря, пора кончать с пассивной толерантностью последних лет и переходить к активной работе. Добро должно быть с кулаками. («muscular liberalism» в оригинале. — В. Д. И я категорически возражаю против использования транслитераций слов liberalism, liberal и т. п. вместо перевода.) Общество пассивной толерантности говорит людям: пока ты не нарушаешь закон, мне нет до тебя дела. Оно нейтрально по отношению к любой системе ценностей. Но я убеждён, что действительно свободное общество должно стремиться к большему. Мы разделяем определённые ценности и должны деятельно внедрять их. Свобода слова, свобода вероисповедания, демократия, верховенство закона, равные права независимо от цвета кожи, пола или половой ориентации — вот наши ориентиры. Свободное общество информирует граждан о том, что составляет его основу как общества. Принадлежать к нему — значит разделять его ценности».

Развивая свои тезисы, Кэмерон в октябре 2011 года объявил о серии широкомасштабных реформ, направленных на прекращение нелегальной иммиграции и мошенничества с визами: «Необходимо чётко указать границы дозволенного и высылать нелегалов домой».

Потенциальные иммигранты, заявил Кэмерон, должны доказать знание английского языка и располагают средствами для поддержания определённого жизненного уровня. В одном из самых решительных пассажей своей речи Кэмерон призвал соотечественников сообщать в полицию о нелегальных иммигрантах. Он также пообещал, что будущих претендентов на британское гражданство обяжут сдавать экзамен по истории Великобритании.

От мигрантов, желающих осесть в стране, с 2005 года требуют сдачи специального экзамена Citizenship Test. Однако он представляет собой типичный набор готовых ответов, среди которых нужно выбрать один правильный, и является, по сути дела, ничего не значащей формальностью. По мнению прежнего правительства, «новым британцам» незачем знать историю страны: «это несправедливые и чрезмерные требования». Вместо этого их обучали апеллировать к равноправию и навыкам получения социальных пособий.

«Мы собираемся коренным образом пересмотреть параметры экзамена Citizenship Test, — заявил Кэмерон. — Он содержит большой раздел по истории страны, но парадоксальным образом его сдача не требуется. Вместо этого вы найдёте кучу вопросов о роли и задачах ведущих общеевропейских институтов и о системе социальной помощи Великобритании. Мы собираемся изменить предпочтения, сделав основной упор на британскую историю и культуру».

Помимо усилий по преодолению мультикультурного идиотизма, перед правительством Кэмерона по-прежнему стоит задача создания общества, основанного на идее объединения.

День спустя после обнародования стратегии Бюро национальной статистики опубликовало данные о том, что две трети новорождённых в Большом Лондоне в 2010 г. имели хотя бы одного родителя-иностранца или натурализованного британца. В некоторых районах более трёх четвертей родившихся появились на свет в семьях иммигрантов. Только в 6 из 32 лондонских районов число таких детей ниже 50%.


Экспертно-аналитический центр Migration Watch UK, специализирующийся на вопросах иммиграции и беженцев, указывает, что эти невероятные цифры иллюстрируют гигантские и очень быстрые перемены в британской столице. Они дают понять, в каком направлении происходят перемены, каковы их скорость и масштаб, и свидетельствуют о том, что успешная интеграция приезжих становится всё более сложной задачей.

© Вадим Давыдов*, по материалам британской прессы


*При перепечатке указание авторства обязательно.

%d такие блоггеры, как: