Browse By

Рыбак рыбака видит издалека

Нацистские связи «политического ислама» и палестинского национализма

Антисемитизм, основанный на представлении о всемирном еврейском заговоре, имеет корни не в исламской традиции, а скорее в европейских идеологических моделях. Решающая передача этой идеологии мусульманскому миру произошла в период между 1937 и 1945 годами под влиянием нацистской пропаганды. Важную роль в этом процессе сыграли арабоязычная служба немецкой коротковолновой радиостанции в Цеезене в 1939 — 1945 годах и муфтий Иерусалима Хадж Амин эль-Хусейни, который был первым, кто перевел европейский антисемитизм в исламский контекст. Хотя исламизм является независимым антисемитским и антимодернизационным массовым движением, его основные ранние носители — Братья-мусульмане в Египте, муфтий и кассамиты в Палестине — поддерживались в финансовом и идеологическом отношении структурами национал-социалистического правительства Германии.

Об этом — в статье немецкого исследователя Маттиаса Кюнцеля.


«Послушай, — говорит раввин молодому еврею, — мы получили приказ сверху. Нам нужна кровь христианского ребенка для мацы на Пасху». В следующем кадре охваченный ужасом мальчик отбирается у соседей. Затем камера увеличивает масштаб изображения и крупным планом показывает, как ребенку перерезают горло. Кровь выливается толчками из раны в металлический таз.

Спутниковый канал Аль-Манар, передающий эту сцену, контролируется исламистской Хизбаллой («Партией Аллаха»). Сцена является частью двадцатидевятисерийного фильма под названием Аль-Шатат («Диаспора») производства Аль-Манар при поддержке сирийского правительства показанного в первый раз во время Рамадана в 2003 году. Эпизод за эпизодом, серии обыгрывают фантазии о всемирном еврейском заговоре: евреи принесли человечеству смерть и разрушения, евреи развязали обе мировые войны, евреи открыли химическое оружие и разрушили атомными бомбами Хиросиму и Нагасаки.

Имея 300 постоянных сотрудников, этот канал имеет наибольшее распространение в арабо-исламском мире после аль-Джазиры. Десять миллионов человек ежедневно настраиваются на круглосуточную трансляцию из Бейрута. Аль-Манар («Маяк») является первым и единственным на сегодняшний день спутниковым каналом, который, даже не претендуя на объективность, объявляет себя глобальным глашатаем исламизма. Его популярность достигается благодаря многочисленным видеоклипам, которые используют вдохновляющую графику и поднимающую настроение музыку, чтобы вдохновлять террористов-смертников. Аль-Манар «не только подталкивает к террористическим актам против Израиля, но и вдохновляет, оправдывает и превозносит их» (1).

Тем не менее, через три месяца после трансляции сериала Аль-Шатат, близкий к СДПГ фонд Фридриха Эберта и «Исследовательский институт» Хизбаллы организовали в Бейруте совместную конференцию на тему «Исламский мир и Европа: от диалога к согласию». Повестка дня этой конференции столь же знаменательна, как и сам альянс между «мозговым центром» правящей (тогда, — перевод.) партии Германии и исламской террористической организацией: в программу был включен пункт «Оккупация и сопротивление», но никак не упоминалась антисемитская агитация на Аль-Манар (2).

Подобное беззаботное отношение к исламистской ненависти против евреев является типичным для господствующего дискурса в Европе. В то время как правые антисемитские политики наподобие Ле Пена во Франции или немецкого депутата Мартин Хоманна вызывают общественное негодование, когда такой же антисемитизм проявляют мусульмане, его зачастую игнорируют или преуменьшают как якобы реакцию на конфликт на Ближнем Востоке. Такое замалчивание исламистского антисемитизма включает и молчание относительно его корней в национал-социализме, что подтверждается примером радиостанции Цеезена.

В Цеезене, городе с примерно четырьмя тысячами жителей к югу от Берлина, когда-то располагался один из самых мощных коротковолновых передатчиков мире. С 1939 года он передавал ежедневные программы на арабском языке. Из всех служб вещания на иностранных языках, абсолютным приоритетом пользовалась Восточная редакция. «Она вела передачи для арабов, турок, персов и индийцев и имела 80 сильных сотрудников, включая внештатных дикторов и переводчиков» (3). В период с 1939 по 1945 год, когда в арабском мире радио слушали, в первую очередь, на площадях, базарах и в кофейнях, ни одна другая станция не могла сравниться по популярности с нацистским передатчиком из Цеезена. Антисемитские материалы умело смешивались там с цитатами из Корана и арабской музыкой. Союзники во Второй мировой войне представлялись как лакеи «евреев», и аудитории вдалбливалось понятие «Еврейских Объединенных Наций». Одновременно евреи подверглись нападкам как злейшие враги ислама. «Еврей со времен Мухаммеда никогда не был другом мусульман. Еврей — это враг; его убийство радует Аллаха» (4). Сегодня то же самое провозглашает через спутник канал Хизбаллы, Аль-Манар. Какие же исторические связи существуют между коротковолновой радиостанцией из Цеезена и спутниковым каналом из Бейрута?

Национал-социалистическая пропаганда, или Свастики в Палестине

Апогеем программ Радио Цеезена были призывы к джихаду от самой популярной тогда фигуры в арабо-исламском мире — муфтия Иерусалима Хадж Амина эль-Хусейни (1895-1974). С 1941 г. он жил в Берлине и контролировал арабское радиовещание из Цеезена, Афин и Рима (5). Никто не распространял ненависть к евреям среди мусульман более эффективно, чем муфтий. Европейская ответственность за это очевидна: эль-Хусейни был инстанцией, назначенной и поощрявшейся европейскими державами. В 1920 г. британцы впервые приговорили его к десяти годам тюрьмы за подстрекательство ненависти против евреев, но затем в 1921 г. амнистировали его и сделали муфтием, вопреки воле большинства палестинцев. Немцы в 1937 — 1945 гг. платили ему за услуги. А французы в 1946 г. помогли муфтию, которого по всему миру разыскивали как военного преступника, бежать в Египет и продолжать свою политику (6).

Никто не оказал большего влияния на раннюю историю конфликта на Ближнем Востоке, чем муфтий, который, будучи президентом Верховного мусульманского совета, был не только верховной религиозной властью, но и центральной фигурой палестинского национализма. В 1930-е годы было множество арабских националистов, которые видели в нацистской Германии союзника в борьбе против Британии, нимало не заботясь насчет характера гитлеровского режима. С муфтием дело обстояло иначе: он знал, какой характер имеет этот режим, и именно поэтому симпатизировал ему.

Уже весной 1933 г. он заверял германского консула в Иерусалиме, что «мусульмане внутри и за пределами Палестины приветствуют новый режим Германии и надеются на распространение фашистской и антидемократической государственной системы на другие страны» (7). Молодежная организация партии, созданной муфтием, работала какое-то время под именем нацистских скаутов и приняла рубашку и шорты по образцу Гитлерюгенда. В период палестинского восстания 1936-1939 гг. свастика использовалась в качестве опознавательного знака: она часто изображалась на арабских листовках и граффити, арабские дети приветствовали друг друга гитлеровским салютом, и огромное количество немецких флагов и портретов Гитлера выставлялись даже на празднованиях в честь дня рождения Мухаммеда. Тот, кому приходилось в те годы путешествовать по районам, участвующим в палестинском восстании, прикреплял на своей машине знак свастики, чтобы защититься от нападений арабских снайперов (8).

Тем не менее, до лета 1937 г. такая симпатия ставила германское правительство в неудобное положение. Берлин вежливо, но твердо отклонял арабские предложения о сотрудничестве. С одной стороны, Гитлер еще в «Майн кампф» заявил о «расовой неполноценности» арабов и презрительно отверг их «священную войну» (9). С другой стороны, МИД Германии был крайне озабочен тем, чтобы действиями на Ближнем Востоке не поставить преждевременно под угрозу британскую политику умиротворения Берлина, тем более, что Средиземное море не выходят за рамки сферы ответственности итальянского союзника Германии.

Берлин пересмотрел такой подход только в июне 1937 г. Толчком послужил план британской комиссии Пиля о разделе подмандатной территории Палестины на более мелкое еврейское и более крупное мусульмано-арабское государство. «Образование еврейского государства… не отвечает интересам Германии», немедленно отреагировал рейхсминистр иностранных дел Константин фон Нейрат, так как оно «создало бы дополнительную международно-правовую основу для власти мирового еврейства. Поэтому Германия заинтересована в укреплении арабского мира в качестве противовеса против такого возможного увеличения мощи мирового еврейства» (10).

Укрепление арабов против евреев: правда, Берлин изначально преследовал этот новый курс тайком, чтобы не оттолкнуть Лондон. Тем не менее, масштаб приведенных в движение операций был впечатляющим. Студенты из арабских стран получили немецкие стипендии, фирмы брали на работу арабских учеников, лидеры арабских партий приглашались на Нюрнбергские партайтаги, а военные руководители — на маневры вермахта. В Берлине в качестве центра палестинской агитации был открыт «Арабский клуб», и начато радиовещание на арабском языке (11).

Под руководством германского министерства народного просвещения и пропаганды активизировало свою работу Германское агентство новостей DNB, чья региональная штаб-квартира в Иерусалиме еще в 1936 г. организовала арабскую службу. Руководитель DNB в Иерусалиме, д-р Франц Райхерт, поддерживавший великолепные связи не только с муфтием, но и с арабской прессой, подкупал журналистов и задавал ориентацию диссидентским газетам с помощью хорошо проплаченных рекламных заказов.

В сентябре 1937 г. два члена Еврейского отдела Службы безопасности СС (СД), в том числе, Адольф Эйхман, проводили на протяжении нескольких недель разведывательную поездку по Ближнему и Среднему Востоку. За этим последовали расширенные поездки фюрера Гитлерюгенда Бальдура фон Шираха и руководителя абвера Вильгельма Канариса. Наконец, в апреле 1939 г. в Палестине и Египте находился глава Восточного отдела МИД Отто фон Хентиг. Это активность принесла свои плоды: фон Ширах пожертвовал деньги на создание «Арабского клуба» в Дамаске, в котором немецкие нацисты обучали рекрутов для повстанческого движения муфтия, а Канарис наводнил регион шпионской сетью (12).

Однако наиболее эффективным инструментом стала программа вещания на арабском языке из Цеезена, «наша дальнобойная пушка в эфире», как назвал ее Геббельс. Она начала регулярное вещание 25 апреля 1939 г. и транслировалась ежедневно с 17.45 по берлинскому времени (13). В передачах с презрением отзывались о любых арабах, желавших хотя бы вести переговоры с сионистами. «Диктор радио Берлина регулярно называл эмира Абдаллаха (правителя Трансиордании, — перевод.) «раввином Абдаллахом», — рассказывал Невилл Барбур, позднее репортер Би-би-си. — Было нелегко противостоять нацистской пропаганде на тему еврейского национального очага в Палестине» (14). Но с радио Цеезена было трудно бороться еще и потому что оно беспрепятственно мобилизовало себе на пользу антизападные антипатии: обратившись к арабскому миру, Берлин открыл антимодернистский потенциал ислама.

Антисемитизм муфтия

Генрих Гиммлер не только восторгался «мироворззренческой близостью» национал-социализма и ислама, но и ввел в оборот термин «мусульмано-германцы» (15). Хадж Амин эль-Хусейни также ссылался на параллели между мусульманскими и германскими идеалами, выделяя следующие точки соприкосновения: (1) Монотеизм — Единство руководства; (2) Указующая власть — Повиновение и дисциплина; (3) Борьба и честь погибнуть в борьбе; (4) Сообщество; (5 ) Семья и потомство; (6) Прославление труда и творчества, и (7) Отношение к евреям: «В борьбе против еврейства, ислам и национал-социализма очень близки друг к другу» (16).


Два нациста: палестинский муфтий и Генрих Гиммлер

Тем не менее, именно этот последний пункт был отнюдь не самоочевиден. Расистски мотивированный антисемитизм и фантазии насчет мирового еврейского заговора имели европейское происхождение и были чужды изначальному исламскому взгляду на евреев. Это лишь в мифе о Христе евреи предстают как смертоносные и могущественные силы, которые якобы даже убили единственного сына божьего.


Муфтий приветствует боснийских ССовцев

С исламом совершенно другая история. Здесь не евреи убили пророка, а пророк убивал евреев: в период между 623 и 627 гг. Мухаммед поработил, изгнал или убил все еврейские племена Медины. В итоге характерные черты христианского антисемитизма не проявились в мусульманском мире. «Не было никаких страхов насчет еврейского заговора и господства, никаких обвинений в дьявольском зле. Евреев не обвиняли в отравлении колодцев и распространении чумы» (17). К евреям относились с презрением или со снисходительной терпимостью. В этой культурной традиции идея о том, что евреи могли бы представлять постоянную опасность для мусульман и всего мира, показалась бы абсурдом.

Тем мощнее следовало насаждать эту безумную идею в арабо-исламском мире. Конфликт из-за иммиграции и собственности на землю в Палестине был не причиной, а лишь возможностью для ее распространения. Так, например, в брошюре «Ислам и еврейство», распространявшейся нацистами среди мусульманских членов набранной из босняков дивизии СС «Ханджар», говорилось о «древней вражде». А по радио Цеезена обыгрывались варианты темы «вечно враждебного еврея». Типична в этом отношении речь, которую произнес муфтий в ноябре 1943 г.: «Этот народ был врагом арабов и ислама с самого начала существования. Священный Коран выражает эту древнюю вражду в следующих словах: «Ты, конечно, найдешь, что более всех людей сильны ненавистью к уверовавшим иудеи…». Они пытались отравить почитаемого Пророка, оказать сопротивление его речам, были полны враждебности по отношению к нему и плели против него заговоры. Так было более 1300 лет назад. С тех пор они никогда не переставали плести интриги против арабов и мусульман» (18). Так из побежденных современников Мухаммеда была сконструирована вечная угроза для всех мусульман.

Отсылка назад, к 7-му веку потребовалась муфтию и по другой причине: его ненависть к евреям была объявлением войны «вторжению либеральных идей» в мир ислама. С начала 20-го века Египет открылся внешнему миру, в 1920-х гг. Турция заменила халифат с ататюркистской моделью, а Реза-хан форсировал секуляризацию Ирана. В контролируемой им области муфтий не пошел ни на малейшие уступки этой реформистской тенденции. Он видел в Иерусалиме ядро «возрождения ислама» и считал Палестину тем центром, откуда предстоит начаться сопротивлению против евреев и современности. Выступая на конференции религиозных ученых в 1935 году, муфтий сетовал: «Кино, театр и некоторые бесстыдные журналы… как змеи заползают в наши дома и дворы, где они убивают мораль и разрушают основы общины». В этом разложении он обвинил евреев, о чем свидетельствует еще одно заявление Хадж Амина эль-Хусейни: «Они [евреи] и здесь распространили свои обычаи и порядки, которые противоречат нашей религии и всему нашему образу жизни. Еврейские девушки, которые разгуливают в шортах, деморализуют нашу молодежь самим своим присутствием» (19).

Эль-Хусейни неустанно использовал свой пост для того, чтобы исламизировать антисионизм и обеспечивать религиозное обоснование ненависти к евреям. Те, кто не склонялись перед выдвинутой им задачей, поименно подвергались осуждению на пятничных молитвах, исключались из обрядов брака и погребения или подвергались физическим угрозам. Эту политику муфтий проводил совместно со своим наиболее видным палестинским союзником того времени — исламским фундаменталистом Изз аль-Дином аль-Касамом, чье имя носят подразделения бомбистов-смертников ХАМАСа. Аль-Кассам был первым шейхом нового времени, который в 1931 г. создал в районе Хайфы движение, соединившее идеологию исступленного возвращения к изначальному исламу 7-го века с практикой воинствующего джихада против неверных (20).

Начавшиеся в 1936 г. волнения, которые вошли в историю как «арабское восстание», стали первым полигоном формировавшейся исламистской идеологии. Здесь в первый раз были использованы террористические методы, которые позднее будут внедрены среди мусульман в Алжире, Афганистане или Иране.

Ячейки исламизма

«Арабское восстание», продолжавшееся несколькими этапами вплоть до Второй мировой войны, началось в апреле 1936 г. как волна забастовок против еврейской иммиграции и британского правления (21). Второй этап развернулся осенью 1937 г. после публикации плана Пиля по раздел Палестины. На этом этапе в него решающим образом вмешалась германская внешняя политика. «Сам муфтий признавал, что в свое время только благодаря денежным средствам, которые предоставили ему немцы, было возможно вести восстание в Палестине. С самого начала он выдвинул крупные финансовые требования, которые нацисты в весьма значительной мере удовлетворили» (22).

Отныне характер этих волнений определялись муфтием и сторонниками шейха аль-Кассама. В зонах, «освобожденных» от евреев и англичан, они беспощадно установили форму одежды и шариатские суды и в большом количестве ликвидировали «неисламских» уклонистов. Немецкий биограф муфтий с восхищением сообщал в 1943 г. о расстрелах палестинских арабов, которые, отказываясь носить куфию, сопротивлялись требованиям повиновения (23). Не менее драконовскими методами чадру надевали на арабских христианок и всех других женщин.

Одновременно, наряду с евреями и британцами, под прицел были взяты палестинцы, которые стремились к компромиссу с сионизмом и мандатными властями и поддерживали план Пиля. «Люди, продававшие землю евреям…, или придерживавшиеся умеренных политических взглядов и чей недостаточно развитый национализм навлекал на них подозрение, … не всегда уничтожались сразу; иногда они похищались и доставлялись в горные районы под контролем повстанцев, — сообщает Порат. — Там их бросали в ямы, заполненные змеями и скорпионами. Проведя там несколько дней, жертвы, если они еще были живы, должны были предстать перед одним из повстанческих судов… и обычно бывали приговорены к смерти, или, в знак особой милости, к тяжелой порке. Террор был настолько сильным, что никто, включая улемов и священников, не осмеливался совершать надлежащие похоронные службы» (24).

Волнения достигли пика осенью 1938 г. Теперь в распоряжении эль-Хусейни находилось около десяти тысяч бойцов, включая 3000 профессиональных солдат. Наиболее важные командные посты находились в руках «кассамитов», в то время как муфтий направлял «восстание» из Бейрута (25). Доктор Райхерт из Германского информационного бюро провел ряд встреч с представителями повстанцев и неоднократно подчеркивал, что «на основании обещаний Третьего Рейха Хадж Амину эль-Хусейни, арабские националисты вскоре будут располагать достаточными финансовыми ресурсами для продолжения их восстания» (26).

Почему нацисты хотели продолжения беспорядков? Главную причину сформулировал Альфред Розенберг, глава внешнеполитического ведомства нацистской партии. «Чем дольше пылает огонь в Палестине, — пророчествовал он в декабре 1938 г., — тем сильнее становится сопротивление против еврейского режима насилия во всех арабских государствах и за их пределами, в других мусульманских странах» (27). Так и случилось! Так, например, только бои в Палестине впервые превратили созданную в 1928 г. ячейку исламизма — египетских «Братьев-мусульман» — во влиятельную организацию, из рядов которой вышли позднее не только ХАМАС, но и «Всемирный исламский фронт джихада против евреев и крестоносцев» Усамы бен Ладена. В то время как в 1936 г. в организации египетских «Братьев-мусульман» состояли было всего 800 членов, в 1938 г. их было уже 200 тысяч. За этот период она провела всего одну кампанию: мобилизацию в поддержку возглавленного муфтием восстания в Палестине (28).

Антисемитизм Братьев-мусульман, или Исламизм и нацисты

До 1936 г. ни о каком антисемитизме в Египте не могло быть и речи. Евреи хорошо воспринимались населением и имели большое влияние в экономической и политической жизни. Антиеврейские памфлеты, которые пыталась распространять местная группа НСДАП в Каире, популярностью не пользовались. В письме, направленном в Берлин в 1933 г., группа рекомендовала воздержаться от новых листовок и брошюр и вместо этого сосредоточиться там, где «существуют реальные конфликты интересов между арабами и евреями: на Палестине. Конфликт между арабами и евреями должен быть пересажен в Египет» (29).

Именно это и произошло 3 года спустя. В мае 1936 года, сразу после начала палестинского восстания, Братья-мусульмане призвали к бойкоту всех еврейских предприятий в Египте. В мечетях и на фабриках распространялся слух, что евреи и англичане уничтожают святые места Иерусалима. За этим последовали ложные сообщения о сотнях убитых арабских женщинах и детях.

После публикации плана Пиля антиеврейская агитация усилилась. На бурных студенческих демонстрациях в Каире, Александрии и Танте выкрикивали «Долой евреев!» и «Евреи, вон из Египта и Палестины!». В журнале Братьев «Аль-Надир» была создана колонка «Опасность египетских евреев». В ней публиковались имена и адреса еврейских бизнесменов и владельцев якобы еврейских газет со всего мира, причем все зло — от коммунизма до борделей — приписывалось «Еврейской угрозе». В сентябре 1938 г. Братья призвали людей, чтобы носить и потреблять только товары, произведенные в исламских странах, и по всему Египту приступить к подготовке джихада защиты мечети Аль-Акса в Иерусалиме (30).

Гизельхер Вирзинг, ведущий журналист Третьего рейха, с восторгом сообщал о том, что «центр политического землетрясения» в Палестине породил ударные волны в Египте. Вирзинг, член СС, с удовлетворением отмечал «явный поворот к религиозным традициям ислама» и «ожесточенную враждебность к западному либерализму… Последние события в Египте… показывают, как сильно эта теократия может оживиться после преодоления первого натиска либерализма». Теократия вместо демократии, салафизм вместо либерализма: этот ССовец занимает вполне четкую линию (31).

Теперь уже и в Египте приоритет уделяется поддержке германскими деньгами растущего исламистского движения. Как отмечает Бриньяр Лия в своей монографии о Братьях-мусульманах, из документов, изъятых на квартире директора Германского агентства новостей (DNB) в Каире Вильгельма Штелльбогена, следует, «что до октября 1939 г. Братья-мусульмане получали субсидии от DNB. Штелльбоген лично участвовал в перечислении этих денег Братьям, и эти суммы были значительно больше, чем субсидии, предложенные другим антибританским активистам. Эти денежные трансферты, как представляется, координировались Хадж Амином эль-Хусейни и некоторыми из его палестинских контактов… в Каире» (32). Перечисления позволили Братьям-мусульманам создать типографию с 24 сотрудниками и использовать самые современные методы пропаганды. Например, была изготовлена 80-страничная брошюры под названием «Огонь и разрушения в Палестине» с 50 фотографиями предполагаемых актов насилия и пыток; десятки тысяч ее экземпляров были распространены среди населения.

Конечно же, Братья-мусульмане также пользовались помощью германских офицеров в создании своей военной организации и сотрудничали с армией Роммеля во время Второй мировой войны. Но они не восхищались нацистами. Для Хасана аль-Банны, основателя и лидера Братьев-мусульман, не могло быть и речи о признании немусульманского вождя. То, что они ценили в Германии, Братья-мусульмане возводили к принятию нацистами исламских принципов, «к примеру, скромной одежды, поощрения ранних браков, сильного патриотизма и боевого духа джихада» (33).

Так 1936 — 1939 гг. породили исламизм как антисемитское и антисовременное массовое движение. До 1936 г. умеренные арабские силы, которые приветствовали сионизм или, по крайней мере, терпимо относились к нему, отнюдь не были маргинальными. Ситуация изменилась после того, как нацисты бросили свою гирю на чашу весов в пользу исламистов. Они с успехом подстрекали волнения в Палестине и тем самым способствовала распространению в Египте представления о врагах-евреях. Исламистская мобилизация масс осуществлялась при финансовой и идеологической поддержке со стороны Радио Цеезена и другие средств пропаганды. Это стало одной из причин того, что в арабской части исламского мира утвердился не просвещенный модернизм Кемаля Ататюрка, а исламизм и антисемитизм Хасана аль-Банны (34).

Коротковолновый передатчик Цеезена, как представляется в ретроспективе, был связующим звеном для передачи антисемитской идеологии в арабский мир. Он связывает между собой ранний арабский исламизм и более поздний национал-социализм. Хотя Радио Цеезена перестало функционировать в апреле 1945 года, после этого его волны ненависти действительно начали ощущаться в арабском мире.

Брат Гитлер, или: Нацистская идеология и арабский мир

8 мая 1945 г. произошло двойное разделение мира. Первый раскол по политико-экономическим системам известен как холодная война. Второй раскол, отныне просто перекрытой холодной войной, был связан с сохранением национал-социалистического мышления. В своем докладе о суде над Адольфом Эйхманом в 1961 г. Ханна Арендт бросила взгляд в эту бездну: «…Газеты Дамаска и Бейрута, Каира и Иордании не скрывали своего сочувствия к Эйхману или своего сожаления по поводу того, что «он так и не завершил своей работы»; одна из каирских радиостанций в передаче, посвященной началу процесса, даже позволила себе нечто вроде антигерманского высказывания: «Во время последней мировой войны ни один немецкий самолет не пролетел над еврейскими поселениями и не сбросил ни одной бомбы»» (35). Такое же сожаление и искреннее желание, чтобы увидеть, наконец, всех евреев уничтоженными, были выражены в апреле 2002 г. обозревателем второй по величине египетской газеты — контролируемой государством ежедневной «Аль-Ахбар»:

«Что касается обмана с Холокостом, то, как доказали многие французские исследования, — это не более чем фабрикация, ложь и надувательство. Я же однако сетую на Гитлера и в глубине сердца говорю ему: «Если бы ты только сделал это, брат мой, если бы это только произошло, и мир мог бы облегчённо вздохнуть без их [евреев] зла и греха» (36).

Логика понятна: еврей — это источник зла в мире, который следует уничтожить. Поэтому Израиль заслуживает того, чтобы быть стертым с лица земли. И Шоа (Холокост) поэтому — не преступление, а неудачная попытка, которую желательно повторить с большим успехом. Демонизация евреев, легитимация Холокоста и ликвидация Израиля — таковы три стороны идеологического треугольника, который не может существовать, пока какая-либо одна из его сторон отсутствует. Но почему же эта чудовищная идеология смогла найти самое благоприятное убежище в арабском мире после 1945 года?

Здесь мы снова возвращаемся к муфтию. Он, зная об Освенциме, открыто выступал за Шоа. «Германия, — заявил он в 1943 г., — полна решимости найти окончательное решение еврейской угрозы, которое покончит с этим всемирным бедствием» (37). Тем не менее, нимб муфтия остался нетронутыми после 1945 года. Хотя он нес персональную ответственность как за зверства, совершенные мусульманской дивизией СС в Боснии, так и убийство тысяч еврейских детей в Холокосте (38), для того, чтобы не ссориться с арабским миром, США и Великобритания отказались от его преследования, а Франция, где муфтий содержался под стражей с 1945 года, дала ему бежать. Когда 10 июня 1946 года заголовки мировой прессы объявили о «бегстве» муфтия из Франции, «арабские кварталы Иерусалима и всех арабских городов и деревень были украшены гирляндами и флагами, и портреты великого человека можно было видеть повсюду» (39). Амнистировав муфтия, союзники также реабилитировали его антисемитизма. Больше того: арабы увидели в безнаказанности муфтия «не только слабость европейцев, но и отпущение грехов за прошлые и будущие события», прокомментировал Симон Визенталь в 1947 году. Теперь про-нацистское прошлое начало становиться «предметом гордости, а не стыда» (40).

Противоположные взгляды на Холокост впервые столкнулись в ноябре 1947 г. на Генеральной Ассамблее ООН. На одной стороне оказались те, для кого Холокост был фактом и катастрофой, а потому они выступали в пользу раздела Палестины и образования Израиля (41). С другой были те, кто увидел в резолюции ООН еще один пример «мирового еврейского заговора». Среди последних был и основатель Братьев-мусульман Хасан аль-Банна, который обрушился на план ООН как на «международный заговор», «осуществляемый американцами, русскими и англичанами под влиянием сионизма». А Хадж Амин эль-Хусейни, снова выдвинувшийся на роль представителя палестинцев, заявил, что, вместо того, чтобы делить Палестину на два государства, «арабам… следовало бы совместно напасть на евреев и уничтожить их, как только британские вооруженные силы будут выведены» (42).

Ни один арабский глава государства не нашел в себе смелости противоречить популярному палестинскому лидеру. Так цинизм Запада, который оставил муфтия в покое в 1946 г., и оппортунизм арабов проложили путь к одной из самых роковых вех 20-го века: когда Израиль был основан 14 мая 1948 г., армии Египта, Иордании, Ирака, Сирии и Ливана перешли границы Палестины. Генеральный секретарь Арабской Лиги Абд аль-Рахман Аззам, который перед этим заявлял в частном порядке, что считает разделение Палестины единственным разумным решением, теперь стоял плечом к плечу с муфтием. , «Эта война, — провозгласил он в день арабского нападения, — будет войной на уничтожение» (43).

Однако новое государство вышло победителем из этой войны, заплатив за нее ценой в шесть тысяч жизней израильтян. Но антисемитизм обрел новое измерение. Гамаль Абдель Насер, чей путч 1952 г. стал следствием поражения арабов, распространял в арабском мире главный текст европейского антисемитизма — «Протоколы сионских мудрецов». Кроме того, он пристроил многих из многочисленных нацистских преступников, ушедших от наказания, благодаря бегству в Египет, там, где они были специалистами — в антиеврейской пропаганде (44).

Только после того, как поход Насера ​​против Израиля с треском провалился в Шестидневной войне 1967 г., ранее подстрекавшаяся л ненависть к евреям была исламистски радикализирована. Антиеврейская пропаганда Насера все еще сочеталась с любовью к удовольствиям жизни. Теперь же антисемитизм смешался с ненавистью исламистов к чувственности и радости жизни, и — в продолжение начатого в Палестине за 30 лет до этого джихада — обрел популярность как религиозное сопротивление против носителей «порчи мира». Теперь было «открыто», что не только все еврейское является злом, но все «зло» является еврейским. Так, в важнейшем манифесте исламистского антисемитизма, эссе «Наша борьба с евреями», написанном участником Братьев-мусульман Сейидом Кутбом и распространяемом миллионными тиражами по всему исламскому миру с помощью Саудовской Аравии, заявляется, с намеками на Карла Маркса, Зигмунда Фрейда и Эмиля Дюркгейма, что евреи несут ответственность за всемирное падение морали и сексуальный упадок: «За доктриной атеистического материализма стоял еврей, за доктриной животной сексуальности стоял еврей, и за разрушением семьи и сокрушением священных связей в обществе также стоял еврей» (45). Теперь Палестина была объявлена ​​священной территорией ислама (Дар уль-Ислам), где евреи не смеют управлять даже одной-единственной деревней, а уничтожение Израиля — религиозным долгом. Отныне интеллектуальное опустошение распространялось беспрепятственно: евреев начали порочить, со ссылкой на стихи Корана, как «свиней» и «обезьян» и приводить как якобы научное открытие утверждение, будто у евреев существует религиозный обряд пролития крови неевреев (46). Главными жертвами этого исламистского поворота стали сами мусульмане. Под «борьбой с развратом» понимается подавление собственных чувственных потребностей, а под возвращением к «священным связям в обществе» — порабощение женщин.

Дальнейшая эскалация произошла в 1982 году, когда Хизбалла начала систематически использовать людей в качестве бомб. Ненависть к евреям теперь была сильнее, чем страх смерти. Идеология уничтожения превратилась в практику разрывания любого еврея на куски. Всякий раз, когда на горизонте появлялась возможность мирного решения, она топилась в крови суицидальных массовых убийств. Первая крупная серия терактов-самоубийств началась в Палестине в 1993-1994 годах, именно в тот момент, когда в Осло полным ходом шел мирный процесс. Они возобновились в октябре 2000 года после того, как Израиль вывел войска из Ливана и пошел на самые до сих пор далеко идущие уступки палестинской сторона в Кэмп-Дэвиде (47).

Исламский антисемитизм и Евросоюз

От Цеезена до Бейрута: международная кампания в СМИ против евреев, которая началась шестьдесят лет назад с «дальнобойной пушки в эфире» (Геббельс), ведется теперь в форме обучения ближнему бою через спутники. Чем более кровавыми становятся массовые убийства в Израиле и Палестине, тем выше число включений канала Аль-Манар и тем успешнее антисемитские мобилизации в арабо-исламском мире, что, в свою очередь, обещает дальнейший рост числа погибших в конфликте на Ближнем Востоке. Эта стратегия эскалации не служит ответом на какую-либо конкретную политику Израиля. Что бы ни сделало израильское правительство, все будет подчинено точке зрения о необходимости уничтожить израильское государство как воплощение зла.

Но «злом» является и сам «еврей». Так, в сентябре 2001 года, как лесной пожар, стала распространяться легенда о том, что после предупреждения со стороны Моссад 4000 евреев не вышли 11 сентября на работу во Всемирном торговом центре. Легенда эта была изобретена Хизбаллой и передавалась по Аль-Манар. Этот вирус ненависти в миллионных масштабах транслировался по Интернету и спутниковому телевидению во всем мире. Какой образ «евреев» здесь создается? Во-первых, заявляется, что Моссад готов пойти по тысячам трупов, лишь бы навредить арабскому делу. Во-вторых, предполагается, что каждый еврей за пределами Израиля подчиняется приказу Тель-Авива. В-третьих, собственные проекты уничтожения проецируются на жертв: евреи в Нью-Йорке якобы хладнокровно обрекли тысячи своих нееврейских коллег на смерть. Здесь последовательно соблюдалось изречение Геббельса о том, что ложь должна быть всего лишь чудовищно большой, чтобы в нее поверили. Уже ее глобальное распространение и принятие само по себе знаменует собой водораздел: буквально за одну ночь сфабрикованный миф о всемирном еврейском заговоре стал популяризоваться как важнейшая версия истолкования события мирового значения. Если сегодня «в мире существует больше антисемитов и антисемитизма, чем когда-либо прежде», как утверждает Ален Финкилькраут, то виноват в этом и Аль-Манар (48).

В Европе этот канал, чьи расходы покрываются, среди прочего, за счет рекламы немецкого шоколада «Милька», финского сыра «Смедс», австрийского напитка «Ред булл» и французских сигарет «Голуаз», Gauloises, транслируется через спутниковое вещание Eutelsat и его спутник Hotbird 4 (49). По оценке французской газеты «Либерасьон», в одной только Франции канал могут принимать 2,6 млн. семей. После 11 сентября он приобрел также растущую популярность в арабских кварталах в Германии. Во Франции трансляция 29-серийной передачи «Аль-Шатат» все-таки вызвала протесты. Премьер-министр Раффарен, просмотревший отрывки из передачи, настаивает на внесение изменений в законы о СМИ для того, чтобы в будущем помешать трансляции канала (50). В Германии о такого рода шагах не сообщается. Когда в феврале 2004 г. президент Eutelsat встретился с представителями французских наблюдательных служб, чтобы обсудить, как можно отгородиться от Аль-Манар, в Бейруте фонд Фридриха Эберта встречался с людьми с канала Аль-Манар — нет, не для того, чтобы отмежеваться от него, но чтобы «облегчить изменение через сближение», как было заявлено в пресс-релизе фонда. «Мы надеемся, что участники конференции образуют нечто вроде постоянного комитета, который будет способствовать такому диалогу между исламистами и европейцами», — заявил представитель фонда Фридриха Эберта в преддверии конференции (51).

От Цеезена до Бейрута: почему же в 2002 году антисемитские божьи воины решили обратиться со своим предложением о конференции именно к Берлину? Ответ ни для кого не является секретом. Удо Штайнбах, глава Немецкого института Востока в Гамбурге, совершенно открыто восторгался «сохраняющимся воздействием той симпатии, какую традиционно проявляли к Германии в этом регионе в целом» (52). Идеологическая основа этой симпатии была сильно укреплена Радио Цеезена и прогерманской ориентацией муфтия. Привязана ли германская внешняя политика и сегодня к этой «симпатии»?

Официальные лица МИДа уклоняются от четкого ответа на этот вопрос. Вместо этого, они говорят двойным языком. В западном мире любой германский дипломат тут же отвергнет любое сомнение в искренности разрыва ФРГ с нацистским прошлым. В арабском же мире ни один из ответственных представителей берлинской внешней политики еще не выступил с критикой распространенных там как вирус нацистских симпатий. Вместо этого они целенаправленно игнорируются, а сохранение вдохновленного нацистами антисемитизма с пониманием принимается. На этом двуличии Януса строится германская внешняя политика на Ближнем и Среднем Востоке, и небезуспешно. Как говорит тот же Удо Штайнбах, «ФРГ широко рассматривается на Ближнем Востоке как будущая великая держава», «как актор, который может составить противовес слишком доминирующей мощи США» (53). Ради такого статуса можно, очевидно, смириться и с аплодисментами в адрес брата-Гитлера.

В Бейруте с Хизбаллой и заместителем ее генсека шейхом Наимом Касимом встречались не немецкие неонацисты, но социал-демократы, то есть, явные противники фашизма (54). Но сама постановка темы нацистского антисемитизма лишила бы эту встречу всякой основы. Вместо этого решено было попробовать достичь «изменения через сближение» по таким темам, которые в равной мере характерны для традиционных немецких и арабских подходов: «Неоколониализм или «благожелательная гегемония»?», «Сопротивление и оккупация» и «Самоопределение и независимость в глобализирующемся мире».

Оправданием, которое было использовано после конференции в Бейруте, чтобы перешагнуть пропасть между субъективными «благими намерениями» и объективным оправданием террора Хизбаллы, стал Израиль. Хизбалла реагирует на проблему с Шароном: так было заявлено, в том числе и критикам конференции (55). Конечно же, политика израильского (как и любого другого) правительства может вызывать недовольство и критику. Но она отнюдь не придает правдоподобности утверждениям, будто Вашингтоном управляют из Иерусалима, а пасхальная трапеза готовится на крови убитых детей. Тот же, кто считает, что нашел в Израиле козла отпущения за исламистское насилие, не только отвлекает внимание от целей исламизма и его национал-социалистической составляющей, но своей новой моделью «во всем виноват еврей» продолжает древние традиции европейского антисемитизма.

Еврей — это мировое зло, заявляет сегодня исламистская телепрограмма, в унисон со своими предшественниками из Цеезена. Вопрос о том, намерена ли германская внешняя политика подыгрывать сохранению этой традиции или хотела бы порвать с ней, не допускает в перспективе расплывчатого ответа. Уже отсутствие ясности равносильно соучастию, пишет историк Омер Бартов. Или, говоря словами Леона Полякова, «тому, кто не осуждает антисемитизм в его примитивной и элементарной форме, причем именно потому, что она примитивна и элементарна, придется столкнуться с вопросом, не подает ли он тем самым антисемитам всего мира тайный знак одобрения» (56).

 Примечания

[1] A.Jorisch. Al-Manar: Hizbullah TV // Middle East Quarterly. 2004. Winter; L.Rausing. Frequenzen des Hasses. Wie die Hisbollah ihre Mordpropaganda nach Europa trägt // Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ). 13.03.2004.

[2] Другими организаторами этой конференции, которая проходила с 17 по 19 февраля 2004 г., помимо фонда Фридриха Эберта и Консультативного центра исследований и документации Хизбалла, были Германский институт Востока Бейрута и Центр исламских исследований Бирмингемского университета (см. пресс-релиз Фонда Фридриха Эберта от 23 февраля 2004 г.).

[3] W.Schwipps. Wortschlacht im Äther // Deutsche Welle (Hg.). Wortschlacht im Äther. Der deutsche Auslandsrundfunk im Zweiten Weltkrieg. Berlin, 1971. S.58.

[4] S.Arsenian. Wartime Propaganda in the Middle East // The Middle East Journal. 1948. October. Vol.II. No.4. P.421; R.Melka. The Axis and the Arab Middle East: 1930-1945. University of Minnesota, 1966. P.47; H.Tillmann. Deutschlands Araberpolitik im Zweiten Weltkrieg. Berlin/Ost, 1965. S.83f. По данным Арсениана и Мелка, трансляция из Цеезена по-арабски стартовала уже в начале 1938 г.

[5] N.Bethell. Das Palästina-Dreieck. Juden und Araber im Kampf um das britische Mandat 1935 bis 1948. Frankfurt/M., 1979. S.240. Согласно Бетхеллу, он был «руководителем» этой радиопрограммы. Гуревиц называет муфтия одним из директоров «Арабского бюро» в Берлине, которое под контролем геббельсовского министерства отвечало за подготовку и трансляцию арабским программ (см.: J.C. Hurewitz. The Struggle for Palestine. New York, 1951. Р.154).

[6] K.Gensicke. Der Mufti von Jerusalem, Amin el-Husseini, und die Nationalsozialisten. Frankfurt/M., 1988. S.251f.

[7] Y.Porath. The Palestinian Arab National Movement. From Riots to Rebellion. Vol.II. 1929-1939. London, 1977. Р.76.

[8] R.Balke. Die Landesgruppe der NSDAP in Palästina (Dissertation). Düsseldorf, 1997. S.214, 216; H.Tillmann. Op.cit. S.78; F.R.Nicosia. The Third Reich and the Palestine Question. Austin, 1985. P.98; I.Jordan. Araberaufstand. Erlebnisse und Dokumente aus Palästina. Wien; Leizpig, 1943. S.3, 97. Йордан приводит изображение арабской палестинской листовки со свастикой.

[9] A.Hitler. Mein Kampf. München, 1934. S.747.

[10] Н.Tillmann. Op.cit. S.66. Италия казалась недостаточно надежной для реализации антиеврейского проекта. Ее возражения против плана Пиля, по оценке германского МИДа, «основывались не столько на антисемитской враждебности, сколько на опасении, что Англия может сделать создание еврейского государства в Палестине платформой своей средиземноморской политики» (см.: R.Melka. Op.cit. P.70).

[11] R.Melka. Op.cit. P.53.

[12] J.C. Hurewitz. Op.cit. P.87; R.Balke. Op.cit. S.204; R.Melka. Op.cit. P.48; M.Cohen. Retreat from the Mandate. New York, 1978. P.58; L.Hirszowicz. The Third Reich and the Arab East. London, 1966. P.54.

[13] Информация от Герхарда Дамма из Цеезена.

[14] N.Barbour. Broadcasting to the Arab World. Arabic Transmissions from the B.B.C. and Other Non-Arab Stations // Middle East Journal. 1951. Winter. Vol.V. Р.65.

[15] K.Gensicke. Op.cit. S.171.

[16] Выступление муфтия перед имамами боснийской дивизии СС цит.по: K.Gensicke. Op.cit. S.207.

[17] См.: B.Lewis. «Treibt sie ins Meer!». Die Geschichte des Antisemitismus. Frankfurt /M., 1987. S.137ff.

[18] Речь муфтия по случаю годовщины Декларации Бальфура приведена в книге: G.Höpp, Mufti-Papiere. Briefe, Memoranden, Reden und Aufrufe Amin al-Husainis aus dem Exil, 1940-1945. Berlin, 2001. S.192ff. Цитата из Корана, 5-я сура, стих 85 (82) (http://www.sufism.ru/quaran/sura_5.html). Брошюру «Ислам и еврейство» можно найти в книге: Th.Casagrande. Die Volksdeutsche SS-Division «Prinz Eugen». Frankfurt/M., 2003. S.333.

[19] U.M.Kupferschmidt. The Supreme Muslim Council. Islam under the British Mandate for Palestine. Leiden, 1987. S.249, 252.

[20] Об Изз аль-Дине аль-Касаме см.: Y.Porath. Op.cit. P.133. В ноябре 1935 г. аль-Касам стал первой жертвой провозглашенного им культа смети: он был убит в стычке с британцами и с тех пор почитается как «мученик».

[21] D.Th.Schiller. Palästinenser zwischen Terrorismus und Diplomatie. München, 1982. S.123ff.

[22] K.Gensicke. Op.cit. S.233f. Более подробные сведения об «Арабском восстании» можно найти: D.Th.Schiller. Op.cit.; Y.Porath. Op.cit.

[23] K.Fischer-Weth. Amin al-Husseini. Großmufti von Palästina. Berlin, 1943. S.83. Как «куфия», используемая Арафатом, в качестве «палестинского платка» стала затем признаком и символом «прогрессивных» настроений, заслуживает отдельного исследования.

[24] Y.Porath. Op.cit. P.250.

[25] Y.Porath. Op.cit. P.183. После того, как британцам в июле 1937 г. Не удалось арестовать аль-Хусейни, муфтий в октябре бежал в Бейрут и вместе с несколькими сотнями верных людей, которые последовали за ним, продолжал оттуда руководить восстанием. См.: R.Melka. Op.cit. P.106; M.Cohen. Op.cit. P.59.

[26] Еще в мае 1939 г. британские инстанции сообщали, что «агенты DNB в настоящее время ведут в Палестине интенсивную кампанию пропаганды за оживление восстания в соединении с кругами Хусейни». Представители DNB заявляли, «что на продолжение восстание предоставлены огромные денежные средства и в страну доставлены пулеметы для восставших» (см.: R.Balke. Op.cit. S.205, 207).

[27] A.Rosenberg. Die Judenfrage im Weltkampf // A.Rosenberg. Tradition und Gegenwart. Reden und Aufsätze 1936-1940. Blut und Ehre. IV.Band. München, 1943. S.208.

[28] Abd Al-Fattah Muhammad El-Awaisi. The Muslim Brothers and the Palestine Question 1928 -1947. London, 1998. P.98. О связи между исламизмом 1930-х гг. и современным исламизмом см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass. Freiburg, 2002.

[29] G.Krämer. Minderheit, Millet, Nation? Die Juden in Ägypten 1914-1952. Wiesbaden, 1982. S.278. Альфред Гесс, брат будущего заместителя Гитлера, создавал ячейку НСДАП в Египте с 1926 г. (см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.26f.)

[30] G.Krämer. Op.cit. S.290ff; El-Awaisi. Op.cit. P.39, 70, 92; Y.Porath. Op.cit. P.199. Эта кампания первоначально встретила сопротивление даже в клерикальных кругах (см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.30f).

[31] G.Wirsing. Engländer, Juden, Araber // Palästina. 5.Aufl. Leipzig, 1942. S.136f. Вирзинг объездил Египет и Палестину в 1936 и 1939 гг. по заданию СС (см.: O.Köhler. Unheimliche Publizisten. München, 1995. S.290ff). Под салафизмом (ас-салаф ас-салех) понимается идеал возвращения к раннему исламу 7-го века, как его пропагандировали Хасан аль-Банна и шейх Касам.

[32] B.Lia. The Society of the Muslim Brothers in Egypt. Reading, 1988. Р.175. Эту информацию подтверждает офицер британских спецслужб Сет Арсениан: «Нацистские агенты финансировали подрывные группы, например такие как… Братья-мусульмане в Египте, чтобы те вели пропаганду против британцев в Палестине» (S.Arsenian. Op.cit. P.425).

[33] B.Lia. Op.cit. P.80, 180. Истрия двусторонних контактов в ходе Второй мировой войны выходит за рамки данного исследования. Подробнее об этом см.: J.W.Eppler. Rommel ruft Kairo. Gütersloh, 1959. S.165.

[34] О более умеренных тенденциях см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.15f., 24ff., 41ff., 54ff. То, что антисовременные настроения исламистов отнюдь не обязательно должны быть основаны на фантазиях о том, «что все наши беды от евреев», видно на примере исламистского движения в Юго-Восточной Азии, возникшего тогда же, когда и Братья-мусульмане. Главный вдохновитель этого движения Саид Абу-ль-Алла Маудуди стоял на антилиберальных и антифеминистских позициях, но теории о мировом еврейском заговоре были ему чужды (см.: M.Riexinger. Allahs Kader // taz-Magazin. 24. 01. 2004).

[35] Х.Арендт. Эйхман в Иерусалиме. Банальность зла. — http://lib.rus.ec/b/226130/read

[36] Цит.по: The Middle East Media Research Institute (MEMRI). Report no. 375. 3 May 2002. Об отрицании Холокоста как части арабского обыденного сознания см.: M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.51f, 116f.

[37] Речь по случаю годовщины Декларации Бальфура 2 ноября 1943 г. цит.по: G.Höpp. Mufti-Papiere… S.197.

[38] В 1943 г. Муфтий сумел предотвратить выполнение решений правительств Румынии, Болгарии и Венгрии, в соответствии с которыми нескольким тысячам еврейских детей разрешалось выехать в Палестину. Муфтий потребовал, чтобы их, вместо этого, «отправили туда, где они будут находиться под сильным контролем, например, в Польшу» (см.: G.Höpp. Mufti-Papiere… S.164).

[39] D.Trevor. Under the White Paper. Jerusalem, 1948. Р.206; К.Gensicke. Op.cit. P.251; M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.48f., 146f.

[40] В.Lewis. Op.cit. S. 191; S.Wiesenthal. Großmufti — der Großagent der Achse. Wien, 1947. S.2.

[41] 29 ноября 1947 г. Генеральная ассамблея ООН постановила разделить Палестину на еврейское государство (56% территории мандата с населением 500 тыс.евреев и 500 тыс.арабов) и арабское государство (43% территории с населением 750 тыс.арабов и 10 тыс.евреев), а Иерусалим передать под контроль международной администрации.

[42] El-Awaisi. Op.cit. P.195; N.Bethell. Op.cit. S.381.

[43] M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.56. После того, как аль-Хусейни был провозглашен председателем Братьев-мусульман в Палестине и заместителем аль-Банны, «The Magazin of the Year» писал: «Каждый десятый араб является последователем муфтия, и… было бы неразумным критиковать Хадж Амина публично» (см.: К.Gensicke. Op.cit. S.143). Так же счел и египетский премьер Сидки-паша, который первоначально сочувствовал плану раздела Палестины. Такой прагматический подход, который нам еегодня кажется реликтом из далекого прошлого, был зафиксирован в 1947 г. полномочным представителем Еврейского агентства в арабском мире Элияху Сассоном: Сидки-паша «неоднократно подчеркивал, что он — человек дела. Он — не проеврейский и не проарабский. Он стремится к благу Египта. Если еврейско-арабское взаимопонимание приведет к этому, пусть так и будет» (цит.по: M.Doran, Pan-Arabism before Nasser. New York, 1999. Р.99).

[44] M.Küntzel. Djihad und Judenhass… S.70f.

[45] Текст Кутбы был написан в 1950 г., но не мог получить распространение в период кровавых репрессий Насера против Братьев-мусульман, жертвой которых стал и сам Кутба, который был казнен в 1966 г. См.: R.L.Nettlerю Past Trials and Present Tribulations: A Muslim Fundamentalist Speaks on the Jews // M.Curtis (ed.). Antisemitism in the Contemporary World. London, 1986. Р.99.

[46] Такое утверждение можно обнаружить, в частности, в классической работе «Народ Израиля в Коране и Сунне», написанной наиболее авторитетным на сегодня суннитским религиозным деятелем, великим шейхом университета Аль-Азхар в Каире Мухаммедом Тантауи. Она была представлена им в качестве докторской диссертации и опубликована в 1968 — 1969 гг. См.: W.Driesch. Islam, Judentum und Israel. Hamburg, 2003. S.53, 74. Бестселлер Тантауи переиздавался в последний раз в 1997 г.

[47] J.Croitoru. Der Märtyrer als Waffe. Wien, 2003. S.165ff.

[48] Antisemitismus im Wandel. Ein Gespräch mit Alain Finkielkraut // FAZ. 12.11.2003.

[49] В отличие от своих европейских конкурентов, американские фирмы «Пепси», «Кока», «Вестерн юнион» и другие отказались от сотрудничества с Аль-Манар после кампании протеста в «Лос-Анджелес таймс». См.: A.Jorisch. Op.cit.

[50] L.Rausing. Op.cit. S.50.

[51] Ch.Henderson. Conference aims take heads out of the sand // Daily Star. 18.02.2004; M.Bickel. Reden und reden lassen // taz. 24.02.2004. В планировании и оценке этой конференции принимало участие также правительство ФРГ. Доказательством этого служит письмо, направленное первым внешнеполитическим советником федерального канцлера Шрёдера, Бердом Мютцельбургом Центру Симона Визенталя в Париже от 6 апреля 2004 г. Целью конференции, пишет он, было «выяснить способность политического ислама к диалогу». В итоге федеральное правительство пришло к заключению, что его цель «способствовать настоящему и критическому диалогу с представителями политического ислама» пока не достигнута. (Simon Wieisenthal Center press release. 14.04.2004).

[52] U.Steinbach. Der Nahe Osten in der deutschen Außenpolitik // Aus Politik und Zeitgeschichte. B 12/98. S.27.

[53] U.Steinbach. Op.cit.

[54] В число участников конференции входили депутат бундестага от СДПГ Кристоф Цёпель (в 1999 — 2002 государственный министр в МИД, затем представитель «Кружка по диалогу на Ближнем и Среднем Востоке» фракции СДПГ в бундестаге), Михаэль Людерс и Хельга Баумгартен (эксперты по Ближнему Востоку), Фолькерт Пертес (Фонд науки и политики), Андреа Гербер (Фонд Фридриха Эберта), Манфред Кропп (Германский институт Востока, Бейрут) и Фридман Бюттнер (Свободный университет Берлина).

[55] «На оккупированных Израилем территориях, — заявил, например, ведущий немецкий участник Бейрутской конференции Кристов Цёбель, — каждый день применяется сила». Поэтому Хизбалла обдумывает возможность «изменить ситуацию с помощью силы» (см.: «Die Hiszbollah ist eine Kraft unter vielen». Interview mit Christoph Zöpel // Jungle World. 25.02.2004). О связи между исламским антисемитизмом и политикой Израиля см.: Matthias Küntzel. Früchte des Wahns на сайте: www.matthiaskuentzel.de

[56] Omer Bartov в: D.Rabinovici, U.Speck, N.Sznaider (Hgs.), Neuer Antisemitismus? Eine globale Debatte. Frankfurt/M., 2004.

[57] L.Poliakov. Vom Antizionismus zum Antisemitismus. Freiburg, 1992. S.104.

Немецкий вариант статьи (Von Zeesen bis Beirut: Nationalsozialismus und Antisemitismus in der arabischen Welt) опубликован на сайте автора: http://www.matthiaskuentzel.de/contents/von-zeesen-bis-beirut

Английский вариант (Arab National Socialism and Anti-Semitism) опубликован на сайте норвежских экосоциалистов: http://new-compass.net/articles/arab-national-socialism-and-anti-semitism

Перевод: В. Граевский

Hate the messenger, but get the message

%d такие блоггеры, как: