Browse By

Ад многолюдья

Пакистан в мальтузианской ловушке Инда


Пакистан не может себе позволить находиться в состоянии вечной летаргии. В долгосрочной перспективе не имеет значения, какой религии последуют населяющие его народы, или какую форму правления они выберут. Кто бы они ни были, как бы они себя называли — их просто слишком, слишком много для земли, которую он населяют.

Никто не знает точно, сколько людей живёт в Пакистане. В 2010 численность населения страны оценивалась в 180-200 миллионов человек. Для того, чтобы переварить динамику прироста, следует привести несколько цифр. По переписи 1998 года в Пакистане жил 131 миллион человек, в 1954 — 34 миллиона, и, согласно британской переписи 1911 — лишь 19 миллионов. Официально, прирост населения — 2,2% в год — ни никто в эту заниженную цифру не верит.

С конца 50-х годов ни одно пакистанское правительство не осмелилось всерьёз говорить о планировании семьи. Это демонстрирует слабость государства, консерватизм общества и ту лёгкость, с которой религиозные партии могут играть на предрассудках масс.

Огромная часть населения Пакистана — очень молодые люди, и это — гарантия того, что демографический взрыв продолжится. Предполагается, что 42% пакистанцев — лица в возрасте до 14 лет. По оценке Всемирного Банка, к середине столетия населения Пакистана составит 335 миллионов человек.

Это безумно превосходит водные ресурсы Пакистана. Если старую индийскую экономику было принято описывать как «рулетка сезона дождей» то всю пакистанскую экономику можно назвать «рулеткой Инда».

Остатки многочисленных древних городов в долине Инда демонстрируют капризную силу природы. Обитатели большинства из них были вынуждены оставить обжитые места из-за изменений русла, которые произошли за последние 4 тысячи лет, или были попросту смыты великими наводнениями, последнее из которых случилось на наших глазах — в 2010 году.

В Пакистане в среднем за год выпадает 240 мм осадков, и он является одним из наиболее засушливых мест на Земле. Без Инда и системы каналов, идущих от него, большая часть страны, даже Пунджаб, превратились бы в полупустыню и заросшее кустарником редколесье ( которое в Пакистане гордо именуют «джунглями»). Лишь 24% территории страны обрабатывается — все остальное представляет собой пустыню, полупустыню и горы. Часть обрабатываемой земли находится в оазисах — вокруг естественных источников. Эта земля, однако, слишком долго использовалась, источники пересыхают, и адекватной замены им нет.

Страхи того, что ледники, питающие Инд, растают к 2035 году, оказались необоснованными. Это, однако, не отменяет того, что они растают — через столетие или два, и последствия для Пакистана будут не менее ужасными. Тем временем, никаких усилий для консервации и более эффективного использования воды не предпринимается.

Существует вероятность того, что катастрофические наводнения 2010 стали предвестником изменений в сезоне дождей, и уровень осадков в Пакистане будет в будущем значительно выше. Пакистан, однако, не готов и к этому «благоприятному» повороту событий. Использование дождей требует создания инфраструктуры удерживания, сохранения и распределения дождевой воды, и самые радикальные меры для предотвращения уничтожения лесов на склонах гор и посадки лесов там, где они вырублены.

В противном случае более сильные дожди приведут к повторению катастрофы 2010 — вода, не задерживаемая лесом, будет нестись на плоскогорье и в долины, сметая все на своём пути. Следует отметить, что наиболее важная часть существующей пакистанской инфраструктуры сработала в 2010. Речь идет об огромных дамбах на Инде и его притоках. Без дамб несколько крупных пакистанских городов были бы попросту смыты, и количество жертв значительно превзошло бы зарегистрированные 1900.

Эта зависимость от Инда, в качестве единственного источника воды и хребта национальной экономики является единственной реальной, но смертельной опасностью для Пакистана. Комбинация возможного изменения климата, острой нехватки воды, дурного водного менеджмента и резкого роста населения может стремительно разрушить Пакистан — как государство и как организованное общество. Человеческие существа могут жить столетиями без демократических институтов, и даже без гарантированной защиты государством. Они не могут прожить без воды больше трёх дней.

В очень пессимистическом докладе Всемирного Банка от 2004 года говорится:

«Факты абсолютны. Пакистан уже сейчас одна из наиболее страдающих от водного кризиса стран. Эта ситуация стремительно деградирует в прямой недостаток воды из-за взрывного прироста населения. Какого-либо решения, которое позволит Пакистану мобилизовать значительно больше водных ресурсов, чем сейчас, на настоящий момент не существует. Из-за отсутствия водных ресурсов использование воды Инда в сельскохозяйственных целях должно быть резко и немедленно сокращено. Зависимость пакистанской экономики от одной реки превращает её в крайне рискованное предприятие. Подземные запасы использовались на протяжении многих лет, и их качество снизилось. Доказательств того, что правительство Пакистана или доноры (включая Всемирный Банк) пытаются дать ответ на это великий вызов не существует. И здесь всякая задержка может стать фатальной. Чем дольше будут планировать подобные акции, тем глубже под землю уйдёт вода».

В 2009 году специалисты Центра Вудро Вильсона пришли к заключению, что к 2025 году из-за роста населения годовое потребление воды в Пакистане достигнет уровня 338 миллиардов кубометров. В то же время, наличный водный ресурс останется на нынешнем уровне — около 226 миллиардов кубометров. Образовавшийся дефицит — 100 миллиардов кубометров — две трети нынешнего потока Инда.

Все это — без учёта возможного изменения природных и климатических условий. Сценарий будущего Пакистана по-настоящему страшен: задолго до того, как уровень потребления воды дойдёт до указанных объёмов (а это значит — в самом недалёком будущем) конкуренция между различными провинциями Пакистана за доступ к водам Инда достигнет такой остроты, которая не позволит Пакистану существовать в качестве единого государства.

И к этому следует добавить, что атомное оружие, которым Пакистан располагает сейчас, никуда не денется и через сто лет, также никуда не денется огромная пакистанская диаспора и насаждаемый ею исламский радикализм. Все, что произойдёт в Пакистане, будет непосредственно воздействовать на всю Южную Азию — а это регион, в котором сейчас проживает одна пятая населения планеты. Те индусы, которые радуются будущему неизбежному крушению заклятого врага, должны осознать, что вместе с Пакистаном рухнет и Индия. Предотвратить этот кошмарный сценарий возможно — но только совместными усилиями правительства Пакистана и международных доноров. Пакистан должен начать хотя бы с элементарных мер по экономии воды — опыт его соседей, той же Индии и Китая, демонстрируют, что это может привести хотя бы к ограниченному успеху.

Пакистан преподносит человечеству наглядный урок. Урок того, к чему идут некоторые наиболее перенаселённые страны мира. Население Пакистана за 100 лет увеличилось на 160-180 миллионов человек. Демографический взрыв, обеспеченный минимальными средствами современной медицины и снижением детской смертности, не сопровождался выраженной промышленной революцией Индустрии Пакистана сравнительно недалеко ушли от того состояния, в котором они пребывали в колониальную и доколониальную эпохи. Результат — типичная мальтузианская ловушка, которая может добить и страну, и всю Южную Азию вместе с ней. Следует отметить, что Пакистан — лишь наиболее экстремальный пример того, что происходит в ряде мусульманских государств, где элиты не утруждают себя «скучными» задачами планирования рождаемости (и развития национальной индустрии) . К пакистанской категории, в большей или меньшей степени, относятся два важнейших государства арабского мира — Египет и Сирия. Аль-Джазира (ВВС, Франс Пресс) могут продолжать бубнить об «арабской весне», «демонстрациях оппозиции», «диссидентах», «революции» — и не приблизиться ни на йоту к пониманию происходящего. Корень проблемы в том, что традиционная экономическая система не выдержала, в буквальном смысле, демографического взрыва. Независимо от того, в какой оболочке подаётся конфликт в каждой конкретной стране, суть его одна — общество не смогло пережить перехода в индустриальную эпоху.

Via blockstonebite

Ссылки по теме:

Мальчишечье мясо для пасти джихада

Тегеранская интермедия

Блеск и нищета экспертизы

Стан избранных

%d такие блоггеры, как: