Browse By

Немцы — «фундаменталисты наличности»

Кредитные карты, мобильный банкинг и пр. практически вытеснили наличные расчёты. И только немцы по-прежнему любят банкноты и монеты.

Ян Гульднер

Такая сценка знакома каждому, кто посещает супермаркет: очередь бесконечна, время на исходе, а стоящий у кассы покупатель выдёргивает кошелёк, и… начинает копаться в его отделениях, с выбешивающей тщательностью перебирая кучу накопившихся медяков. Каждая монетка переворачивается по два раза, всё ревностно и скрупулёзно высчитывается и пересчитывается. Наконец, покупатель вытаскивает… нет, не кредитку — банкноту. Ведь у немцев с наличными — особые отношения. Чем иначе можно объяснить ту гордость, с которой очередной закупившийся объявляет на весь магазин: «Погодите-ка, у меня, кажется, есть без сдачи!»

Но любители наличности под угрозой. Объединение представителей интересов платёжных систем и политиков собирается лишить граждан их излюбленного способа оплаты. Кредитки, оплата через СМС и прочие ЭПС (электронные платёжные средства) отменят банкноты и монеты. Электронные платежи проще, быстрее, безопаснее, настаивают адепты прекрасного нового мира — но так ли это на самом деле? Вроде бы на первый взгляд их аргументы выглядят убедительно. Однако, если заглянуть поглубже, всё не так уж однозначно. К тому же немцы относятся к наличным деньгам иррационально. А сердцу не прикажешь!

Спорные моменты использования данных платёжными системами

Аргументы противников наличных кажутся очевидными. Наличные дороги, говорит Еврокомиссия. С помощью европейских правил осуществления платежей ЕК стремится отдавать предпочтение безналичным расчётам, провозглашая «борьбу» с наличными. Некоторые экономисты, такие, как брюссельский профессор Лео ван Хове, даже говорит о «войне против наличных». Прочие критики «настоящих денег» настаивают на том, что наличные служат криминалитету. Эта точка зрения особенно популярна в Швеции. В ближайшем будущем там собираются вообще перестать использовать наличные в магазинах, чтобы предотвратить ограбления. Общество без наличных — это общество с низким уровнем преступности, полагают многие.

Немцы любят наличные

До шведского сценария Германии пока далеко. Мы ведь любим наши денежки. Среднестатистический немец носит в кошельке, по подсчётам Федерального банка, 118 евро, из них 6,70 монетками. Около 100 г металла, неопрятно оттопыривающего задние карманы брюк у мужчин, а женские сумочки и без медяков тяжелее, чем следует. Исследование Федерального банка свидетельствует: в 2008 г. 82% транзакций в Германии осуществлялось наличными. Особенно сильны позиции наличных в мелких расчётах — тут они заметно опережают кредитки.

Безналичная реальность в обозримом будущем невозможна, говорит Малте Крюгер из Paysys Consultancy. Он консультирует предприятия, занимающиеся карточными системами оплаты, которые являются самыми последовательными борцами с наличными. И предпочтения немцев далеко не так иррациональны, как представляется на первый взгляд. Оборот наличных денег, возможно, не настолько проблематичен в свете длительности очередей и развития поддержки инфраструктуры для такого оборота — автоматы, кассы, инкассация и т.д. Многие настаивают, что оплата карточками намного дешевле, но это неправда, говорит Крюгер. Еврокомиссия оценивает каждую покупку за наличные суммой от 30 до 55 евроцентов, а Крюгер называет гораздо меньшую цену — до 14.

А как же быть с опасением, будто существование наличных — раздолье для преступности? В основе этого лежит простая логика: если в кассе пусто, грабёж невозможен. Крюгер возражает: «Можно утверждать, что проблема в наличных, а можно сказать, что в стране проблемы с обеспечением безопасности. Платежи по кредиткам не избавят нас от криминала». Таким образом, позиции приверженцев наличных довольно прочны.

Но дело не только в том, чтобы держать в руках монеты и купюры. Есть определённые культурные особенности у каждого народа. Речь также о данных, о контроле, о приватности. Ведь в безналичном мире любая транзакция может быть отслежена, поскольку автоматически сохраняется в памяти компьютеров. Сюда же немедленно вставляют «свои пять копеек» приверженцы неприкосновенности личных сведений, у которых включается на полную катушку оруэлловская фантазия, — вспомните, например, скандал с Google Street View. Пусть шведы относятся ко всему этому спокойно. У них даже налоговые декларации находятся в открытом доступе. Раскрытие платежей — всего лишь логически вытекающее из этого следствие.

Против страхов перед тотальным контролем позволяющие остаться анонимным наличные — лучшее средство. «У вас появляется пространство для манёвра, исключённое из системы контроля», — говорит специалист по экономической психологии Инго Херлен. «Никто не спросит, откуда у вас деньги». С другой стороны, некоторым необходимы наличные, чтобы избежать страха потери контроля над расходами. Тот, кто расплачивается кредиткой, всего лишь проводит кусочек пластика сквозь считывающее устройство. Связь с процессом оплаты теряется — вместе с контролем за своими деньгами. Эта «цепочка дематериализации», как называет её Херлен, тянется всё дальше и дальше.

Все эти страхи — основа царства наличных в сегодняшней Германии. Диагноз Херлена однозначен: «Наличностный фундаментализм», в соответствии с немецкой поговоркой — «только нал есть реал!». Полностью отказаться от наличных денег не только сейчас, он и в будущем, не получится, полагает Херлен. «Наличные будут и дальше существовать — каждому необходимо неприкосновенное личное пространство и чувство свободы». Поэтому и впредь будут разыгрываться у касс немецких супермаркетов маленькие ежедневные трагикомедии. Как и прежде, будут трястись кошельки, а набор бумажек и медяшек — стратегически высчитываться для того, чтобы получить на сдачу круглую сумму. И триумфальное «У меня есть без сдачи!» будет слышаться по-прежнему часто, — здесь в стране фундаменталистов наличности».

%d такие блоггеры, как: