Browse By

Чем отличается Тило Саррацин от Герта Вильдерса?

Я продолжаю переводить некоторые статьи из шпрингеровской «Die Welt», кажущиеся мне интересными, — ещё и потому, что «Die Welt» разговаривает со своими читателями ясным языком, в отличие от каких-нибудь «Financial Times» или «Frankfurter Allgemeine», где не услышать ни словечка в простоте и где за глубокомысленными пассажами скрывается звенящая пустота и беспомощность. Ещё бы, — финансово-олигархический капитализм, рупорами которого всегда были и остаются эти филистеры, трещит по всем швам, и нынче им очень неуютно, хотя их заказчики и хозяева всё ещё очень, очень сильны…

Беседа с историком Арендом Яном Бёкестэйном об интеграции, критике ислама и правоцентристском правительстве Нидерландов

Аренд Ян Бёкестэйн (р. В 1959 г.) — один из самых известных голландских публицистов. Как исследователь, он посвятил себя изучению истории европейского единства, и преподаёт в Утрехтском университете. В 2006 — 2009 гг. был членом голландского парламента от праволиберальной партии VVD. В своей последней книге «Цена невежества» он критикует существующую практику «интеграстии».

«Die Welt»: Даже в Голландии говорят о Саррацине. Как встречают у вас его книгу?

Бёкестэйн: Голландские СМИ много пишут о «деле Саррацина». Упор при этом делается на его рассуждениях о генетике, однако об основном тезисе его книги говорится мало либо не говорится вовсе: о том, что в Германии существуют серьёзнейшие интеграционные проблемы. Я нахожу такое поведение СМИ прискорбным. В нашей стране лишь единицы попытались глубже проанализировать написанное Саррацином.

«Die Welt»: А как Вы оцениваете его книгу?

Бёкестийн: Я купил книгу, прочёл и нахожу её важной. Саррацин — глубокий мыслитель, он прекрасно ориентируется в экономике, социологии, философии и статистике. Книга читается легко, хотя, разумеется, от читателя и требуется определённая интеллектуальная подготовка. Мне особенно понравилось то, что Саррацин абсолютно неполиткорректно, но весьма обоснованно и доказательно говорит о проблемах интеграции иммигрантов в Германии. Мало того — он предлагает варианты решения. Ясно одно — социализм мало способствует интеграции.

«Die Welt»: Что Вы можете сказать по поводу дискуссии в Германии, связанной с этой книгой?

Б.: Как и ожидалось, Саррацина яростно критикуют. Генрих Гейне как-то пошутил однажды, что в Голландии всё происходит на полвека позже. Однако, что касается интеграционных дебатов, тут мы впереди. Мне совершенно непонятно, почему г-жа Меркель так приветствует и хвалит датского карикатуриста Курта Вестергаарда (автора нескольких карикатур на «пророка», за которые он подвергается нападкам мусульман. — В. Д.), но отдаёт Саррацина на растерзание. Тот, кто хочет усовершенствовать интеграционную политику, от проделанного Саррацином фундаментального анализа проблемы может только выиграть.

«Die Welt»: Обращают ли в Голландии внимание на политическую ситуацию в Германии вообще?

Б.: Боюсь, этому всё ещё уделяется слишком мало внимания. Роль Германии в международной политике всё время становится всё более важной, в то время как значение США уменьшается. Германии удаётся удерживать под контролем рост зарплат [наиболее высокооплачиваемых управленцев. — В. Д.] и тем самым устанавливать стандарты для Европы в целом. Я особо отмечаю критическую позицию г-жи Меркель в отношении т. н. «помощи развивающимся странам», обозначенную ею на последнем саммите ООН, посвящённом этой проблеме. Я благодарен также нидерландским журналистам, которые глубоко проанализировали эту позицию.

«Die Welt»: Как относятся голландцы к будущему правительству на основе коалиции между право-либеральными силами под руководством Герта Вильдерса и христианскими демократами?

Б.: Существует две основных точки зрения. Консервативная: Вильдерса удастся сдерживать, работая вместе с ним. В соответствии с поговоркой «Лучше известное зло, чем неведомое благо» (дословно «лучше бандит рядом, чем в кустах»). Т.н. «прогрессивные» в принципе отказываются сотрудничать с Вильдерсом, поскольку боятся, что он станет «рукопожатным». Я принадлежу к первым. Нужно понимать: популисты придерживаются иных, нежели устоявшиеся партии, правил.

«Die Welt»: Думаете, подобная «конструкция» работоспособна?

Б.: Единственный способ ограничить Вильдерса — это сотрудничать с ним. И это уже работает. Речь Вильдерса на «Граунд Зеро» была удивительно мягкой. Я надеюсь, он выдержит эту тональность и во время своего субботнего выступления в Берлине. Было бы ещё лучше сделать его членом правительства, но на это христианские демократы не отважились. Политика его им не нравится. Одно мне совершенно ясно: когда «датская модель коалиции» в Голландии окончательно провалится, партия Вильдерса станет крупнейшей партией в стране. Хотя бы поэтому стоит попробовать вариант сотрудничества с ним.

«Die Welt»: Что вообще вы можете сказать по поводу коалиции? Что особенно важно?

Б.: Я довольно оптимистично настроен в отношении имеющихся договорённостей. Жаль, что не удалось смягчить условия «неустойки». Мне кажется очень важным решение, позволяющее в дальнейшем лишать вида на жительство тех преступников-иностранцев, которые являются рецидивистами. Можно также назвать историческим решение наполовину сократить поток иммигрантов.

«Die Welt»: Вы пишете, что правые либералы и христианские демократы попытаются спасти голландское правовое государство. Каким образом?

В отличие от Саррацина, Вильдерс практикует взгляды, несовместимые с принципами свободы совести и свободы слова. Я отношу себя к либеральному лагерю, для меня принципы свободы священны. Сотрудничество с Вильдерсом приведёт к тому, что его позиция смягчится, и это пойдёт всем участникам процесса исключительно на пользу. Нападать на Вильдерса лишь потому, что он критикует ислам, ни в коем случае нельзя. Каждый, кто прочёл коран, согласится, что высказываемые в нём точки зрения на место в обществе женщин, неверующих или верующих иных религий — мягко говоря, спорны. Это правда, и она имеет полное право быть озвученной. Ислам действительно очень близок к идеологии, и тут я согласен с Вильдерсом. Но в то же самое время это всё-таки религия. Точно так же можно придраться и к христианству. Конечно, в Библии содержатся высказывания, вполне подходящие защитнику отделения церкви от государства. Это крайне важно, поскольку ничего подобного в исламе нет. Однако, когда Вильдерс требует запретить коран или настаивает на том, что мусульманская вера суть не религия, а идеология, он тем самым выводит мусульман за рамки свободы совести. Это противоречит нашей конституции и вообще контрпродуктивно.

«Die Welt»: Христианские демократы в Голландии не пользуются особой популярностью — согласно опросам, их поддерживают ок. 10%. Неужели они действительно так деморализованы сотрудничеством с Вильдерсом, или это просто ошибки партийной политики?

Б.: Внутри христианско-демократического лагеря идёт серьёзная борьба за власть. Практически все «партийные динозавры» высказались против сотрудничества с Вильдерсом. При этом интересно отметить: их решение главным образом обусловлено их же позицией в отношении интеграционной политики, точнее говоря, ошибками, сделанными давно и со временем лишь укоренившимися. Крометого, для христианской партии критика религии всегда была и будет весьма непростым делом, поскольку существует небезосновательное опасение самим угодить под огонь антирелигиозных аргументов. Нельзя забывать, что некоторым конфессиям в голландских школах отдаётся определённое предпочтение. Глава парламентской фракции, министр иностранных дел Максим Верхаген обладает достаточным мастерством для того, чтобы, несмотря на очевидные слабости христианских демократов, многого добиваться на переговорах. Ему удалось в конце концов сплотить вокруг себя всю партию. Если это единство нарушится, остаётся возможность вступить в коалицию с левыми. Но это будет нарушением предвыборных обещаний, и таким образом Вильдерс получит ещё больше голосов.

«Die Welt»: Десятилетие назад началась революция — Пим Фортейн против «старых» партий и усиливающегося влияния ислама. Она продолжается?

Б.: пресловутая «датская коалиционная модель» была для Голландии серьёзно отредактирована — не в последнюю очередь благодаря Фортейну и его последователям. Им потребовалось 10 лет, чтобы из революционеров превратиться в политиков. В этом смысле я полагаю, что демократия в Голландии работает неплохо.

«Die Welt»: Какой будет Голландия через 10 лет?

Б.: Я надеюсь видеть Голландию страной, где мусульмане чувствуют себя как дома и являются полноправными гражданами, но в которой установлены чёткие границы, исключающие возможность ползучей исламизации. Раздельные бассейны, отказ от рукопожатий, халяльные аптеки, шариатские суды — всё это отнюдь не способствует эмансипации, в особенности — эмансипации мусульманок. Задача в том, чтобы вести политику, при которой значительная часть мирно настроенных не будет нас чураться. Их сотрудничество необходимо для того, чтобы ограничить активность радикалов и экстремистов.

«Die Welt»: Теперь даже в шведском парламенте появилась антиисламская партия — впрочем, как и во многих других европейских странах. Будет ли усиливаться эта тенденция, или «старые» партии абсорбируют её?

Б.: Мне кажется, будут одновременно существовать оба варианта. Сегодня видно, что даже «старые» партии становятся всё более критичны в отношении ислама. Без сомнения, Вильдерс представляет себя лидером общеевропейского антиисламского движения. Однако если он при этом не научиться сдерживаться, значит, нынешняя коалиционная политика будет признана неудачной.

%d такие блоггеры, как: