Browse By

Критерий порядочности и здравомыслия

Via (отсюда)

Забавное видео. Universefreedom из Швейцарии описывает свои впечатления от общения с мусульманскими патриархальными дегенератами:

Universefreedom, как я понимаю, давно мечтает пристойно и содержательно подискутировать со сторонниками исламской тоталитарной идеологии, но, видимо, карма такая — не дано. Наверное, какие-нибудь эзотерические догматы не позволяют нашим мусульманским друзьям пользоваться логически выстроенными аргументами: вместо них постоянно раздается заведомое вранье (кстати, санкционированное шариатом — "такийя"), софистическая подмена понятий, а чаще всего — просто грубая ругань и оскорбления. Или, когда их совсем припирают к стенке, прямые угрозы:

Everyone can find out where you live: You are Dominican and your IP is *** and you live in ***, perhaps near ***. I would be careful if I were you.

(из комментов к этому видео http://www.youtube.com/watch?v=lVXex8O3c-M Они прекрасны, там весь набор реакций, присущих пубертатному исламскому сознанию).

Сказывается и, не будем скрывать, разный уровень развития культур и цивилизаций. Например, Universefreedom пыталась обсудить с означенными дегенератами актуальную тему битья жен, как известно, поощряемого Кораном. Надо отдать должное мусульманам: в отличие от бывших левых, позорно деградировавших до клерикального фашизма (подробнее: http://lj.rossia.org/users/tiphareth/1417821.html ), они не стали нести бред об отсутствующих "аллегорических толкованиях", с которыми мусульмане-сунниты покончили не далее как 11 веков назад.

Патриархальные дегенераты так и заявили: как вид, женщина представляет собой естественный объект для битья, только делать это надо по правилам, и вообще, все проблемы западного общества — результат недостаточной забитости жён. И стали в подробностях описывать правила гуманного их битья. Похоже, понимание того, что психически здоровому европейцу эти правила покажутся еще большей дикостью, чем соответствующий стих Корана, среднему рабу аллаха недоступно и требует от него непосильной мыслительной работы.

Кстати, эти самые "правила" для человека западной цивилизации выглядят омерзительнее всего. Понятно, например, что раджм — побиение камнями — придумали не мусульмане (правда, только исламонацистские режимы применяют его в 21 веке, да еще за "прелюбодеяние"), но когда читаешь такие вот строки, хочется повторить вслед за Пэтом Конделлом: "только одна религия заставляет меня стыдиться своей принадлежности к роду человеческому":

"Полагается, чтобы первыми бросали камни свидетели, затем имам, а затем уже остальные люди. Во время казни мужчину не зарывают в землю, тогда как женщину зарывают в землю до пупка. Так, Йахйа б. ’Али подверг побиванию камнями женщину, причем она была зарыта в землю до пупка". Абу Йусуф, "Китаб ал-Харадж", 194

"При казни женщины требовалось следить, чтобы она была хорошо закрыта покрывалом(то бишь паранджой) и не могла раскрыться, умирая. Ст. ‘Раджм’ из академического справочника ‘Ислам. Энциклопедический словарь’".

М-да, и после этого находятся люди, в трезвом состоянии употребляющие такой архидебильный термин, как "исламофобия". Фобия по определению есть "иррациональный страх". Антиисламизм в своей критике исламской тоталитарной идеологии выдвигает вполне рациональные аргументы, основанные на знакомстве с исламскими текстами, их пониманием современными мусульманами, и тем, как догматические положения, которые эти тексты содержат, претворяются в действительность. Поэтому обвинение в "исламофобии" сродни обвинению в том, что некто участвует в "жидомасонском заговоре" — интеллектуальное содержание примерно то же.

Посему не знаешь даже, как отнестись к скандалу, разразившемуся вокруг германского банкира Тило Саррацина. Конечно, утверждение, что существуют некие "еврейские гены", которые-де "отличают их от других народов", глубоко невежественно. Впрочем, странно требовать от банкира детального знакомства с основами антропологии и генетики. В самих рассуждениях о том, что люди, принадлежащие к этнорелигиозной общности "евреи", являются носителями общих генов, нет ни капли расизма. Другое дело, что носителями этих генов могут быть не только люди с еврейским этнорелигиозным самосознанием, и, таким образом, утверждение, что гены эти кого-то от кого-то "отличают", несостоятельно.

Иногда даже думается, что, может, было бы и лучше, если бы сознание человека зависело от того, какие гены достались ему от предков. Если бы существовала такая закономерность, мы жили бы совсем в другом мире, и, возможно, все проблемы, связанные с ближневосточным конфликтом, давно были бы решены. Мне встречались разные оценки численности "генетических евреев" на Ближнем Востоке: говорят, то ли миллион, то полмиллиона евреев — коренных жителей Сирии, Ливана и окрестностей, оказавшись под исламским владычеством, были вынуждены отказаться от веры предков и принять религию арабо-мусульманских завоевателей. Как легко заметить, на политическом уровне факт наличия у многих жителей означенных местностей "еврейских генов" не сказывается никак.

Вообще, еврейство — категория не генетическая, а социально-религиозная, и в этом смысле, как ни странно, ближе к истине министр внутренних дел Израиля и лидер религиозной партии ШАС Эли Йишай: "Все просто. Если человек обратился в иудаизм через ортодоксальную общину, у него еврейский ген. А если через какую-то другую — еврейских генов у него нет".

Также экзотичны высказывания Саррацина насчет "наследственной обусловленности" низкого образовательного уровня турецких иммигрантов. Во-первых, нет никакой "турецкой" или "арабской" генетической общности. Турки и "арабы" — потомки многих народов, насильственно или по доброй воле ассимилированных мусульманскими колонизаторами. Во-вторых, если у турецких иммигрантов и наблюдаются некоторые проблемы с получением образования, то они, скорее всего, связаны с особенностями трудовой миграции из Турции в ФРГ. Понятное дело, пахать на заводах ехали не профессора и доценты: у многих турецких гастарбайтеров и среднего-то образования не было. В турецких семьях, в отличие от немецких, образование не воспринимается как ценность, последствия чего немцы и наблюдают.

Впрочем, расистом Саррацина не назовешь. Что это за расист такой, который в качестве примера успешной интеграции приводит иммигрантов из Вьетнама, Китая и Индии и как бы намекает, что если заменить ими турок и арабов, всем стало бы лучше.

Но все эти экзотические высказывания Саррацина отступают на второй план, когда раздается обвинение в "исламофобии".

Сказывается выработавшийся за последние годы рефлекс: если какого-то деятеля называют "исламофобом", есть большая вероятность, что он убежденный антиисламист. А в наше время антиисламизм — примерно то же, что антифашизм в середине 1930-х, то есть "ментальный ген", действительно отличающий приличного человека "от других". Посему априори начинаешь уважать всякого, кому предъявляется это вздорное обвинение, и проникаешься к нему глубокой симпатией и чувством солидарности.

%d такие блоггеры, как: