Browse By

Кавказская пленница

Старый-старый пост  . Не могу пройти мимо

Ну что ж, назвался груздем, полезай в кузов. Это я к чему? Если вы читали мою дискуссию с анонимом (анонимами?) на предыдущем посте, вы поняли уже, что придется мне теперь отстаивать свою позицию, и поэтому — оп! — я достаю из рукава свои козыри. Первый. Статья Марии Розановой, жены диссидента Синявского, опубликованная в "Независимой" 11.05.2001. О том, как из Чечни стали делать мусульманский плацдарм. Кто? И кому это нужно? Вот-вот. Читайте. Не забудем, конечно, что Мария Васильевная знатная антисоветчица, и тоже подстрекала к "разрыву" с Чечней:) но это уже судьба 🙂

Кавказская пленница

Таковой, увязнув в Чечне, постепенно становится Россия

ОБРЫВКИ воспоминаний: первые послевоенные годы. Мой отчим — тогда капитан политуправления погранвойск — частенько ездит в командировки куда-то на юг, а мать почему-то волнуется. Почему? Война же кончилась? А однажды она открывает свежую газету, и я слышу такие слова: "Странно, — говорит моя мать, — с чего это вдруг уже третий день в "Правде" пишут о дружбе народов? Не иначе как где-нибудь на Кавказе опять схватились за кинжалы?"

Все знают — очень плохой товарищ Сталин выселил целые народы, ни в чем не повинные народы с чадами и домочадцами, с малыми детьми и глубокими стариками, переселил их в голодные степи, и сколько их погибло от голода и холода?

Но вот вопрос — почему одни народы выселили, а другие народы остались на своей земле? Кого ни спрашивала — ответа никто толком не знал. Говорили: о кавказских страстях и обидах товарища Сталина ("А при чем здесь крымские татары?" — не унималась я), о сотрудничестве с немцами, но разве мало украинцев сотрудничало с немцами? Украина слишком большая для такой акции? А Эстония? Коллаборационистов судили, казнили, отправляли в лагеря и ссылки, но не всем же народом! Здесь не сходились концы с концами и что-то было не так.

Вопрос становился почти наваждением, как когда-то в детстве, когда мне около пяти, я уже давно, хорошо и все подряд читаю — книги, вывески, газеты? И вот передо мной большие двери, а слева и справа — витрины, на которых золотом написано: на одной "аптЕка", а на другой "оптИка". И я ничего не понимаю: это ведь одно и то же слово, а пишется почему-то по-разному?

Ответ пришел совершенно неожиданно из недр одной из моих профессий. Дело в том, что много лет я печатала свой журнал "Синтаксис" в собственной типографии, которая, кроме синтаксических изделий, еще брала заказы на печать у разных лиц и организаций. И вот однажды звонит мне новый клиент и просит приехать к нему, чтобы обсудить большой типографский проект. Я, говорит, старый, мне, говорит, самому приехать трудно. Приезжаю. И попадаю в чудесный дом отставного профессора Беннигсена, специалиста по мусульманским странам, сына известного путешественника и этнографа (см. "Легенды и сказки Центральной Азии, собранные графом А.П. Беннигсеном", СПб, 1912), который предлагает мне принять заказ от Society for Central Asian Studies (Оксфорд) на переиздание серии книг о мусульманах в России и просит сделать смету на первую книжку. Но как только я делаю предварительные подсчеты, происходит нечто невероятное: клиент вместо того, чтобы скривиться и хотя бы намекнуть на то, что "дороговато", как поступают обычно заказчики, вдруг говорит: "Марь Васильна, а не мало ли вы берете? Ваша работа должна стоить гораздо больше!" Я удивилась, но отказываться не стала, а когда книга была кончена печатью, за ней приехал из Оксфорда сам руководитель азиатского Society — роскошный американец Э.Уимбуш, в прошлом студент Беннигсена в университете города Чикаго.

Потом я напечатала вторую книгу, третью, а на четвертой американец спросил, не предпочла бы я получать деньги за работу не банковским чеком, а наличными. На этой фразе все стало на свои места — я достаточно хорошо знала, что "черным налом" на Западе платят только спецслужбы. Всего из моей типографии вышло двадцать книг: "Туркестан — колония", "Казахи о русских до 1917 года", "Восстание казахов и киргизов в 1916 году", "Три имама" и еще шестнадцать. Они никогда не поступали в книжные магазины. В университетских библиотеках Европы и Америки их тоже нет. Все тиражи шли в наши республики, а прекрасный американец пошел на повышение: стал директором Радиостанции "Свобода"?

А когда мы подружились с Беннигсеном, который был научным руководителем серии, он мне поведал, что в основе этого издательского проекта лежала его докладная записка в ЦРУ, где он доказывал (и убедил!), что справиться с советской властью и российским коммунизмом можно только мусульманскими руками и как поэтому важно напоминать мусульманским народам про наши русские порабощения, и как они с нами, русскими, всегда сражались за свою юго-восточную свободу. И вообще — вы прочтите книгу Юджина Лайонса "Наши тайные союзники — народы России" (русский перевод — Мюнхен, 1952) — уговаривал меня Беннигсен, — а еще почитайте Николаевского — много чего узнаете про "дружбу народов".

Независимая Газета
, 11.05.2001 г.

%d такие блоггеры, как: