Browse By

Вся правда

На тему меня навёл Феликс  , за что ему большое человеческое спасибо. Хотя тема — нечеловечески сложная.

То, что под катом, рекомендую открывать только в том случае, если вы способны рассуждать хладнокровно, не впадая в гуманистическую истерику. Комментарии, не относящиеся непосредственно к проблеме, будут безжалостно стираться, а их автор после второго предупреждения получает банхаммером по голове.

Итак, дано: в Египте и на его границах скопилось на сегодняшний момент от 1 до 5 (по разным оценкам) миллионов беженцев из добрых двух дюжин африканских государств. Ежедневно на территорию Израиля просачиваются от нескольких десятков до нескольких сотен нелегалов. Их число достигает сегодня в 300 000 человек. Для 7-миллионного Израиля это астрономическая, апокалиптическая цифра. Толпы африканцев — суданцев, эритрейцев, «гостей» из Кот д‘Ивуара, Буркина Фасо, Нигерии, Ганы — наводняют Большой Тель-Авив и Эйлат. Никто не знает, что с ними делать. Армия, пограничная полиция, муниципалитеты и социальные службы играют в «бюрократический футбол», а предоставленные сами себе несчастные, многие из которых больны — туберкулёз, СПИД, жуткие африканские паразитарные заболевания, кожные и внутренние, а также всё остальное, вплоть до оспы и чумы — крадут, грабят и то и дело попадаются на попытках изнасилования. Даже если только 10% заголовков соответствуют истине — а, скорее всего, в статистику, как обычно, половина случившегося просто не попадает — ситуация очень серьёзна. За подробностями ступайте сюда.

Около 3 недель у меня ушло на то, чтобы организовать встречу с кем-нибудь, способным прокомментировать эти сведения. И такая встреча состоялась. Я готовился к беседе по-немецки или по-английски, но она проходила по-русски. Источник — бывший сотрудник одной из американских спецслужб, перешедший на работу в коммерческие структуры и осевший в Германии. (Впрочем, «бывший сотрудник спецслужб» — это оксюморон, но речь, собственно не о том.) Разговор проходил в неформальной обстановке, под японскую кухню (которую, как выяснилось он, как и я, обожает) и, разумеется, не под запись. Дальше — краткий конспект.

— Твоим коллегам вообще что-нибудь известно об этом?
— Да, они, разумеется, в курсе ситуации. Она сложнее, чем в Марокко, где налажено хоть какое-то взаимодействие местных и европейских структур по проблемам беженцев и нет границы с Суданом. И, конечно, в Марокко речь идёт не о миллионах, а о десятках тысяч. Кстати, единственный механизм сдерживания: они верят, что получат визу в Европу, ведь некоторые получают. Эти некоторые получают визы, чтобы хоть как-то унять поток нелегалов, иначе их топить придётся.
— То есть мы имеем дело с гуманитарной катастрофой.
— Ну да. Я только прошу тебя не употреблять таких оборотов. Они не могут помочь в решении проблемы.
— Хорошо, но проблема существует.
— Разумеется. Только учти: ни ты, ни я эту проблему не создавали и решить её не можем. Нет механизмов и нет полномочий.
— Но у кого-то они есть?
— Полномочия есть — нет механизмов. Ты информированный парень и понимаешь, что сейчас рвутся бомбы, заложенные при демонтаже колониальной системы. И это только верхушка айсберга.
— Т.е. бомбы были заложены?!
— Не цепляйся к словам. Демонтаж проходил в дикой спешке и осуществлялся политиками левого лагеря. Эти люди вообще не знают, что такое ответственность и системный подход. В результате их судорог образовалось полсотни «государств», чей смысл существования — зарегистрироваться в ООН  для громких заявлений о «колониальной трагедии нашего народа» и выдуривания под сурдинку кредитов для распиливания. Ты знаешь, как мы их называем — «failed states», «провалившиеся государства». Это страны-призраки, там даже коррупция на коррупцию не похожа: у тебя берут деньги, но ничего не делают, не решают твои вопросы. Ты приходишь, интересуешься процессом, тебе говорят, как всё сложно и требуют ещё денег. И так до бесконечности. Ты белый дурень, дойная корова. Серьёзные люди это давно поняли и работают с ними только пошагово. Там никакой стратегии реализовать вообще невозможно. Может быть, получится у китайцев — они суровые ребята, если африканцы не начнут отрабатывать полученные деньги, китайцы начнут их резать. Собственно, кое-где уже так и происходит. Китайская колонизация отличается от нашей — африканцам не будет ни школ, ни больниц, ни торговли. Но это пока дело довольно отдалённого будущего.
— Извини, я тебя перебью — я всё-таки хочу продолжить тему беженцев. С ними надо что-то делать.
— С ними ничего нельзя сделать, только помножить на ноль. Они не приспособлены к систематическому производительному и эффективному труду, не готовы к нему. Посмотри — ребёнка в нашем обществе начинают приучать к трудовой дисциплине индустриальной цивилизации с пяти лет, иногда и раньше. К тому же у него перед глазами родители. А ты хочешь взять взрослого мужчину за двадцать и начать делать из него — что, собственно? Для самой элементарной работы — на конвейере, например — их надо обучать от года до трёх! Я тебе пару позиций обозначу сейчас. Они нигде не работают в нашем понимании этого слова. С сельхозработ они бегут в города, где просто на мусоре можно сделать состояние — в их представлении. Вот этим они и занимаются. Торгуют мусором друг с другом, конфликты между собой решают в соответствии со своими племенными традициями, полиция, суд, государство — это для них враги. Если кто-то из них убил-ограбил — ты концов никогда не найдёшь: круговая порука, племенное братство, никто индивидуально ни за что не отвечает. И это не пятилетние дети, у них собственные дети уже, которые растут, как трава на обочине. Школа — не панацея, должна семья заниматься развитием и образованием. В общем, в наших структурах они просто балласт, — ничему не обученный, абсолютно неграмотный, не приспособленный к методикам обучения, разработанным не для них. Ты, повторяю, информированный парень и не можешь не представлять себе, какой масштаб должна иметь работа по встраиванию этих людей в нашу систему. И поэтому же ты понимаешь, что это просто не будет никогда сделано. Даже если наши элиты что-то захотят — нет ресурсов, прежде всего интеллектуальных, для такой работы. Я тебе прямо говорю: проще — и дешевле — всех их помножить на ноль.
— А разве это ещё не делается?
— Нет, не делается. Пока, во всяком случае. Если бы делалось — я бы знал.
— И мне сказал бы?
— А что ты можешь предпринять, зная правду? Побежишь в Красный Крест рассказывать, как богачи-мальтузианцы задумали извести весь род людской? Правильно улыбаешься. Мне нравятся твои книжки, особенно «Дракон», но это сказка. Ты ничего не решаешь. И я не решаю. Я отошёл в сторону, когда понял, что моё экспертное мнение, да что там — всего экспертного сообщества — ни на что не влияет. Мы все просто плывём в потоке дерьма. И сейчас Израиль, как единственное на Ближнем Востоке государство, имеющую собственную инфраструктуру, оказался на пути этой Волны. Я вот так это называю — Волна. Это даже не война, там не с кем воевать.
— То есть?!
— Ну, это не армия. Это толпа, и практически безоружная. Против военной инфраструктуры она бессильна, только массой задавить может.
— А у Саудовской Аравии нет разве инфраструктуры?
— Она вся построена нами и на нас держится. Как только мы оттуда свалим — она вся сложится. Карточный домик.
— Но ведь мы все в ответе за тех, кого, можно сказать, «приручили». За Африку, например.
— Это коммунистический бред, извини за резкость. Русские двести лет приручали Кавказ — с подачи наших британских коллег, кстати — и что сейчас? Стоило отпустить постромки — они вцепились не только друг другу в глотки, но и в кормящую руку. Русские дали им всё — образование, медицину, возможности карьеры не только для князьков, а для всех — и что получили в ответ? И в Азии то же самое.
— А зачем Америке базы в Средней Азии? Россия воспринимает это крайне болезненно.
— Это их проблемы. Мы с русскими не собираемся воевать. Это и при Советах не имело смысла, и не имеет тем более теперь. Эти базы совсем не против России строятся. Мы просто не можем надеяться на русских как на союзников.
— Союзников против кого?
— Это отдельная тема, я её сейчас не могу поднимать. Не время и не место. Ты потом сам всё додумаешь, там никакой сложности нет. Я хочу сказать — мы не такие дураки, как русские, мы не будем всю эту ораву поднимать на свой уровень. Слишком затратно. Мы просто торгуем, товар — деньги.
— Ну, погоди. Мы опять ушли в сторону. Мы ведь говорили о колониализме.
— На это нет ресурсов, пойми ты. И Россия отступает вглубь, оставляет Азию и Кавказ по той же причине. Азия и Кавказ — это ваша Африка. Африка — то же самое в принципе, только больше на несколько порядков. У них вообще никогда не было ни одного государства без арабов или белых. Они вообще не понимают, что это такое и зачем нужно — ну кроме этой своей дикой коррупции, разумеется. А ещё «колыбель цивилизации!» Там воздух пахнет кровью буквально везде. Они умеют только убивать друг друга — не воевать, а именно убивать. Рота рейнджеров обращает в бегство любую из африканских армий, но это ничего не значит: рейнджеры растворятся в тумане, а местные вояки с голой жопой и «калашниковым» завтра снова выйдут из буша и будут резать иноплеменников. Резать, а не стрелять: патроны дороги.
— Но всё равно мы в этом виноваты.
— Иди к чёрту. Да, виноваты. Тонны лекарств и бесплатная похлёбка — и африканцев стало в тысячу раз больше, чем двести лет назад. Естественные регуляторы популяции выключили. Мы выключили, ты совершенно прав. А включить искусственные регуляторы мы не смогли.
— И дальше что?
— Дальше — то, что Египет, Алжир, Ливия, Марокко, Саудия — наш щит от этой биомассы. С ними надо как-то договариваться. Можно подумать, мы их сильно любим! Но на евреев в этом смысле плохая надежда — их самих всего миллионов пять, их просто снесут в море.
— То есть арабы и африканцы будут убивать друг друга, а мы будем смотреть?
— А что тебе не нравится? Так было тысячу лет. И китайцы будут в этом же ключе работать. А что, ты хочешь поучаствовать? Побегать по нейтральной полосе с красным крестом на белой простыне? Я тебе не советую. И да, я абсолютно спокойно буду наблюдать, как арабы и негры будут убивать друг друга тысячами и миллионами. Мало того, я буду иметь с этого профит. И русские, и китайцы — тоже будут: нам всем нужны нефть, алмазы, вольфрам, тантал, золото, а воюющим сторонам — оружие, много оружия. Всякого оружия, от кораблей и самолётов до патронов к «калашниковым». Сами они ничего делать не умеют — значит, будут покупать его у нас. И убивать друг друга. Всё нормально.
— Это ты и называешь «помножить на ноль»?
— Ну да. Не самим же нам их идти «множить на ноль». Зачем портить карму? Как там у ваших Ильфа и Петрова — «она мне дорога, как память»? Правильно?
— Правильно.

А что ещё мне оставалось ему сказать?

%d такие блоггеры, как: