Browse By

Не читал, но осуждаю?

Вот ругают Латынину, ругают… А ведь она много правильного говорит. Неприятного, злого – и правильного.

Вот гражданка Мейрид Макгуайр, которая сейчас едет на другом судне – «Рэйчел Корри». Католичка, ирландка, Нобелевская премия 1976 года, всю свою жизнь профессионально боролась за мир с тех пор, как в 16 лет была стенографисткой. С 17 лет она уже боролась за мир. Боролась против проклятых английский империалистов, боролась за разоружение. Потом с разоружением в 1991 году напряженка. Теперь она борется за «Хамас», за права «Хамаса». Допустим, завтра она испугается. Она просто поймет, что в следующий раз судно, на котором она поедет, взорвут к чертовой матери и скажут, что это сделали израильтяне. Она просто хотя бы это почувствует. Ответ – а что она может сделать? У нее профессия такая – защищать права человека. Если она приедет в Израиль и скажет: «Ребята, я хочу защищать права бедных израильских детей», ей скажут: «Извините, у нас нет бедных израильских детей, их права защищают их родители». – «Я хочу защищать, я хочу бороться». – «Извините, у нас борется Армия обороны Израиля, она для этого и создана».

Второй гражданин, тоже замечательный, который едет сейчас на последнем судне – Дэнис Холидей, знатный борец против геноцида. Геноцидом г-н Холидей называл экономические санкции против Ирака. Он занимался таким замечательным, совершенно бессеребренным делом, как программа «Нефть в обмен на продовольствие». Когда программу прекратили, он покинул, он снял фильм про голодающих иракских детей, которые, по его словам, мрут со скоростью пять тысяч детей в месяц, если проклятый кровавый Запад не даст деньги ему, Дэнису Холидею, заботиться о несчастных иракских детях.

И Дэнис Холидей во всех своих интервью совершенно замечательно рассказывал, какие хорошие иракские чиновники, как они не воруют ни цента, и как проклятый Запад занимается геноцидом и расизмом. Представьте себе, Дэнис Холидей тоже раскается, прозреет, придет к Израилю и скажет: «Ребята, я хочу возить гуманитарную помощь израильским детям». А ему скажут: «Пошел вон».

Что из всего этого следует? Следует несколько очень важных вещей. Первое – правозащитного движения больше нет. То, что вместо него осталось, это типичный жизненный цикл, который проходит значительная часть движений, которые основаны не для прибыли, а для того, чтобы защищать какие-то бескорыстные идеалы, и которые буквально в следующем поколении вырождаются в бюрократические организации. Пример такого вырождения прекрасно описал психолог Бруно Беттельхайм на примере ордена Франциска Ассизского. Вот здесь Франциск Ассизский проповедует птичкам, а уже через сто лет у францисканцев немереные кучи золота в подвалах.

Есть очень известный пример такого рода эволюции, который называется католическая церковь. Тоже ребята были бессеребренники, но Мартин Лютер, как известно, предъявил этим бывшим бессеребреникам определенную сумму претензий. Т.е. я обращаю ваше внимание, что получилось так, что сейчас правозащитное движение на Западе (еще раз подчеркиваю – на Западе) прошло пассионарный период. В России оно, кстати, еще пассионарный период не прошло, в России еще очень много Францисков Ассизских – от погибшей Натальи Эстемировой до живой, слава богу, Людмилы Алексеевой.

Но на Западе мы видим, как Human Rights Watch, спонсируемый, кстати, Саудовской Аравией, известными защитниками прав человека, из всех стран Ближнего Востока строчит доклад за докладом о нарушениях прав человека в одном Израиле, единственной ближневосточной демократической стране. А «Хамас» Human Rights Watch не трогает. Мы видим, как Amnesty International защищает права Моаззама Бегга, узника, члена «Аль-Каиды». Более того, устраивает ему на собственные деньги турне по Европе. Когда ей это заметили, то женщину, которая на это указала, уволили из Amnesty International. А глава Amnesty International заявил, что джихад разрешен, когда он оборонительный.

Надо сказать, что или это полная безграмотность, или человек не знает, что оборонительный джихад – это центральная концепция для Бен-Ладена и иже с ним (именно в рамках оборонительного джихада были взорваны башни-близнецы), или человек разделяет эту идеологию: вот оборонительный джихад разрешен, подпись – Бен-Ладен и Amnesty International.

Можно сказать, что правозащитное движение типа оседлано террористами, использовано террористами. К сожалению, это не так. Дело в том, что есть коренная проблема правозащитного движения, которую лучше всего мне сформулировал Лев Пономарев. Однажды он мне рассказывал, как он защищает права одного заключенного, который порезал себе вены. Я говорю: «А за что этот парень сидит?» А Пономарев ответил: «А мне не важно». Вот это коренная концепция правозащитного движения – «а нам не важно». Есть права человека. Вот человек сидит, его мучают. Если этот человек Чикатило, нам не важно. Если этот человек террорист, нам не важно. Нам важны права человека. Мы не думаем от ответственности человека. Второе – у правозащитного движения есть принцип: государство всегда виновато. Это тоже страшный принцип. Потому что государство обязано защищать своих граждан. Хорошее государство это делает.

В нынешнем гуманном мире сильные государства оказались в очень невыгодном положении. Вот представьте себе какого-нибудь молодого человека арабского происхождения, американского, который хочет защищать свою родину от террористов. Ему надо променять свою жизнь на собачью жизнь, ему надо поступить в ЦРУ, подвергать свою жизнь опасности. И что бы он ни сделал, во-первых, он всегда будет рисковать своей жизнью, жить как последняя собака. И что бы он ни сделал, ему всегда скажут, что он что-то сделал не так: либо он заодно убил мирных жителей, либо он, наоборот, чего-то не убил…

А представьте себе, если этот же молодой человек станет правозащитником, и будет защищать права заключенных, сидящих в Гуантанамо, и будет он ездить по конференциям, и ни секунды опасности у него в жизни не будет, и почет у него будет. И только одна вещь радует мою душу, что много фильмов сняли про сотрудников ЦРУ – и про то, какие они козлы, и про то, какие они герои, но еще никто не снял ни одного фильма про героического правозащитника, защищающего права террориста в Гуантанамо. Потому что сюжета нет, снимать не о чем.

Это один момент – полная дискредитация правозащитного движения на Западе, чудовищный союз левых, которые не любят государство, с террористами, которые тоже не любят демократические государства. Второе – ООН больше нет, на мой взгляд. Организация объединённых наций перестала быть инструментом решения проблем, причём тоже, естественно, не с флотилией «Свободная Газа». Пан Ги Мун сказал, что просит допустить в Палестину помощь. Простите, но сказать, что Палестина нуждается в дополнительной гуманитарной помощи, может либо идиот, либо коррупционер.

С точки зрения Бен-Ладена, во всем мире идет оборонительный джихад против проклятых США. С точки зрения боевиков, сражающихся на Кавказе, на Кавказе идет оборонительный джихад против кровавой России. Причем не против диктатуры России, а против российской демократии. Другое дело, что у нас демократии нет, но это отдельный вопрос, но у нас демократия есть в Конституции, и эти ребята этим недовольны. Они говорят: «Вот у вас по Конституции написано, что править должен народ. А править должен аллах».

И в таком духе много там всего вкусного.

%d такие блоггеры, как: